О Христе

27 июля, 1987

 

(фрагмент работы эзотерической группы)

 

 Людмила: Сегодня пришла санкция пересмотреть линию явлений Христа.

Шестьдесят восьмой год. Новосибирск. Мода лечить зубы под наркозом, как только дали наркоз и, видимо, на­чали сверлить зуб, я рванула вверх и на меня обрушился ослепительный живой свет. Он обрушился на меня как смех, почти злорадный, как мне показалось тогда. И я по­бежала от Него. Он был ужасен своей интенсивностью. Я выскочила из тела и стала огибать врачебный столик с инструментами, но что-то возвращало меня назад, так было несколько раз... Когда я пришла в сознание и открыла глаза, я увидела, что сползла с кресла. «Есть Бог», — ска­зала я ошеломлённым врачам, несущим меня на кушетку. Потом они сказали мне, что я умирала. (Поистине труд­но принять Изначальный свет, и в наше время помогают наркозы.) Прошло несколько дней. Как-то вечером в твор­ческих дневниках Достоевского я прочитала строку «Версилов безначален». Меня потрясла эта фраза, и я глубоко внутри испросила о начальности бытия. И вот ночью, во сне ко мне кинулся Христос. Был ли это Он? Нет сомне­ний: Душа узнаёт Его. Он кинулся немного сверху вниз в устремлении спасти. В ослепительном сиянии, которое на этот раз не испугало меня...

Семьдесят первый год. Москва. Я работаю в отделе писем «Литературной газеты». После относительно свобод­ной и творческой работы журналисткой на Мурманском радио и потом редактором на Западно-сибирской кино­студии я попадаю в «буржуазную», вытягивающую все соки «Литературку».

... В этот раз Христос приходил как поток, как энер­гия Любви, и в течение нескольких месяцев он был со мной в моей комнате на Преображенке, где я отлёживалась, фи­зически не перенося эксплуатации, стараясь выжить. Я не ви­дела Его, но ощущала так явственно, как никогда позже. Это был ОН, я и сейчас узнаю Его по особой Его Вибрации.

Восемьдесят пятый год. Я с вами — в северной Осе­тии. как вы помните, идут работы по подъёму сакральных энергий. Во сне я попадаю в нижнюю зону, где все члены группы (в виде обезьян) издеваются надо мною, а я должна пройти по засасывающей «резиновой» зоне. Я иду к Нему, к Христу. Он стоит на камне, и взглядом вытаскивает меня, ведёт меня... От него идёт предельное сострадание. Я с тру­дом дохожу и кидаюсь к Нему на грудь!

В тот же год Он приходит в трансформе сына Мак­сима, которого я в это лето спасала от Афгана. В этот раз я вхожу в левую руку Христа. Это был сон в поезде, когда я ехала к Максиму в часть. Там, в Рукле, когда Максим не­сколько часов подряд спал на кровати, в гостинице, я дер­жала его левую руку и всё гладила её и приникала к ней...

Через месяц, уже в Москве, во время медитации я засыпаю (чего со мной никогда не бывает). Вижу: в камен­ных пространствах идёт ОН и, как динамическая Сила, входит в меня полностью. Помните, какой я проснулась?

Саша-Вулкан: Вы были резкая, точная... Занимали много пространства. И жёсткая как мужчина.

Дина: Помните, это предшествовало очередным, но на этот раз особо трудным астральным боям с «коллегами»?

Людмила: Затем восемьдесят шестой год. Весна. Я вижу следующее: я бегу по школьному коридору и вдруг вижу, что в большом спортивном зале ученики балетной школы танцуют нечто прекрасное, парами. Оттуда вы­ходит незнакомый мне Высокий Учитель. ОН — в фор­ме морского офицера. Его Учитель говорит ему: «Ты не так танцуешь!» И «морской офицер» замирает... Если бы вы видели, как Учитель слушает своего Учителя! Нежно, предельно-сокровенно, на последней степени ожидания Истины. Виновато оттого, что не всё вмещает. А Учитель Ему говорит: «Танцуй так, как будто Ты всю жизнь ожи­дал женщину, настолько «страстную», что сама добивается мужчину». Такая, или ещё более закрученная фраза была! Смысл её мы тогда разбирали, помните? До тех пор не мо­жет Первый Аспект Буддхи встать в нас, пока не появится Атма-женщина, настолько «страстная», то есть настолько любящая ЕГО как Дух в зоне Атмы, что Она сама добьёт­ся, что ОН станет истинной Атмой.

Саша-Вулкан: Тогда Вы предупреждали нас о том, чтобы мы разделяли Великое Явление Христа как Такового от Клетки Его тела, то есть группового Христа, который является нам в соответствие с индивидуальным или груп­повым посвящением в той или иной трансформе.

Людмила: Вы правы. Сейчас я не оговариваю этот момент, так как неоднократно подчёркивала его, и, наде­юсь, что вы правильно поняли, о Ком я говорю, Кто ведёт мистерии и в каком соотношении Это Великое Существо находится с нашим групповым Буддхи (или эгоическими лепестками любви).

Восемьдесят шестой год. Москва, лето. В Ма­неже — странная, неестественная выставка Глазунова. Саша-Вулкан — в восторге от неё. Все остальные — в ужасе. Подделка под Христовое начало. Я долго анализи­рую каждую картину, но в Саше проснулась нижняя про­фессиональная солидарность, скрывающая восстающего стража Порога. Дина — в плач, я чувствую опасность для группы и самого Саши.

