Антизавет с Евой

22 июня, 1995

 

 Людмила: В течении пятнадцати лет работы с вами несколько раз происходило одно и то же событие, связанное с жизнью в паре с кем-либо из женщин — членов группы.

Коля: Что за событие?

Людмила: Обычно та или иная женщина из группы, с которой вы входили в парную работу, начинала бороться против меня и группы, стоило вам продлить ваши отноше​ния более двух-трёх месяцев...

Коля: Да, это так... Вы правы... Я и сам много думал на эту тему, и, кажется, уловил общую закономерность.

Людмила: Тогда изложите её. Начните с выезда в Обигарм в 1984 году.

Коля: Зина потребовала там, чтобы я «взбунтовал​ся» против Вас.

Людмила: Она рождена в тридцатые годы? «Тридцатница»?

Коля: Да, она с 35 года... Её буквально взорвало Ваше требование покаяния Евы-женщины перед мужчинами... Мне пришлось выйти с ней на конфликт...

Людмила: Мне тоже. Однако вы остались в группе, а она «прибилась» к Бхакти-йогам, если я не ошибаюсь? Мо​жете ли вы сказать, что материал тридцатых был одухотво​рён, и кольцо Души тридцатых вами и в группе освоено?

Коля: Думаю, да... Дальше — «сороковушница» Света, 1947 год рождения. Через три месяца нашей совместной жизни она (сначала мягко, потом всё возмущённее) спраши​вала, почему я вас «слушаюсь»? Я ей отвечал, что и для неё, и для меня Вы — духовная Мать, и что мы оба — в Вашем организме, но это было бесполезно...

Людмила: И вы с ней расстались... Она была такой хорошей ученицей и близкой всем сестрой, но как толь​ко «получила» вас, так сразу началась борьба. Были ли освоены материал и кольцо Души «сороковых» в связи со Светой?

Коля: Думаю, да... Но вот с «пятидесятницей» Леной-Урой всё было жёстче и страшнее. Я впервые стол​нулся с чёрной магией, и дело закончилось, как Вы помните, язвой желудка... Но материал и кольцо пятидесятых лет... были освоены...

Людмила: Думаю, да, хотя это далось многими жертвами...

Коля: Шестидесятые. Саша-Дева. Вместо астраль​ных я попал в эфирные поля. Явной её борьбы с Вами нет, она просто перестала просить у Вас консультации. Эфир​ная утроба выигрывает без явной борьбы: просто распро​страняется, захватывает, снижает до себя и ты... дуреешь. Их кундалини, их жизненный корень прямо противоположен Вашему и групповому. Пока идут групповые работы, они — с нами (хотя в ожидании), но как только появился «свой» муж​чина, у каждой из них прекращается «единомыслие», «охот​ница» раскрывает свою жизненную цель, противоположную Вашей, и начинает бой.

Людмила: Как бы вы назвали эту их «жизнь»?

Коля: Жизнь материи... Вернее, власть «материи».

Людмила: Рассмотрим последнюю историю... Ею я обеспокоена более всех остальных... В данном случае мы имеем самый плотный и неразвитый поколенческий ма​териал, а попытка окольцевать его и достроить групповую Душу шестидесятых лет может окончиться для вас и для многих из нас полным фиаско...

Коля: Неужели всё так трагично? Хорошо, у меня нет кольца Души шестидесятых лет... Но элементы этого кольца есть?

Людмила: Ну, поистине «кот учёный»! Разве бывает «элемент» нимба над головой святого? Когда нимб разо​рван на элементы (например, на два элемента) — это не святой перед нами, а рогатый бес. Коля, какова была на​чальная цель вашей пары в этот раз?

Коля: Изучить материал шестидесятых лет, осво​ить медитацию с родившимися в эти годы, выстроить (точнее, достроить) тело Души этих лет, в которые все мы, если не рождались физически, то рождались в Манасе. Словом, установить в групповом организме кольцо Души шестидесятых лет...

