Механизм уязвлённого

12 сентября, 1995

 

 Людмила: Чем вы расстроены, Дина?

Дина: Я рассказала Саше своё ночное свидетельство, а он не реагирует.

Людмила: Наверное, он занят чем-то внутри себя...

Дина: Не-ет... Не дали ему «выступить»! Не дали ода​рить! А кто дар? Господь — дар для нас, или мы — дар для Него? Слушает — собой, говорит — от себя. Если было от​кровение от Иерархии, он носит его как корону на голове! Прямо сплошное уязвление ходячее, законченное, как могила на кладбище.

Людмила: Успокойтесь, Дина!       

Дина: Не могу! Он — нечто вчерашнее, которое должно представительствовать себя, и только себя. Не​что, что слышит только то, что уже знает. Новое уязвит его, так как в нём, как в протухшей библиотеке, нет этой новой книги. Ну абсолютно неживое существо с утра! Никакого протока!

Людмила: Ночью работал канал Учителя, сменилось стояние планет. Космос — совершенно новый!

Дина: А он ничему не обрадовался, ни во что не вклю​чился. Всем своим видом показывает, что он всё знает... Вместо благодарности за мой рассказ — глухая дебелость. Ну что тебе, Саша, так состариться хочется? Хоть бы один мужчина из нашего поколения пятидесятых родился! Вы так хотите быть «нечто», что вас уже нет! Вы, которые всё время себя сохраняете как личность, так легко исчезаете как Душа. И вы считаете, что это равный обмен, бессмерт​ное — на смертное? Ты стареешь только для того, чтобы немножечко погордиться? Ты готов всем пожертвовать? Отчего бабы глупые, ты думаешь? Оттого, что они горды своей маткой! Они не просто так глупые, они загодя побе​дили любой ум. Ты же загодя победил упором Кощея. У тебя вся сила идёт на то, чтобы выстоять, удержать образ себя, в старом клише воспринять, ничего нового не впустить. Высказываешь ему новое, а вместо внимания — самолюбие. Просто удивительно! Сидит человек, которого знаешь уже десять лет, и он — более тусклый, более шкуристый, чем любой случайный человек! Потому что кроме самолюбия его ничего, оказывается, не вело. Конечно, ты можешь собрать​ся, можешь включиться, но только тогда, когда подогрели твоё самолюбие. У живых Душ источник силы — Бог. У уяз​влённых скорлуп источник силы — самолюбие. Оттого ты и становился рабом каждой, которая тебя поощрит.

Людмила: Всякий может стать на время плотным и глухим...

Дина: Но если он привык ходить под Святыней, лю​бое повышение сделает его живым, так как он отдачлив. Он же привык обогащать свою личность, брать на себя Высо​кое. Поэтому и слушает старым знанием, то есть просто вбирает энергетику новой информации. Такой никогда не услышит новое. Новое его убивает. А свежим он так и не родился. На самом деле новая информация нас всегда убивает вчерашних или вчерашнюю нашу информацию, Вы сами это говорите. А так как уничтожить уже сложившееся клише в себе — это уничтожить себя вчерашнего, то он никак не может себе это позволить. Действительно, как покуситься на благостное ощущение себя, знающего! У тебя, Саша, отдачливости нет вообще. Ты в любом камне застынешь, лишь бы камень был — ты.

Саша-Вулкан: Это проблема вообще-то... знака Тельца.

Дина: Меня не интересуют проблемы Тельца! Ты из гроба будешь объяснять, почему ты там костьми гремишь? Это проблема формы, смертности, самолюбия, самоубий​ственного для тебя. Что ты из себя делаешь? Удивитель​но, но тот, кто самосохраняется — умирает! Это просто удивительно: тот, кто не сохраняется — всё время жив! Такой простой закон! Самосохранение Духа — это постоян​ная отдачливая свежесть!

Саша-Вулкан: Может, это усталость?

Людмила: Очень печально всё это... К тому же чаще всего вы действительно становитесь свежим и сильным, когда берёте энергии из враждебных для нас источников.

Дина: Ему главное — самому решить! Преступает — и сам решает! Как это греет его! Да ты кем угодно ста​нешь, хоть преступником, лишь бы режиссировать события самому! Пока Людмила насыщает — ты терпишь. У тебя на кундалини — мощный склад энергии за счёт преступления закона, знанием которого тебя насыщали. И таких, как ты, любят нижние женщины! Они из тебя вышибают эту энер​гию на себя, выдоят и идут к следующему. А ты пухнешь как набитый дровами дряхлый сарай.

