Письмо 108 (ML-105)

 

 

Письмо 108 (ML-105)

К.Х. ~ Синнетту

Получено в Аллахабаде в декабре 1882 г.

 

Мой дорогой друг! Прежде чем я дам вам на ваше деловое письмо определённый ответ, я хочу посоветоваться с нашим уважаемым Чоханом. У нас, как вы говорите, 12 месяцев времени.296

В настоящее время у меня маленькое дело, очень важное, а так как оно зависит от целой серии других преднамеренных неправд, которые давно пора разоблачить (доказать истинный характер дела подошёл последний срок). Нас называют в столь многих письмах (точнее, в пяти) «лжецами» и обвиняют в «низкой неблагодарности». Выражения сильны, и, хотя мы и желали бы заимствовать много хороших вещей у англичан, боюсь, что вежливости не могли бы научиться у того класса джентльменов, который представлен м-ром Хьюмом. Само по себе дело, которым я сейчас занят, вам действительно может казаться очень незначительным по сравнению с другими фактами, но если не доказать убедительно, что это, по меньшей мере, искажение фактов, то оно имеет тенденцию превратиться в причину, которая вызовет неприятные следствия и погубит всё строение. Потому я прошу вас: не начинайте обсуждать незначительность пустячного воспоминания, но, доверяя, что мы видим кое-что из скрытого для вас будущего, пожалуйста, ответьте на мой вопрос как друг и брат. После этого вы узнаете, почему это письмо было написано.

Е.П.Б. только что спорила с Джуал Кхулом, который отстаивал, что Дэвисон не внёс неприятный случай в протокол, а она утверждала, что он это сделал. Конечно, он был прав, а она не права. Всё же, если её память в этой детали и изменила ей, что касается самого факта, она хорошо послужила ей. Вы, конечно, помните этот случай. Собрание «эклектиков» в бильярдной комнате. Свидетели — вы сами, пара Хьюмов, чета Гордонов, Дэвисон и Е.П.Б. Тема: С.К. Чаттерджи, его письмо к Хьюму, выражающее презрение к Теософии и подозрение в честности Е.П.Б. Подавая м-ру Хьюму письмо, которое я ей вернул, она сказала, что я через неё дал приказ Главному Совету просить Бабу отказаться от должности. На это м-р Хьюм очень настойчиво заявил: «В таком случае ваш К.Х. не джентльмен. Письмо частное, и при таких обстоятельствах ни один джентльмен даже не подумал бы действовать так, как он это желает». Так вот, письмо не было частным, так как м-р Хьюм распространял его среди членов. В то время я на это насмешливое замечание не обратил никакого внимания. Я о нём узнал не от Е.П.Б., а от Д. Кхула, который сам его слышал и у которого превосходная память.

Сделайте одолжение, напишите пару строчек и расскажите, как вы помните этот инцидент. Относились ли слова «не джентльмен» к вашему скромному слуге или вообще. Прошу вас как джентльмен, не как друг. Это имеет очень важное значение в будущем. После этого я покажу вам, как в последнее время развилось присущее нашему общему другу бесконечное «изобилие изобретательности». Возможно, что при любых других обстоятельствах бахвальство м-ра X. о высоком мнении лорда Рипона относительно Теософии Хьюма и его «хвастовство» о своих литературных, денежных и других услугах, сделанных нам, могли бы пройти незамеченными, потому что мы все знаем его слабости. Но в теперешнем случае с этим надо что-то решать, чтобы не оставить ему ни единой соломинки, за которую он мог бы ухватиться, потому что последнее письмо его ко мне (которое вы увидите) является не только полным противоречием по всем признанным законам хорошей воспитанности, но также и потому, что, если сейчас его ложные заявления не будут доказаны, он будет после хвастаться, что сказал нашему Братству явную ложь, и все члены последнего допустили это. Вы не можете не замечать нелепый контраст между его кажущейся уверенностью в свои удивительные способности и превосходство и тем чувством обиды, которое он проявляет при малейшем замечании, высказанном ему мною. Надо дать ему понять, что если бы он действительно был так велик, как он утверждает, или даже если он сам был бы вполне удовлетворён своим величием и непогрешимой памятью, то, что бы даже Адепты ни думали, он остался бы равнодушным, во всяком случае, так вульгарно не оскорблял бы нас, как сейчас. Его чувствительность сама по себе свидетельствует о сомнениях, таящихся в его уме насчёт законности тех претензий, которые он так хвастливо предъявляет. Отсюда его раздражительность, возбуждаемая всем и чем угодно, что могло бы нарушить его самообман.

Я надеюсь, что вы не откажете в прямом и ясном ответе на мой прямой и ясный вопрос.

Ваш всегда любящий вас К.Х.

* * *

296. Во время поездки Синнетта в Англию в 1881 г. он опубликовал свою первую книгу «Оккультный мир». В ней, знакомой большинству тех, кто изучает Теософию, подробно обсуждаются феномены, произведённые Е.П.Б., и содержится информация о Махатмах, с которыми Синнетт вошёл в переписку через Е.П.Б.

Книга оказала сильное влияние на общественность в то время, но вызвала недовольство Синнеттом со стороны англо-индийского общества и охладила к нему собственников «Пионера», чьим редактором он состоял. С того времени его отношения с ними стали нелёгкими. Потом произошла смена руководства: газету купил англичанин по имени Раттиган. Он ещё меньше сочувствовал Синнетту и, по-видимому, не возражал бы против того, чтобы избавиться от него.

Наконец, в ноябре 1882 г. Синнетт получил уведомление о прекращении своей работы редактором этой газеты, которое должно было вступить в силу лишь через год. Это кажется вполне пристойной мерой, которая давала Синнетту возможность определиться.

Он написал о происшедшем Махатме К.Х. и предложил учредить другую газету в поддержку политической свободы в Индии. Таким образом, перед нами начало так называемого «предприятия Феникс». (вернуться ↑)

  Письмо 108 (ML-105)