Новая пара

 

(консультация с Асей)

 Ася: Вы, конечно, знаете, что Сергей намного моложе меня. А какое должно быть правильное возрастное соотно­шение в духовной паре?

Людмила: Если эволюционный возраст человека ограничивается личностным развитием, то мужчина ори­ентирован на женщину моложе его, а женщина ориентиро­вана на мужчину старше её. Это связано с необходимостью улучшения личностного материала, так как мы знаем, что мужчины ментальнее женщин. Ориентируясь на его ментал, женщина развивается до ментала. Мужчина же бе­рёт на себя ответственность за выживание, инстинктивно опираясь о самость. И чем моложе женщина, тем глубже её поколенческий материал и тем лучше питается его са­мость. Таков закон личностной пары или развития челове­ка в трёх мирах.

Если человек имеет возраст, выводящий его за рам­ки личностного  развития, то мужчина выбирает женщину старше себя по возрасту, а женщина выбирает мужчину младше себя. Это вызвано тем, что она в поиске подчинения Первому Лучу Души ориентирована на большее кольцо, на более взрослую Душу. А мы знаем, что каждое последую­щее поколение (в связи с движением планет по Зодиакам) представляет всё более плотный материал, который (при духовной медитации) являет большую величину кольца духовного тела. Помните фразу из «Евангелия», что «по­следние будут первыми»? Поразительно, что сейчас, как мы видим и в первом, и во втором случаях, без какого-либо колебания человек инстинктивно осуществляет свой вы­бор: или тот, или другой. (Не случайно у Магомета, Рамакришны, Сократа и других жёны были старше их.) Эпи­зод с Матерью Иисуса, которая была послана им в дом Иоанна — определённый намёк на эту закономерность.

Меня поймут те из мужчин и женщин, опыт ко­торых непосредственно показал им, что Душа женщины страдает при казалось бы блестящих социальных вари­антах союза с ответственной и сильной личностью более старшего мужчины. А мужская развитая Душа печалится при одной только мысли о союзе с казалось бы отдачливой, уважающей его красивой молоденькой особой.

Икона Божией Матери с Младенцем, во всех её по­святительных вариациях — иллюстрация к корневому за­кону Духа на этапе жизни второй Солнечной Системы.

Богородица с Младенцем — это не просто мать с младенцем. Это Двое — в Едином Существе! Это пара, в которой женское начало — Монадическая Мать и Невеста, держащая в руках Лестницу Души, а мужское начало — Вечный Юноша, представляющий новые Космические этапы. Он потому-то и изображается младенцем, что он постоянно младше её. И как новая программа Космоса, получающая Лестницу, он поднимается по ней до ново­го Монадического Мужа, Отца на Небесах. Сам же образ Сына-Бога говорит о том, что мужское начало, представ­ляющее Первый Луч, инстинктивно склонно к доверию и смирению в начале восхождения по Лестнице. И только пройдя по Ней и оставшись «без врагов» (то есть без са­мости), он спасён как Духовное Существо и тогда он — Её Духовный Муж.

Если женщина — личность, то она даже в млад­ших по возрасту мужчинах поощряет самость. Недаром мужчины возле одной становятся гордыми личностями, а возле другой — свободной Душой. Именно свободной, так как личность — всегда в оковах, и оковы эти — зависи­мость от женщины, предоставляющей ему право «осчаст­ливить» её. Особенно тяжелеют оковы в случае выбора левого пути, когда ведьма вынашивает, рождает и насы­щает дьявола в человеке.

Теперь о ведьмах и ведьмаках. Они тоже — с лест­ницей, только вниз. Сначала такой женщине приходится касаться иерархических уровней, чтобы, набрав скорость в падении, проломить вниз «клиповую аллею» к нижнему отцу и мужу. Поэтому ведьмы, в отличие от личностей, тоже выходят за рамки личностного развития и, тоже нуждаясь в притоке больших, чем предыдущие, энергий Космоса, тоже вступают в пары: женщины — с младшими мужчинами, и мужчины — со старшими по возрасту женщинами.

Ася: А как Вы видите отношения «шестидесятни­ков» в паре?

Людмила: Есть много икон и живописных поло­тен, на которых изображено Благовестие Марии. Обра­тите внимание на этот сюжет у Ван Эйка. Мария вы­ходит из часовни во двор с каменными оградами. Во дворе — предгрозовая бледность воздуха и деревьев. Всё застыло в ожидании Великого События. В полуразру­шенном камне ограды прорастают зеленые травы. Но они выглядят сейчас почти белыми... В пульсирующем влажном воздухе застыли серебренные сумерки. Мария изображена зрелой женщиной, в чёрном платье, с блед­ным лицом, на котором сияет готовность стать предель­но единосущной Божеству.

Мне видится, что проросший зеленью камень — символ Души родившихся в шестидесятые годы с их Ураном и Плутоном — в Деве (в пещере). Часовня... пещера... из­начальное Лоно. Здесь не надо бороться, утверждаться, за­щищать, призывать, спасать, а только Быть. Здесь — ко­рень, из которого всё рождается. Он имеет характер цен­тральной Сущности, которая бессмертна и потому только в меру необходимости может проявиться.

Если для Души более старших поколений важна Весть о Боге, то проросший камень — это вхождение в самое плотное, реально подтверждающее эту Весть. Здесь Архангел Гавриил и Дева Мария — это взаимоподтвержде­ние общего Бытия в Боге. Оно носит характер не светонос­ный, а бытийный, глубоко-тихий, органно-тихий. Это как если бы орган молчал в той же степени громкости, какую имеет в звучании.

Гавриил не просто передал Марии Силу и Свет от Отца. Он увидел в Ней Корень тождества с Отцом. Он увидел Христа. А никого мы так не любим, как свидетель­ствующих Христа в нас.

Это не значит, что когда вас любят, то рождают в вас Это. Оно всегда в вас есть. Но в случае видения Оно становится проявленным. Поэтому мы любим друг друга за возможность быть в проявлении Этим. Любовь на Зем­ле в Духе есть не только узнавание и видение, но и про­явление вовне Христа. Душа родившихся в шестидесятые годы — не верующая во Христа, а проявляющая Его.

И есть тут одна особенность: при равнодушии к ним как к проводникам вы испытываете любовь к ним как к бессмертному Духу. Поистине — страстная бесстрастность.

Есть предварительные отношения. Они могут ве­селить, устремлять, насыщать, но они не имеют статуса окончательной связи. Отношения с Душой родившихся в шестидесятые — связь окончательная и воспринимается радостно не потому, что можно успокоиться или эксплуа­тировать её. Она радостна оттого, что она свидетельствует реальность Вечного Бога вовне.

В картине — Мария. Она — в изумлении перед Гавриилом. Это изумление Парвати перед Шивой. Это из­умление Духа перед Духом, который, узнав Себя, увидел Бытие Себя. Не себя как себя, а Духа в себе, который не в центре всех вещей, а в центре каждой вещи.

Одновременно здесь появляются верность и един­ственность. Потому что уже всё есть. Зачем ещё что-то? Тут бесконечность и вечность, и ощущение полноты, по­тому что Сознание в центре всех вещей обладает этими качествами. Здесь какое-то странное ощущение, что ты — единственный для принёсшего тебе весть о Христе, и что вы оба — бессмертны...

  Новая пара