"Кот ученный все ходит по цепи кругом..."

10 мая, 1987

 

 Коля: Опять приехала моя мать. Вначале всё хорошо ... ну, так час-два... Потом вижу: следит за мной. Знаете, так по-уральски конечно выверяет, служу ли я её богу?

Людмила: Женщина (как загодя победившая на пла​не материи) всегда выверяет с этого уровня, иначе ей при​дётся подчиниться уму или Душе.

Коля: Она знает, что всегда права: она родила и она знает, кем я был физически вначале и чем я кончу в конце — смертью...

Людмила: Она не знает об этом, она бытийствует  этим. Она — это! И представляя собой (по кундалини) физический и астральный планы, она следит за их вы​живанием и борется с тем, кто не выполняет эти законы выживания, как бы враждебны они ни были законам вы​живания ментального, Манасического или Буддхиального планов. Она умрёт, защищая вас от физического уничто​жения кем-то, но она может пойти на самоубийство, если вы не подчинитесь её конечному закону (власти материи), чтобы выиграть. Вы знаете, как матери или жёны «сходят с ума» или «накладывают на себя руки», если их власть (власть корня!) нарушается в семье. Они всеми силами вы​бивают в нас сострадание к физическому (как господству​ющему), чтобы властвовать самой окончательно.

Коля: Стоит ей только появиться, как я в корне ме​няюсь: с ориентации на Душу — на ориентацию на физи​ческое. Я становлюсь виновен перед ней и миром форм, я должен каяться, служить им, насыщать их — и умирать в них. Она клиширует мне «утекание» в неё, в бывшую жену, детей — полностью.

Людмила: Это закон развития первой Солнечной Системы, когда целью было развитие форм. Женщины сейчас, как правило, живут под этим же законом, хотя дав​но существует вторая Солнечная система, цель которой — Буддхи. Поэтому, если в первой Солнечной системе они со​ответствовали Закону развития Жизни, то сейчас борются с Ним в его следующем варианте, тем самым представляя ведьмовский элемент. Может, это звучит грубо, но на са​мом деле это так. Тот, кто «вчера» честно выполнял закон выживания и служит ему и «сегодня» (то есть на новом плане, имеющем другой закон выживания), тот энергии более высокой природы сливает на низкие природы, осу​ществляя инволюцию и продлеваясь из жизни в жизнь как «собирающий на себя», то есть как ведьмак. Он (или она) не соответствует жизни Космоса. Не закланывает старое (рождаясь новым), а собирает энергии нового — на нере​альное, на старое, что грозит ему невыживанием, то есть выходом из эволюции из-за непригодности...

Если вы любите свою физическую мать, не дай​те властвовать её невежеству, не загоните её вглубь её ошибки (из-за ложного вашего «сострадания»), а упорно напоминайте ей обо всех часах жизни Души в этом её воплощении и о том, кто выживет в ней при её уходе с физического плана. Конечно, она будет бороться с вами: демонстрировать болезни, требовать излишнего внимания к её быту, телу, грозить разрывом, «материнским проклятием», а вы стойте на одном: на величие и пер​спективности её  Души. Конечно, всё, что необходимо для её физического здоровья, вы должны предоставить, но без акцента на этом.

Коля: Я напишу ей об этом...

Людмила: Правильно, напишите... Вспомните её юность на Урале, фронт, где она дралась с фашизмом, юри​дический институт, её практику следователя — словом, её истинную биографию. Это была наработка лепестков жертвы Эго, связанная с самой Атмой. От вас многое сей​час зависит: поднимется ли её Душа до касания с Атмой или погибнет. Понесёт ли она как вор энергии Атмы в ведьмовски-выживаемую природу нижнего астрала, про​бивая штольню к своей конечной гибели, или нет.

Коля: Хорошо, я напишу ей.

Людмила: Вы говорите, что стоит ей только поя​виться, вы «меняетесь». Стало быть, она волей-неволей де​монстрирует вам «прорехи в вашей броне», причём в самой основополагающей области.

Коля: Если я опираюсь на Вас (как на Мать Духа), бывает легче.

Людмила: Что же вам мешает заменять «корень»? Ведь обе Матери вам представлены физически!

Коля: У меня самого (может, как у врача) срабаты​вает непреложность царствования физического, хотя на уме и в зоне душевного устремления я держу правильную ориентацию... Однако...

Людмила: ... Натура побеждает?

Коля: Видимо, так...

Людмила: Тогда вернитесь в Минск, к матери, и по​живите с ней год-два, чтобы ещё раз (в итоге нового из​живания) вырваться в Москву уже не для творческих пси​хиатрических работ, а для Духовного делания.

Коля: Это нереально. Я загнусь там.

Людмила: Тогда как же вы живёте? Ведь следующий этап нельзя начать, если предварительный не закончен! Закрепления на новом тогда не будет!

Коля: Есть закрепление, но на предварительной зоне.