Людмила: Но вы потеряли и свой материал, и своё кольцо Души пятидесятых лет, опустились в плотный ма​териал, и он поглотил вас, уничтожая физически и психи​чески. Саша же оказалась в перенасыщенном виде в ниж​ней зоне, а обретение ею некоторых элементов культуры вашего поколения скорее помогает ей совершенствовать способы захвата... Хотя ощущение такое, что вам нравится небытие. Впрочем, вы (я вижу) меня не слышите... Вы вер​нулись в свой изначальный уровень ментала кундалини (или ментала физического плана), где пребывает медицин​ская наука и практика, лишившись, правда, вдохновенных юношеских спонтанных моментов, какие были в прошлом... Конечно, вы остались оккультно «грамотным» (иначе как бы вы «воспитывали» Сашу?). Но знания, оставшиеся на этом уровне ментала кундалини, напоминают формальные ментальные скорлупы, оставшиеся после ухода Души на свой план. Конечно, вам нравится «воспитывать» молодую женщину. Вы чувствуете себя её спасителем, перволучевой волей, внедряющейся в плотное?! Не так ли, Коля?

Я заметила, что вы идёте по системе прокрутов. «Кот учёный»! Ходит кругами, да ещё цепью прикован к стволу дуба, то есть к корню. Тут же у него и русалка под боком. На ветке сидит. А леший, как Страж Порога, пока в сто​роне бродит. До времени. Это когда так называемая духов​ная «учёность» ограничена цепью систем самооправдания, необходимости быть прикованным к корню жизни в трёх мирах. И это хождение «по цепи кругом» приобрело харак​тер хронический... Это похоже на старческий маразм, когда звенья этой цепи полностью поглотили инстинкт духовно​го выживания. И в критической ситуации для Души авто​матически включается накатанный процесс «формального следования по логической цепи», прикованной к корневому выживанию в форме. Такое зацикливание делает Стража Порога практически неуязвимым. А сама эта «цепь» состоит из нескольких утепляющих звеньев. И связаны они между собой непреложным переживанием собственной правды.

Социальное звено — это оценка всего происходяще​го с позиции профессионально-врачебного ментала-кундалини. Любому явлению вы покровительствуете как врач. Любой человек для вас — пациент, которому вы ставите диагноз. Дальше идёт следующее звено основополагающе​го знания мужчины о том, что формальные сюжеты и ин​стинкт генного продления — это сила, с которой он как самость должен работать и победить её. Эту самость он (как правило) называет Душой. Есть ещё ряд звеньев, со​храняющих формальную индивидуальность человека, но непосредственно к самому корню формального выжива​ния примыкает звено в виде мыслеформы уверенности мужчины, что он ни от какой формы или сюжета не зави​сит и в любой момент (как говорят «настоящие мужчины») может «соскочить». (Мужчина очень уважает себя за это.) Он перескакивает из ситуации в ситуацию, и его уверен​ность в себе возрастает. Эта уверенность возрастает даже больше, если он долго находится только в одной ситуации формы. (Отсюда призывы демократов к некоторой свободе, а в результате — полное закабаление человека низменны​ми инстинктами и потеря связи с Душой).

Такая иллюзия у мужчины — это фактически ан​титезис монахам, которые говорили: «Все спасутся, один я не спасусь». А мужчина считает, что никто не может так погрузиться и так гарантированно вырваться из лю​бой глубины, как он. Таким образом создаётся иллюзия, что Душа — в безопасности. Каждый считает, что хотя и ударится «об пол», но взлетит соколом. Вот сейчас вы стоите перед выбором между зоной, поощряющей вашу самость, и между групповым телом Души и пережива​нием этого как целого организма, где нет чьей-то особой индивидуальности...

