Рождественская встреча

8 января, 1987

 

 Людмила: Мы становимся под знамя Христа. Его знамя — не мировоззренческое. Его знамя не сопряже­но ни с какой нацией. Его знамя — это реальность на­шего Буддхиального тела. Это то в нас, что живёт вечно, имея право Быть.

По сути это захват нас для Нас. Это захват Смыслом нашей бессмыслицы. Это захват Вечностью нашей времен­ности. Это захват наших тусклых наслаждений — Жизнью «более обильной». Это захват неразумной «жены» великим Мужем, который её инициирует, проявляет, возвышает и делает её собой. Этот захват — инициация Христа в нас. Если мы однажды касались Его, мы всегда будем прове­рять нашу жизнь этим касанием.

Сейчас на нас идёт не предложение, не призыв, а именно захват нас вопреки нам. Требовательный жест Зна­ющего и Великого. Это — ход сильного, который пребы­вает, сострадая и внедряясь. Это мужской жест. Это муж­ской Божественный жест Спасителя.

Имя Его — «Спаситель» — сейчас заново стало ви­брировать. Его как Спасителя мы призываем! Ему как спа­сителю мы открыты. Его как Спасителя мы готовы при­нять. Очиститься и ожидать, чтобы принять эту активную вибрацию. Мы готовы выполнять Его санкции. Мы обе­щаем сделать всё, чтобы Буддхиальная Жизнь явилась на плачущей, растерянной Земле. Чтобы Вечное было здесь!

Приход Христа — это приход Буддхиальной вибрации в тонкие тела посвятительных групп, в тела посвящённых. Сейчас Христос «ударяет молотом» там, где строятся Хра­мы — групповые организмы Духа. Сейчас Вулкан-Христос расковывает Прометея, взлетающего в своём Вознесении...

Тонко-материальность Буддхиального тела знакома нам, и мы его строим. Христу сейчас не нужны идеалисты и верующие. Ему нужны строители реальных тел Духа, внедряющие состояние Буддхиального бытия и Буддхиальной вибрации в тела других людей и общих пространств. Спасение — это внедрение. Это состояние — реальное, вибрационно активное.

Вчера вы слушали записанные пасхальные служ­бы. Это было верование, насыщающее благополучием человеческое сердце. Не это сейчас нужно Христу! Ему нужно конкретное строительство Буддхиального тела. Вы заметили, что доверие к нам Учителей в этот раз велико? Они соединяются с нами, сливая свои поля с нашими. Они ментально общаются с нами. Соединяются с нами мыслями, действиями. Из недели в неделю мы всё больше убеждаемся в этом. Мы видим, как мелькает Христос в глазах наших любимых, близких, сотрудников, соратни­ков. Он — тут! Нам доверяют! Мы наблюдаем со-единение Учителей с людьми, проведение Ими через людей великих Жестов Спасения. Мы наблюдаем? Нет, мы испытываем на себе то, что можно назвать — со-трудничество челове­чества, Иерархии и Шамбалы. Мы должны быть достойны представившейся нам возможности.

Теперь — наши жертвы. Мы с вами жертвуем осуж­дением. Осуждением мира и друг друга, прежде всего. Мы не будем смотреть друг на друга, как смотрит личность — в упор, по горизонтали. Высокая этажность Души и Духа позволяет смотреть только на высокий этаж другой Души и Духа. Мы, члены человеческой семьи, имея астральное тело, как клетку общего человеческого астрального тела, связаны земной и национальной кармой. И если мы (по эволюционному возрасту) старше других, то каждая наша злая мысль, осуждающий жест создаёт в астрале Земли, города, улицы программную рябь осуждения и злобы... И мы не знаем, какое количество людей делают то же са­мое вслед за нами.

Итак, мы виновны, мы всегда будем виновны, пока мы — личности. Наша виноватость и ощущение нетлен­ности и высоты Души брата — основа неосуждения. Перед «Великим Хирургом» мы приносим жертву осуждением с полным пониманием. Мы не просто следуем правилу «не осуди», но на основе знания, любви и эксперимента от­казываемся от этого. Теургическое же осуждение — это просто смотрение Души и Духа на факт отсутствия в дру­гом Души и Духа. Так смотрит Теург и так смотрит Душа. Личность же может быть только виновной перед Светом. Только виноватость личности, предельная виноватость личности — условие её успеха в проведении Света. Больше нет другого условия.

Помните, я неоднократно просила вас: «Примите два закона — Закон вины и Закон Восторга. Закон вины — как открытость. Закон Восторга — как способ принятия Света». При каждом новом посвящении группы я прошу вас о выполнении этих двух законов, чтобы вы не по­гибли. Иногда «пугаешь» вас жёсткой, самой высочайшей нотой, чтобы вы продолжили жить. Но как только к груп­пе прикладывается Жезл Учителя, несущий энергетику более Высокого Закона — возникает кризис выбора, и не­которые падают...