Людмила: Предварительной? Опять «предвари​тельной»? Ведь закрепление — это Завет первого с по​следним, а потом вы идёте внутри этого кольца. Не бывает на кундалини никакой предварительности! Кундалини — это Завет. Даже какой-нибудь маленький эпи​зод — и тот должен быть закончен, закреплён оконча​тельно. Иначе, оставаясь посередине, вы выходите из реальности. Жизнь состоит из сюжетов и каждый — с первым и седьмым этапом окончательной магии! Ина​че — гибель! И Советское гибнет оттого, что оно не при​знало реальностью свою же цель — духовность человека. Капитализм в таком случае кундалиннее. Он признаёт Бога на небе, а мамону (как Бога) на Земле. В деньгах кундалинно исполняет закон конкуренции и власти де​нег, а в Боге — половинчато верует... Верует и ворует. Ворует у Бога — а несёт деньгам, мамоне. Половинчатое всегда слабее окончательного.

Вера не только прикрывает грязный закон наживы («бизнеса»), но и ворует энергии от Бога — к мамоне. Иде​альная схема! Пахан-террорист, прикрывшийся «ребёнком»: религией, демократией... Советское ударило по деньгам, но не признало реальности Духа, а буржуи признают поло​винчатого Бога, закрепив деньги как Бога окончательного. Удар по власти денег предполагал, что цель, к которой дви​жешься, то есть Бог (Душа, Дух) реален как факт космиче​ской природы. Всё было сделано Учителями: и опыт пере​живания вдохновения массами, и выбор лучших из них, и работа с ними велась, и теория Универсального учения дана, и группы подготовлены. Вот мы победили, прини​майте от нас новое Учение о человеке. Нет, не приняли и выбрали материально-буржуазный корень. Поэтому сейчас коммунисты смущены в основании. Как бы они плотно ни стояли на программе справедливости, они смущены. Они половинчаты, как ты! Ты — их! Психея, Душа... Ты — их психиатр. Ты — их начало. Ты — посвящённый их систе​мы... И ты — всегда половинчатый... А потом и они... Вслед за тобой ... половинчаты. Очень горько смотреть на это! Как предрекал Пушкин: «И днём, и ночью кот учёный всё ходит по цепи кругом...» Подле дуба. А на дубе — русалка, а рядом — «леший бродит». Ты по году кто? Кот?

Коля: 1951 год — Кот!

Людмила: Моя мама — тоже уралка, абсолютно конкретно поступила перед уходом. Она приехала ко мне в Москву и спросила, верю ли я в НЛО? Ну, а как ей ещё было спрашивать о Боге? Это был 1973 год. Я, как мог​ла просто, рассказала ей о моих духовных поисках. И она уехала. Раньше она боролась со мной не на жизнь, а на смерть, чтобы я стала «женщиной». Ведь я — единственная дочь, и ей надо было утвердить линию власти материи над всем более высоким, что, по её мнению, только для того и существовало, чтобы кормить сверху эту материю. Я же рвалась в «творчество», не как в профессию, а как в Жизнь. Так вот, в последней открытке, где она поздравляла меня с 7​ Ноября, было написано: «Желаю быть сначала Творцом, а потом женщиной!» И всё это было потому, что я твёр​до стояла на своём. Нет, не на «своём», а на нашем с ней «духовном». Теперь, когда прошло много лет, она — член нашего группового организма. И хотя находится в развоплощённом состоянии, бывает более сознательна в Духе и более активна во взаимопомощи, чем кто-либо из вас. В этом мы все убедились, так?

Коля (воодушевлённо): Безусловно!

Людмила: Смотри, как ты воодушевился насчёт моей мамы?! А твоя? Разве она не стоит твоего воодушевления?

Коля: Да я всё испробовал! Стоит мне заговорить об «уходе» и о том, что надо «крылья нарабатывать», чтобы взлететь, как она кричит, что я — недобрый, злой, что я её «похоронить хочу».

Людмила: Давай посмотрим на эту ситуацию... Включись в маму.

(идёт процесс смотрения)

Людмила: Понятно. Во-первых, она слышит, что ты сам сомневаешься, что ты — половинчат, что ты — от ума, а не от натуры говоришь, что нет в тебе самом такого, что бы её спасло... Иначе бы слова твои были весомы, и она услышала бы спасающий её Звук! Во-вторых, она слышит, что ты служишь Учителю, а не живёшь Им... И что служе​ние твоё — для самоутверждения, для удовлетворения зуда «спасающего и лечащего других»...

Коля: Это не так...

Людмила: Программа внутреннего состояния мате​ри выглядит так. К тому же, если бы это было не так, ты бы изменил её без слов, «стоило бы тебе только появиться»... А если бы и слова говорил, то точные, когда имя и именуе​мый — одно... Ты же уязвлён её протестом и её «властью», как борющийся с ней, а не за неё. Разве нет в тебе этого «до конца знающего», особенно когда ты «спасаешь», вос​питываешь или лечишь? Разве твой Дух не испытывает противодействие упругой, конечной, тотальной правоты царствующего в эфирной материи? Но главное, она слы​шит твою половинчатость, твои «прокруты».

  "Кот ученный все ходит по цепи кругом..."