Людмила: Да, многие берут энергию из бунта про​тив закона. Или из обиды на мир. Обидятся на мир — уже «сила». Отчаются — опять «сила»! Поговорят с Богом в форме диалога-спора — какая «сила»!

Саша-Вулкан: Это выброс силы, а не получение её.

Людмила: Прежде, чем выбросить, получить надо. Поэтому уязвлённый ищет «урвать своего» (хотя бы за счёт обиды). Гордые — они самые уязвимые, а смиренные с ли​цом вверх к Учителю — самые неуязвимые. Недаром на Страшном Суде по левую руку от Христа стоят спорящие с Ним. Есть Нирвана, а есть антинирвана. Даже Учитель Кут Хуми в письмах Синнетту не может написать слово, обозначающее антинирвану, — настолько она страшна. На​бирать силу, противодействуя Закону — не дай Бог!

Дина: Вот Саше сейчас уже не нужны женщины. По​чему? Потому что уже давно нет нашей пары, и уже нечего преступать. А когда была пара, он мог получить, престу​пая... Было высокое знамя, оно давало энергию на Любовь, но для него проще взять её из преступления Пары.

Людмила: Если брать энергию из Любви — бу​дешь Сыном Бога... Если за счёт преступления Любви — будешь аккумулятором энергий, пищей для будущих малолетних рас...

Дина: Поэтому, наверное, я под утро в свидетельстве видела эту болонку чёрную. Она тут же в тебя вошла, Саша.

Саша: В меня? А можно подробнее?

Дина: А что ты хочешь узнать? Ты не знаешь, что это дьявол?

Саша: Я знаю, что он в чёрного пуделя превращается, а не в болонку...

Дина: Какие тонкости! Я думаю, что чёрный пудель и есть этот самостный сгусток, где аккумулируется энер​гия преступности. Дело не в том, что ты с кем-то порвёшь (я не сомневаюсь, что когда энергия преступления сольёт​ся в «пуделя», ты порвёшь, конечно). Но ты духовно не ужас​нёшься... А как внедрить ужас? Как можно внедрить ужас тому, кто тайно опёрт о «пуделя», о свою «само-силу», и насыщает этого «пуделя» иерархической пищей, оттого и не уходит от нас. Так что, как тебе испугаться? Тебе легче умереть, чем испугаться.

Людмила: Десять лет назад я встретила полуболь​ного художника... Сейчас вы — спокойный и гладкий... Судя по всему, вам трудно понять, что есть только два варианта итога жизни: спасение или гибель. Но гибель бывает сладкая. Она и нагнетается переживанием само​силы. А спасение кажется странным, его «пилюли» порой для личности — горьки.

Дина: Он упорно сидит на этом самостном колу.

Людмила: Но представьте себе, Саша! От Учителя пришла санкция сделать то-то и то-то. Вы знаете, что это не просто трудно, но можно заболеть, умереть... И всё же вы идёте на это, и более того — вас охватывает воо-душевление (то есть приобщение к Душе). Возникает ощуще​ние битвы за Родину, крылатость. А вот второй вариант. Оттщеславив, вас посылают на трудность под знаменем: «Ты — великий, и никто, кроме тебя, это не сделает». В первом и во втором случаях — опасность, риск. И там, и там — подъём сил! Что вы выберете? Какую силу?

Саша-Вулкан: Выбор — выбором, а бывает, срываешься.

Дина: А Саша периодически умещается в формули​ровку: «Хоть немножко поживу жарко, а потом, конечно, есть смысл умирать».

Саша-Вулкан: Как у Иова: «Похули Бога и умри».

Людмила: «Похули Бога и умри»! Да, так жена со​ветовала Иову. Преступление Божьего закона возникает не только для захвата энергетического питания. После того, как уязвлён «главный режиссёр», ваш Страж Порога, он должен найти ситуацию преступления, чтобы восстано​виться через магию. Тогда возникает поиск ситуации, где можно самоутвердиться за счёт чего угодно: похотствования, каприза, стремления сделать зависимыми от себя кого-либо (знаете, как жёны тянут с ужином, укрепляя в голодном муже сознание значительности её «особых» бы​товых усилий). У вас, Саша, например, наступает истери​ка делания: куда-то идти, писать картины, не пропустить клиента. Это первый признак того, что вы ищете сюжет насыщения «режиссёра»...