Не осуждать — это непреложно для нас, чтобы ды­шать. Если мы видим, что человек отказался от вечной своей возможности и великий Закон Отбора отбросил его в «материал» — мы можем плакать, мы можем просить Матерь Божью за него, но мы не можем осуждать.

Только в случае абсолютного неосуждения звук группы может зазвучать. И тогда связь с Иерархией разре­шена. Когда вы сейчас встречаетесь, я не вижу, чтобы вы астрально льнули друг к другу или астрально отталкива­лись друг от друга. Это прекращено. Чужому глазу вы по­кажетесь немного холодными людьми по отношению друг к другу. Но на самом деле я впервые увидела, что вы лю­бите Душу друг друга. У вас возникла нежность и береж­ность, вы смотрите друг на друга, удерживая звук Души друг друга как он есть.

Когда я вам говорю о ваших ошибках, я вас не осуждаю. У меня есть право, которое вы приняли. Право смотрения на вашу временную «лярву». Интенсивность света отсекает «лярву», поэтому мне разрешено об этом говорить.

Общая вторая жертва: перед лицом «Великого Хирурга», нашего старшего Брата, Учителя, того, кто даёт нам чувствовать реальность Духа, мы жертвуем всеми со­юзами, заключёнными не «по Духу». Мы жертвуем всеми проявлениями, в которых нет духовного, всеми связями, которые не наращивают Душу, всеми касаниями, кото­рые не оправданы в великой возможности человека стать Душой. Даже если мы останемся одни, мы жертвуем же­ланием быть в любой общности, чтобы «согреться». Мы жертвуем этой согревающей общностью, если она — не общность в Духе. Мы жертвуем желаниями тела, личност­ными желаниями временных проводников, если эти про­водники хотят кормления по своему глупому гибельному пониманию. Мы перенаправляем наши проводники к ис­точникам истинного кормления, пусть волевым усилием, но перенаправляем. Мы собираем по своей судьбе все на­выки, все каналы, которые нам позволяют вспомнить о Духе или быть в этот момент в Духе.

Мы просим Учителя снизойти до нашей слабости, до нашей земной дебелости и применить санкцию жёстко­го и операбельного характера, если мы чего-то не понима­ем, если нас ещё держит что-то нижнее.

Мы благодарим нашего «Великого Хирурга», веду­щего сейчас интенсивную работу в Европе и в Амери­ке по подготовке людей к приходу Христа. Мы просим Учителя Мориа не оставить нас вниманием, санкцией, руководством.

Третья жертва — жертва условиями, которые при­званы помочь человеку выжить: материальными, соци­альными, семейными. Мы жертвуем тем, что держит в тюрьме. Жертвуем любой схемой, любым обычаем, если это — не жизнь группового звучания. Чтобы помочь человечеству и миру, мы должны перестать зависеть от форм земного бытия.

Четвёртая жертва. Мы жертвуем любым личност­ным гешефтом внутри группы. Мы жертвуем собой ради группы и ради служения Иерархии.

И ещё об одной жертве я хотела бы сказать. О жерт­ве несчастием. Я жертвую всеми формами, которые не пропитаны Смыслом, которые не приняли Божественного Жениха, то есть я жертвую всем, что для меня несчастли­во. Я оставляю только то, что счастье. Я жертвую несча­стьем и оставляю счастье.

Земля несчастлива не потому, что несчастье реаль­но, а потому, что она не хочет (или не может) выдержать энергетики счастья. Ей иногда нужен выдох, чтобы она привыкла к космическому лучезарному внедрению сча­стья по зонам, по чакрам, по этапам посвящения. Счаст­лив только тот, кто сознательно выдерживает счастье ка­сания его Высшими Силами. Тогда-то воссоединяются форма и суть. Он даже не представляет этого разделения. Это зона неразделённости, и характеристика его — сча­стье. Нет, не счастье. Блаженство? Нет! Там ещё что-то есть. Слова не подходят. «Счастье» совсем не подхо­дит. «Блаженство» — не подходит. Что-то третье... Есть какое-то слово... «Творчество» — не подходит. «Жизнь» и «Праздник» — тоже не подходят. Какое-то слово есть другое. Наверное, есть, а может, и нет... Скорее всего, это — не слово. Это — Звук, «внутри которого, — как пишет Джуал Кхуул, — движется группа».

Перед лицом Троицы и Шамбалы я отдаю в жертву всё, что лишено максимального Звука, могущего произвестись через меня. Раньше я могла быть или не быть Звуком в зависимости от того, насколько я — форма, на­сколько я — Душа. Когда же Душа «оккупировала» цен­тры, я уже не могу быть в том или другом виде. Остаётся разрешённым жить в формах максимального проявления, как бы они ни были невероятны. Форма максимального проявления — это когда Дух проник в самую тайну фор­мы и когда форма достигла самой светозарной любви к Духу. Когда они — одномоментны, когда одно — не во­преки другому, а каждое углубление равно по величине входящему, и каждый звук равен силе слуха того, кто бла­гоговейно слушает.