В данном случае эта, казалось бы, очень свободная ситуация с Сашей-Девой кажется безопасной. Вы уверены, что можете с ней в любой момент расстаться, что вы с ней ничем не связаны... Однако даже при коротком вза​имодействии с женщиной, ориентированной (как Саша) на господство физического плана, происходит отмира​ние каналов живой связи с Душой, Учителем, Иерархией. Это происходит почти сразу и незаметно. И чем дальше этот контакт продлевается, чем насыщеннее и стабильнее мужчина в нём чувствует себя, тем сильнее крепнет его уверенность в его якобы независимости в этом контакте. «Она — сама по себе, я — сам по себе!» — говорит он. Но на самом деле он с каждым днём становится зависи​мым — «наркоманом», а значит, заложником такого не​навязчивого, но предельно сильного и естественного (для его Стража Порога) комфорта, который обеспечивает ему женщина. У мужчины наступает чувство всеподавляющего приятного спокойствия. самое дорогое, что у него есть — это его «чувство собственного достоинства», и оно полно​стью удовлетворено. Так постепенно исчезают все кризисы и боли, связанные с борьбой Души со Стражем Порога, и мужчина рождается у той, которую он так беспечно при​шёл исследовать. Но при этом, как бы оправдываясь перед всё более угасающими импульсами кричащей от гибель​ной боли Души, ещё долго может утешать себя мыслью, как любой наркоман, что «завязать» ему проще простого и времени впереди у него предостаточно. Эта иллюзия доми​нирует! Она является анестезией, чтобы отмирание Жизни произошло незаметно.

Он считает, что может или изменить ситуацию, или изменить к лучшему женщину. Он — воздействующий на изменение к лучшему, тешит себя мыслью, что она изме​нится и всё делает для того, чтобы спастись, а он делает всё, чтобы она спаслась, и он — её спаситель.

А что мы конкретно видим с Сашей-Девой, как ты считаешь? Может ли это существо измениться?

Коля: Судя по всему, у неё нет такой задачи.

Людмила: Какая же у неё задача?

Коля: Мне кажется, что через Сашу-Деву к группе подошла сущность, которой нужен уже не социальный объём, а более интенсивная энергия Духовной наработки. Ей ну​жен мужчина, обладающий объёмом связи с Иерархическим Каналом, который бы обеспечил ей продление в форме и в нижнем астрале...

Людмила: Не продление, а её прорывание в штольню вниз... Прежде всего, у тебя произошло массированное от​мирание Манасического и Буддхиального тел. В контакте с нами ты даёшь такое поощряющее средне-паханическое начало. Уровень? Ментал кундалини, врачебный аналитичный ментал. Но самое удивительное: им ты пом​нишь всё об Антахкаране, но именно помнишь, не имея энергетически-реальных ощущений каждого подплана Лестницы. Знаешь, как в музее всё знают о птицах... по чучелам. Препарировали их и таблички с надписями по​весили. Исчез восходящий канал. Лестница-антахкарана опрокинулась вниз в ментальную зону кундалини. Эгоического тела нет абсолютно. О Буддхи и говорить не при​ходится. Ты устойчиво оказался в состоянии более низком, чем до встречи с нами. Но зато появилась врачебная бар​хатная ровность и покой.

Коля: Я рассчитываю на спонтанность, когда подой​дёт какая-то служивая или подвижническая ситуация.

Людмила: Эволютивный ток вверх бывает редко, в жертвенных социальных случаях, спонтанно, но сейчас он даже лепестки знания у тебя не затрагивет...                                                     

Вчера я пыталась с вами войти в медитацию («сило​вую», как я называю, то есть когда я усилием воли вывожу человека на восходящие уровни). Но даже это усилие ока​залось напрасным. Вы забыли о Лестнице «Ангелов» (на​ходящейся между ментальной единицей и Манасическим постоянным атомом), хотя в первое время её строительство шло непрерывно: из года — в год. Как же вы коснётесь Буддхи (человеческой Души), тем более — Атмы (собственно Души)? При этом вы, Коля, не просто забыли об Антахкаране. Построенная, она не может исчезнуть, и если ею пренебрегают, то она падает вниз, образуя симметричную штольню в плотные миры форм. И что удивительно: вос​питывая кого-то и «сливая» ему вниз, человек постепенно перестаёт отличать: бытие сияющего Буддхи — от «реаль​ного» отношения в астрале; бытие светоносной Атмы — от устойчиво-звонкого колышка своеволия... И чем ниже — тем легче, комфортнее, «безопаснее», и вот уже «реальная», «настоящая» жизнь квартирно-генных отношений, нижняя натуральность («в натуре», как сейчас любят говорить) бо​лезней, смертей и физического комфорта захлёстывает тебя с головой. Опрокинув лестницу, человек добивает до якобы более «натуральных» слоёв. Вот здесь находятся: твоё паханское отношение к товарищам, твоя врачебная «ласко​вость» и густота печных наслаждений налаженного быта.