Дина: Саша, ну что же это за радость — вечно искать корм для «уязвлённого», искать сюжеты, зависеть от зри​телей, почитателей, женщин и т.д. А в итоге — усталое тамасическое поле... Оплывать, таять, как свеча — и застыть в смерти? Знаете, когда мальчики в состоянии личности, нельзя находиться рядом с ними. Я начинаю страдать! Они уничтожают тонкие тела. И так вокруг — «мерзость совлечения». Везде — тоска и мука. Мамона, как принцип материа​лизма, вымучил людей...

Людмила: Грустно! Вы заметили: иногда мы стано​вимся терпимыми, мягкими к личностным проявлениям. Так друг к другу относятся обречённые больные из одной палаты... Почему я так берегу высокое впечатление обо мне моего сына, и моё — о нём? Между нами остаётся толь​ко это! Почему все эти годы я требовала, чтобы наши с вами отношения, Саша, развивались в границах духовного общения? И что же? Разве ваша личность, ум, Манас при​вык отдаваться вашей человеческой Душе — Буддхи и соб​ственно Душе — Атме? Разве окрепло в вас ваше тожде​ство с Атма-Буддхи? Если что и появляется, то вы только запоминаете это и насыщаете память и образ себя как де​лателя. Здесь вместо памяти должна быть познавательная способность, визуализация, чувствообраз Жизни Буддхи и открытость, призыв к этой Жизни.

Даже если вы скажете: «Я — Буддхи (человеческая Душа)», я не найду чувствообраза вас как Буддхи. Он мель​кает, конечно, но он — не основополагающ. Самое силь​ное в вас — это саморелигия функционального служивого. И чем активнее канал Учителя пытается разбудить орга​низм вашей общности с Собой, тем больше энергии пере​правляется в личность. Ваша жизнь — в личности, а ваш идеал — в Манасе. В лучшем случае вы (как Манас — или животная Душа) позволите себе изобразить умиление пред Душой человеческой (Буддхи), тем самым (задолго или нет до выхода из воплощения) попадая в призрачность. Пото​му что Манас, не отдающийся Буддхи — это призрак. Вы доказываете, что ваша жизнь — Жизнь Буддхи, и если я не вижу этого энергетически, вы обижаетесь. Но Буддхи никогда не обижается, Оно неуязвимо.

Однако, если бы у вас совсем не было Буддхиальных проявлений, вы были бы без греха. Они у вас есть, только вы не даёте Им статуса Реальности. Они для вас — источ​ник энергии, но не приоритетная Жизнь. Имея и Манас, и Буддхи, вы жизнью выбираете Манас, и не отдаваясь Буддхи, превращаетесь в космический «отброс». Простите это грубое слово, но это выражение Учителя Кут Хуми.

Этим словом в письме Синнетту Он называет не только физический, астральный и ментальный планы, но и Манас, не отдавшийся в Буддхи. Он пишет, что в Дэва-чан проходит только То, что отождествлено с образом божественно-духовного «Я». Обратите внимание, не верой достигается результат, не памятью об этом, а отождествле​нием, вживанием. Поэтому как вы можете только веровать? Как вы можете предполагать, что Вечное когда-нибудь подсуетится и помилует вас, когда в вашем сознании, а потом в жизненности не оказалось этой Реальности? Кто вас помилует? Как вас «помилует» Буддхи — Христос, если телу Буддхи в себе вы не давали конечного приоритета че​рез отождествление? А все окружающие вас (в социуме) люди удерживают личностный образ вас. Потому что если бы они удерживали духовно-божественный образ вас, мы бы все это услышали. Ангелы удерживают наш образ в той процентовке общности, которая есть у нас с Ангелом. Учителя удерживают образ нас ровно настолько, насколько мы имем Их природу Буддхи-Атма. Но у вас этого нет...

