О понимании и о Жизни

3 июля, 1997

 

 Людмила: То, как вы задали мне вопрос, говорит о том, что я не должна отвечать.

Коля: Почему?

Людмила: Потому что это — ваша игра. Вы играете «в вопрос».

Коля: Не понимаю.

Людмила: Призывность к более Высокому (в вас са­мом или в ком-нибудь другом) — это когда ваш ум, ваш Манас, животная Душа (или пятый принцип) действи­тельно отдаётся Буддхи-Атма в запросе, тем самым отдавая себя — вверх. А у вас — раздражение ума, который требу­ет объяснений, чтобы «понять». Манас должен отдаться Буддхи-Атма всем тем, что в нём есть Высокого. А у вас Манас ворует энергии из Буддхи-Атма, добавочно осна­щает этим нижний конкретный ум, который становится этим «велик». Как если бы растение, проглотив птицу, без­мятежно существовало на своём уровне, не сомневаясь в своём праве на инволюцию... Мне, например, становится страшно, когда я читаю в «Письмах Махатм» о том, что Манас, вобравший высокое из Буддхи и Атма, отрывается от Вечной Монады навсегда, превращаясь в скорлупу и скоро растворяясь в водовороте «человеческих Эго» (я цитирую 70-е письмо Кут Хуми из книги «Письма Махатм»).

Коля: Я понял. Это оболочка после нас остаётся...

Людмила: Как вы меня слушаете? Как затверждённый Манасический принцип, который вместо того, чтобы отдать­ся Пафосу переживания Духа, всё время ловит что-то из это­го пафоса, чтобы тут же отзеркалить и нараститься. Я по­дозреваю, что в случае человека, идущего по оккультному пути, борьба двух диад (конкретного ума и Манаса против Буддхи и Атмы) начинается раньше, чем у среднего человека, у которого эта борьба начинается только после смерти физи­ческого тела. И вы, зная это, всё равно постоянно от Буддхи оттягиваете в ментальное понимание. Это вас не ужасает?

Коля: Я понял!

Людмила: А что толку, что вы снова «поняли», бес­печальный вы человек! Вы очень радостно и гордо воспри­нимаете сказанное мною как информацию, а у меня, глядя на вас, возникает ощущение вашей гибели. А у вас нет этого ощущения? Оно возникает не потому, что мне ска­зали: надо страшиться — и я страшусь. А потому, что сам факт нашего разговора, то, как звучат ваши вопросы и как ваш нижний ум слушает — вот что меня страшит. Я вам говорю, что вы сидите в доме, который вот-вот обрушится, а вы сидите и радуетесь, что поняли, как поэтично на вас будут лететь каменные плиты, вместо того, чтобы резко перебежать в дом, который не разрушится.

Коля: Всё равно я понял, о чём Вы говорите!

Людмила: Да понимайте на здоровье! Что уж тут греховного: Манас — в понимании...

Коля: Потому я и нахожусь в покое, что уже в высшем понимании присутствую.

Людмила: Буддхи — это чистый разум, интуиция (ше­стой принцип), а не понимание ментала (4—5 принципы). И когда слушаешь Высшее знание, включаешь благоговение и Интуицию. Тогда ваш ум вливается в Буддхи, а не наобо­рот. Сказать, что вы не имеете Буддхи-Атмических, то есть сутевых переживаний человеческой Души (Буддхи) и соб­ственно Души (Атмы), я бы не могла. Сказать, что Манас не нужен — теоретически не верно... Он — сознание Монады... Но вы каким-то потрясающим образом не замечаете глав­ного, концентрируясь на Манасе! Буддхи в вашем понима­нии — где-то на «горе» сидит и вас «ждёт», а ментал «фо­тографирует» его, и «фотографии» складывает «за пазуху».

Если вы вместо духовного переживания испытываете осознавание переживания, ваш Манас берёт у Буддхи всё, что было от него в Буддхи, и относит в конкретный ум. Не Буддхи берёт всё, что было от него в Манасе, а наоборот. Вы делаете из Буддхи для себя чучело, набитое вашим по­ниманием о нём. Это движение «наоборот» стало для вас нормой. Причина? Религия себя! Ведь образ «себя» — это и есть извращённое ментальное клише. Не отдаваясь Буддхи, не отдаваясь Высшему, вы из Высшего состояния выводи­те понимание, обогащающее образ себя — понимающего...

Коля: Но ведь понимание — это первый этап освоения пришедшего нового объёма, а когда он проходит все зоны, то на последнем этапе возникает жизнь Того, что вначале было только пониманием.

Людмила: Такой подход показывает ваше основопо­лагающее несмирение перед Высшим. Вместо доверитель­ного слушания и отдачи Ему вы выставляете скальпель понимающего ума, который сейчас же это Высшее препа­рирует и поймёт, из чего Оно состоит, а вопрос Единства с Высшим переносится в «прекрасное далёко». А в настоящем Жизнь приносится в жертву вашему пониманию. Ментал не жертвует Жизни Души, а стягивает «рекомендации» для действенных жестов... Так вы воспринимаете моё Буддхиальное переживание и так со мной разговариваете. Я говорю Жизнью, а вы не отдаётесь Ей, а быстро-быстро подстраи­ваетесь и извлекаете из Жизни понимание! «Отзеркалили», стали «высоким». Ещё раз «отзеркалили» — и опять стали «высоким». А какой для вас смысл в этом? Да лучше бы вы дрались с моим Буддхиальным переживанием! Но вам так надо быть уже достигшим, вам так надо победить в до­стижении, что вы всё время проигрываете. Помните фразу из Псалмов Давида? «Цари воинств бегут, бегут, а сидящая дома делит добычу, расположившись в уделах своих.». Я бы не говорила об этом, но вы сами начали сейчас эту тему: об исчезновении клише личности. За все годы я ни разу не видела, чтобы вы насладительно вливались во что-то, что выше вас. Были моменты восторга, но и восторг был для того, чтобы, поняв Того, кто вызвал восторг, оттащить это на ум в виде знания или методики. Я не могу вспомнить ни одного случая вашего распятия из Манаса — в Буддхи...

  О понимании и о Жизни