Так что же, Коля? Ты со своей Лестницей поднима​ешься на гору или опускаешься в штольню?

Жители «Горнего мира» говорят нижним: «Здесь — Жизнь, а вы — мертвы», а жители «дольнего мира» говорят «Горним»: «Не-е, здесь — натура, а вы — иллюзия...» А те, кто «ниспали» с Неба, «жертвуя» себя своим воспитанни​кам, забывают горнее и, пробив штольню глубоко в ма​терию (набрав скорость при полёте вниз), обнаруживают себя в абсолютном блаженстве неподвижности: не надо до​стигать и напрягаться, как при постройке Лестницы. Вы оказались в абсолютной естественности рождающей вас матки шестидесятницы. Впрочем, все женщины земли «по​бедили» в этом корневом месте реально-натуральной зна​чительности и заняты только тем, кого допускать, а кого не допускать сюда. Особенное предпочтение — тем, кто носит корм сверху. И обратите внимание, чем глубже нахо​дится кундалини следующего поколения, тем раньше жен​щины этого поколения становятся царицами бытия, и тем выше зоны, с которых им носят... Их материал — прими​тивнее, и им легче подойти к натурально-«изначальному». Их корень — в основании зоны форм (хотя истинно изна​чален — Бог, потом — Монада, Духовная Триада и только затем — три «непринципиальных» инстанции). Мужчина, построивший Лестницу, обретает натуральность и отдаёт её или женщине форм «для натуры временной жизни», или Женщине Духа, которая вводит его в натуральность Духа. Женщина же форм «даёт» себя воспитывать, повышать... Даёт вам перспективу своего будущего прогресса... И это продолжается всё время.

Коля: Да, как-то я сказал ей, что надо бы поговорить с Олей и послать её к Саше, её мужу, с которым она в ссо​ре. На что она ответила мне: «Никогда не надо советовать жене, что делать с мужем... Она всё знает о нём всегда...»

Людмила: При этом она даёт тебе право быть её вос​питателем и водителем?

Коля: Видимо так... Но зачем?

Людмила: Удерживая тебя в этой роли, она тщеславит тебя: ты — «спаситель» её, ты — творец, защитник, рождающий! На самом деле всегда зная, «что жена должна делать с мужем». Экий выверт!

Потом: Коля, к какой победе ты её ведёшь, если она уже победившая? Родившись девочкой, она победила сра​зу, загодя. Она получила право на полную власть над му​жем. Непререкаемо! Она уже имеет завет с глубоко-генной природой. А потом ей нужен «спаситель», несущий ей пищу сверху, чтобы внутри этого нижнего завета прохо​дить зоны. Чтобы в конце предоставить «спасителю» воз​можность тепло умереть в ней.

Как посвящённый есть посвящённый до того, как посвящён, так и она антипосвящена... И она знает это... Нет, не «знает». Это он знает, любит — и энергии того и другого (ума и любви) приносит ей. Она же бытийствует. При этом она — оценщик его усилий «её улучшить». Она — его судья, она — точка приложения его сил. При этом и он, и она уверены, что это она бытийно предощу​щает, что делать с мужем... Все это «знают», но об этом не принято говорить. Так положено... В могилу спуститься... Такое удивительное, имеющее на перспективу дело — «спу​скаться в могилу»...

  Антизавет с Евой