Все эти годы я инициировала в вас Буддхи, всячески насыщая Его через Антахкарану. И часто вы, попадая при медитации в это состояние, гордились своей личностью,вместо того, чтобы отождествиться с состоянием Буддхи. А теперь я напугана! Ваши реакции на деньги, ваши нижние сакральные реакции, ваши конечные приоритеты, состоя​ние вибрационного поля вокруг вас, тип Иерархического контакта — всё показывает, что вы ограничены личностью. Буддхиальные состояния вы сводите до понимания, но не пытаетесь утвердить их как ваше состояние. Вы — вне тож​дества с Вечным. Оно для вас — банк энергий. И только! А форма-личность — реальность для вас. Хотя вне Буддхи она — отброс! Я не войду в отношения с таким окружени​ем, с такими людьми. Да, может быть, мой чувствообраз себя как Буддхи недостаточен. Но это приобщение к Жиз​ни! А вы себе Жизнь на будущее оставили. И групповой организм вы видите не как Буддхиальную семью, где вы выживаете, а как необычный институт, где оккультное зна​ние делает вас более яркой и оснащённой личностью.

Но опасайтесь! Я для вас — лакмусовая бумажка... Я — доктор, определяющий, живы вы или нет, как Буддхи. Я — привратник, пропускающий или нет в Жизнь. А вы кого видите во мне? Редкую женщину-оккультистку, ко​торую вы как мужчина должны опекать, терпя её видо​вые «капризы»? Вы и на мне норовите утвердиться, а не родиться у меня, как у Видовой Матери. Если я позволяю вам посострадать мне в быту или в социуме, вы вдохновля​етесь. Если я сострадаю вам в вашей гибели Человеческой Души, вы терпеливо ждёте, когда я «образумлюсь», ожидая следующей медитации, откровения, призыва, идущего от меня как от Жизни, чтобы опять насытить свой Манас, свой потенциальный «отброс». Кого же я кормлю?

Сегодня утром действительно проговаривалось Откровение. Если бы вы благоговели, вы бы были в ра​дости и благодарности. Если бы Оно коснулось вас сущностно, вы бы добавили нечто подобное. А вы? Ваш ум, обрадовавшись,  снизил живое до плоско-ментального,примитизировал (трупики-аналогии достал из памяти), и стал захватывать энергетику, разрушая по ходу интенсив​ное клише Откровения.

Саша-Вулкан: Но у меня было самостоятельное переживание!

Людмила: Вы слышите: «У меня было самостоя​тельное» — говорит самость... Отсюда — принцип соуча​стия через аналогию, да? Откровение не бывает самостоя​тельным, Саша.

Саша-Вулкан: Я сказал: переживание... Но я понял... Опять я не в меру оживил свой ум.

Людмила: Я уже остерегаюсь передавать вам Откро​вение: будет забирание энергетики... Ограничусь цитатой из книги Джуал кхуула «Лучи и Посвящения»: «Ум, «мен​тальный план» является восприимчивым агентом просвет​ления и может быть ядовитым по своему действию, ибо, без сомнения, бывают такие ситуации, когда ум — убийца Реального»! Не забудьте, Саша, что правильное слияние Манаса, отдавшегося Буддхи, Учитель называет «Любовь-Муд​рость» — название Второго Луча, Луча Христа.

Память и живая познающая способность — разные вещи. Личность оперирует памятью. Душа располагает по​знающей способностью. Способностью слушать и транс​лировать. Эгоизм говорит, что он «уже знает». когда вы переходите на аналогии, желая соучаствовать, вы закры​ваетесь для трансляции с Высших планов. Личность — в фаворе, а Душа — в бедности. Форма выживает, а общ​ность с Буддхи пропадает.

Саша-Вулкан: Вы в этот момент и уходите от нас.

Людмила: В этот момент «аналогий» вы опёрлись о самого себя, и вы уязвимы. Уровень вашей речи идёт на понижение, и вы — всё более и более обижаетесь... Эго​изм так живёт, форма так стягивает на себя, без перехо​да в Жизнь. «Слепой початок» так живёт. Он эволюцию закончил на самом себе и нет никого, кого бы он имел над собой. Кого же ему слушать? Кого транслировать? Есте​ственно, что он располагает только памятью, уничтожаю​щейся в посмертии.

Саша-Вулкан: Когда я закрыт, то поступающие сиг​налы Души жгут меня... Душа требует раскрыться. Образу​ется язва. Слово «уязвимы» — тоже от слова «язва».

Людмила: Помните, как написано в «Откровении» от Иоанна: «... и хулили Бога небесного от страданий своих и язв своих; и не раскаялись в делах своих».

  Механизм уязвлённого