Новое в группе

5 июля, 1988

 

 Людмила: Похоже, группа становится всё более перволучевой. По крайней мере, санкция Учителя носит явно перволучевой характер. Требуют принятия Ясного Бесстрастного Света. Его принятие характеризует новое отношение членов группы к Ведущей и друг к другу. Оно носит характер бесстрастности, а именно: отсутствует моё призывное и заинтересованное в ком-то начало, а у членов группы отсутствует ожидание обслуги.

Появилось постоянство новой духовной линии Жизни, без отвлечения в сторону, чтобы быть ясными, по­нятными кому-то вовне. Появилось постоянство движения в Самом Актуальном, без отвлечения. Тем самым усилива­ется магическая способность вбирания в духовное кольцо, необходимое для выполнения санкции Учителя.

Появилась холодность, но не холод, а постоянство проведения одной программы Высшего Качества, без сни­жения интенсивности вибрации. Происходит постепенное понимание санкции Учителя при смиренномудром ожи­дании касания оседающего клише. Исчезает излишняя эмоциональность в принятии Сигналов. Наше доверие и постоянное слушающее внимание дают результаты, вплоть до посвятительных.

Животная Душа (Манас), тренировавшая себя на объяснение Санкций, любит транслирующий, адапти­рующий рисунок. Усиление воздействия человеческой и собственной Душ меняет положение. Необходим непре­рывный ход, без потери собственного качества. Тогда «нуждающиеся» приспосабливаются, и необходимое бе­рётся собственным «усилием».

Идёт нейтрализация клише «доброго» отношения к «неизлечимо больным», характерного для чёрной иерархии. Истинно спасающий белый «врач» лечит ясным, «горьким» для личности воздействием, для сохранения бессмертной части организма. «Чёрный» врач «по-доброму» даёт слад­кое, воруя у пациента бессмертный элемент и разрешая ему быть «в свободе» и коротком наслаждении, зная, что пациент умрёт. Он говорит: «Дайте пожить людям! Мы им врём, но даём жить, как детям, а вы их делаете взрослыми и несчастными, а ведь не все спасутся!» Да, спасутся не­которые, но кто определил, кто именно!

Человечество настолько обнаглело, что с одной стороны считает, что Иерархии и Шамбалы нет, а с дру­гой — оговаривает, что если бы они были, то не допустили того-то и того-то злого (по разумению людей). «Контроль» человеков над Иерархией несокрушим: «Мы признаем Вас при условии, если... » Нижнее контролирует, нижнее позво­ляет себя обслужить, нижнее оценивает обслугу. Челове­чество развратилось под воздействием энергии от Второго Луча Любви-Мудрости, подготавливающего юношеское человечество к приходу Христа-Воина. Но теперь положе­ние меняется.

Если вы стали сынами мира Душ, вы знаете, как призывать, чтобы эволюционировать. Если вы — сын мира форм, вы будете «контролировать». Если вы стали частью Иерархического мира, Высшее спасёт вас. А если вы не стали частью Иерархического мира, этот мир не заметит вас. «Непринципиальная субстанция трёх миров» — раз­ве нет такого выражения в книгах Учителей, руководите­лей человечества?

Чем выше эволюционный уровень, тем больший контроль ставится на Пути. Жесточайшие космические контроли люди почувствуют скоро, хотя не обраща­ли внимания на усилия Великих подготовить их к это­му времени.

Главное — держать (желательно беспрерывно, как дыхание) самый высокий Звук, достигший вашего сердца. Никакого внимания — мнению толпы, семей, группы. кто решил окаменеть — на него никакого внимания.

Зло — вчерашнее добро. Это «добро» оснащено па­мятью своих заслуг и несокрушимо ожидает соответству­ющей благодарности от вас. Если десять лет назад в ноч­ных свидетельствах я видела серафимов в виде сияющих детских мордашек в сени трепещущих крыльев вверху и слышала их беспрерывный детский, ликующий смех, то совсем недавно, с определённого космического уровня наблюдала мужские злые красные лица, шипящие, как шипят гуси, в обрамлении острых крыльев. Они могли бы уничтожить меня снизу, не превратись я в птицу, вылетевшую из здания в черноту космоса. Вряд ли бы я рассказала вам эту «кощунственную» для ортодоксов историю, если бы на днях мы с Любовь Сергеевной не обнаружили на вполне ортодоксальной выставке икону «Новозаветной Троицы», где лица серафимов, на кото­рых восседали Отец и Сын (голубка над ними), один в один не повторяли эти красные злые лица, от которых я «рванула в Космос».

Сергей: Недавно я прочитал в письме Е.П. Блаватской к Олькотту (в котором она излагает оккультное учение) фразу, которая мне сразу напомнила Ваше свиде­тельство. Там сказано: «Попытайся, и от красного цве­та Первичной Области — области Херувимов, перейди к Озирису, высшему Эфирному Существу, в «Эмпиреи» — Сферу Серафимов».

Людмила: Кто хочет нашей смерти? Только вче­рашние близкие. Разве мало было «друзей», требующих нашей остановки на уровне, куда мы вырвались с ними вместе и где они обрели конечное благополучие? Такой остановки требовали друзья юности, содружество умов в научных коллективах. Такой остановки требовали на­чальные мистические школы и последующие оккультные среды. Отовсюду шло требование от «вчерашних» — уме­реть сегодняшним. А для нас это значит — умереть всем. С особым рвением нашей остановки требовали «близкие» родственники. Группы, которым вчера тобою была дана норма жизни, сегодня требовали неукоснительного вы­полнения её, хотя на сегодня выполнение этого требова­ния равносильно для нас отказом от дыхания. Если бы мы на секунду склонились под их требованием, нас бы не было. В Жизни.

Сострадание — это быть холодным и бесстрастным. Сострадание — это удерживать свой Высший Звук, чтобы быть нужным в трудный момент для тех, кто упал... Мы держим верёвку бесстрастия изо всех сил, какими бы гор­дыми мы ни выглядели перед людьми.

Не убейте нижних лживой любовью. Не навредите Верхним требованием такой же любви.

  Новое в группе