Две или три ночи продолжалось свидетельство: я ищу Любимого, как Изида искала Осириса, по частям собирая Его, так и я искала Христа. Из многих готовых Душ — до Него Самого. «Собрав» Его, как группового Христа, я сижу с Ним за столиком у дверей Манежа. Он — смиренный, слушающий Высший Мир (кротость этого существа — условие Его Общности с Отцом Небесным). И тут чёрная рука из дверей, ведущих в Манеж, хватает меня и тянет вглубь. Мне трудно удержаться вовне, но я выстаиваю, и рука отпускает мою руку...

Когда мы с вами в это лето переплывали на «ра­кете» Байкал, чтобы добраться до Северобайкальска, я заснула и увидела, что высоко, как бы в воздухе, нахо­дится огромная мастерская, где ОН — художник. Висели полотна, но никто не приобретал их, не платил за них. ОН — так же кроток, терпелив, и словно ожидает Кого-то. И пришёл Некто Громогласный, и раскаты Его него­дования (что-то вроде «сколько можно использовать, ни за что не платя?») изменили пространство. Моё сознание соскользнуло вниз, и я увидела, как из «Сибири» впервые понесли вёдра, наполненные «копчёной колбасой» (частый код благополучия), и накрытые белоснежными платками. На уровне массового сознания спасённые Души (как до этого Души Москвы) стали «восхищиваться» ко Христу, как новые клеточки ЕГО Тела.

В это же лето я видела Его ещё раз, когда мы жили на берегу Севана, в Армении. ОН — крепкий, радостный морской офицер, ждёт новое пополнение на корабль. Мно­го светлых мальчиков, которых до этого я как бы учила, воспитывала в особой школе и, собрав их всех вместе, при­вела на берег...

Осенью — опять встреча, но совсем другая. Я хожу по бане, несчастная, слабая (вы знаете уже, что код бани — заклание для нового рождения). Я наталкиваюсь на это­го же Офицера, на это же Существо, но не обращаю на Него никакого внимания, готовая прекратить свою жизнь. А ОН, смиренный, ищет, что же ОН должен сделать, чтобы я не слабела. И наконец, мы вышли одновременно: ОН — из мужского, я — из женского отделения «бани» (ОН — в фор­ме морского офицера). И вдруг ОН делает то, что мне, ока­зывается, было нужно, чтобы продолжить жизнь: Он видит во Мне Духовное Тело и любит Его как Муж (а не как брат, сын или друг). (Конечно, мы с вами имеем в данном случае группового Мужа и групповую жену Первого Луча Буддхи. Но представьте, если бы ОН не увидел Жену Духа, могли бы мы обрести тела: кто-то — перволучевого Буддхи, а кто-то — лепестки жертвы Эгоического Лотоса... )

Я была босиком, в чёрном костюмчике. Мы вошли в чудесный ресторан, с хрустальными люстрами, прекрас­ными столиками. Всё было залито Светом. За столика­ми сидели Высокие Существа. В руках у меня оказалось много тетрадей с мистериальными записями, по которым я решила отчитаться перед Учителями о нашей работе. И только я начала читать, как вдруг резко погас свет и на­ступила кромешная тьма...

Наутро мы с Любой, продолжая заниматься перево­дом книги Джуал Кхула «Групповое посвящение», неожи­данно натолкнулись на строки о том, что когда «тьма резко сменяет свет», возникает следующее посвящение. Думаю это был переход от Второго Аспекта Буддхи — к Перво­му Аспекту Буддхи. Недаром в последнее время нам от­крываются иконы, где Христос находится не по левой, а по правой стороне от Богородицы... Мы впервые сумели раскодировать иконы и картины «святого семейства», где Христос держит стоящего внизу Иоанна за подбородок, помните? Это значит, что в определённых объёмах Христом освоен физический план, на что способен только Первый Луч Воли. Да и в нашей работе и жизни появились Атмические перволучевые моменты.

Саша-Вулкан: Что бы Вы могли сказать о трансфор­мах, которые представляют нам Христа?

Людмила: Как видите, они разнообразны: и свет, и существо Бога, и существо Атмы, и существо Души (ин­дивидуальной или групповой), но так или иначе вы долж­ны твёрдо усвоить, что то, что и как вы видите, всецело за­висит от степени вашей объективной готовности принять объём посвятительных энергий, после чего вы проходите постепенный Путь поэтапного отождествления с этим объёмом, отчего меняются и трансформы Пришедшего к вам, и сюжеты Его отношений с вами.

Обратите внимание: сразу после наступления «кро­мешной тьмы» я получаю впечатление даже более сильное, чем то, когда «злорадствующий» Свет кинулся ко мне (под наркозом при лечении зубов). Именно это заставило меня сегодня провести некоторую поверхностную ретроспекцию линии явлений Великого Существа.

Саша-Вулкан: А разве уже все знают содержание сви­детельства? Вы рассказывали Его только на консультации с Любой и Ниной.

Людмила: Да, да, не все... Тогда повторяю ещё раз. Три дня назад я видела следующее: высокое пространство; в нём — условная каменная комната. Я нахожусь вне её, хотя вижу, что она пуста. И вдруг с другой стороны ком­наты, из чёрного космоса, Некто посылает мне «два взгля­да», словно Две вспышки фары, ужасные по силе. Они мне напомнили первые две вспышки, но теперь я была другая. Если принять их абсолютно смиренно, в законе обожания (именно непрерывного обожания, на любви здесь не вы­живешь) то можно выдержать... Этот Некто напоминал «Морского Офицера», только был невероятно сконцентри­рованным и могущественным... Похоже, мы оба были дру­гими. И кто же это по-вашему?

Дина: Может, это Ваши новые перволучевые тела (мужское и женское) по Атме?

Людмила: Мои ли? Или групповые? Если вы про­делаете определённую уже групповую ретроспекцию дви­жения мужского и женского начал, вы увидите много нового для себя. Это и будет моим заданием вам на сле­дующую встречу.

  О Христе