Есть такое русское выражение «крик Души». к этим словам мы всегда подходили глубоко-сокровенно и узнава­ли точно: у кого — есть «крик Души», а у кого — его нет.

Вот мне бы хотелось знать, какой у вас «крик Души»? По какому поводу ваша Душа плачет? Кричит ли она в по­исках конечного смысла, призывая Учителей света, когда ум открывается и затихает в поисках Их? Кричит ли она в связи с тем, что формы жизни не дают удовлетворения? Кричит ли она, когда видит, что все идут в пропасть? Бе­гут в пропасть, смеются, и не знают, что это пропасть. И вот ваша Душа закричала, не потому, что вы захотели утвердить свою гордыню, а чтобы вы увидели, куда бегут люди! А может быть, это крик вашего сердца, проснув­шийся звук ликующего и реального начала Любви? А мо­жет быть, крик вашей Души — это крик Буддхиального тела? А может быть, крик Души звучит на уровне зрелой Атмы, зрелого существа Брахмы?

Как случается «крик Души»? Когда вы, узнав о веч­ной жизни, начав медитацию, получили канал интенсив­ных Иерархических энергий, и в то же время отстаивае­те старые позиции покоя, то вы закрываете этот канал, и ваши тела Манаса, Буддхи, Атма «кричат» от голода.

Все семь посвящений, семь светильников, семь уров­ней Иерархии — это наша собственная человеческая Выс­шая природа. Мы её воссоединяем с собой. Мы не веруем в это, мы умоляем это придти, мы добиваемся этого. И в этом случае ваш «крик Души» становится сигналом прод­ления главной в вас жизни — жизни вечной.

Многие сейчас рассказывают, что в снах у них пла­чет ребёнок. «Ребёнок — за стеной, он плачет, я туда рвусь, а чёрный мужчина не пускает». Ему говоришь, что это твоя собственная Душа плачет, никакой там не ребёнок! А чёрный — это тоже ты... Отследи в себе тленное и не­тленное, и начни кормить «ребёнка».

Но увы... У большинства из вас — «долги», «цели», «узы», «сострадание»... Странно! Как можно сострадать другим людям, если вы сами ничего не знаете ни о вашей, ни о их природе, и ничего не делаете для Души?

Что с вами происходит?! Почему вы сидите на своих несчастных должностях? Почему вы сидите возле своих нелюбимых женщин? Почему вы гибнете вместе с ними? Почему вы всё время отслеживаете последова­тельность времён, событий, целей ваших? Происходит что-то совершенно невиданное! Ведь кричит не только ваша Душа, кричат Души ваших жён, ваших детей! Кри­чат Души людей! В какой точке вы собираетесь им со­страдать и помогать?

Подумайте, почему у нас в России (после стольких лет духовной работы) такое всеобщее онемение, такая без­ысходность? Не потому ли, что «крики Души» были якобы «вовремя», и очень «разумно» заглушены вашей логикой?

Мужчины знают об аскезе и знают о необходимости физического совершенствования. Они знают, как влия­ют, например, горы, высота, голодание. Они знают, что такое жертва. Но где вы видели, чтобы кто-то хоть чем-то пожертвовал реально? Неужели должна гибнуть страна, чтобы мужчины поняли, что упустили? Неужели обяза­тельно что-то трагическое должно произойти? Мало вам остекленевших глаз ваших коллег, мало вам рано соста­рившихся мужчин и женщин с аурами ариманов. Но это же наша страна, это наши города, это наша Земля!

Даже если разумно и честно продлить вашу быто­вую заботу о Земле, продлить до истинного понимания вещей, то окажется, что именно перемена энергетик, пе­репрограммирование пространств Земли — самое главное дело сейчас. Именно обучение людей раскрытию центров поможет им по-новому «питаться». Эта новизна «пита­ния» открыта Учителями. Механика питания открыта для нас Ими. Ей можно и нужно обучиться, чтобы не болеть, чтобы не страдать, чтобы не быть привязанным к временным объектам и, естественно разочаровываясь, быть безысходным и несчастным на Земле, удовлетворя­ясь взаимокормом через ненависть, борьбу, карьеру, через соревнование, тщеславие.

Истину надо показать. А чтобы показать, вы долж­ны овладеть знанием и экспериментом. Вы должны прак­тически показать, что всё меняет Истина.

Повторяю, испытывая заботу о Земле, надо прежде всего уметь делать то, от чего Земля была бы счастливой. Это не химера. Не мечта. Это практика работы в тонких телах, в тонких энергиях.

Нет ничего прекраснее забывших о себе в состра­дании мужских глаз. Нет ничего прекраснее Любви, по­трясённой от сострадания ко всему живому, что можно и нужно спасти. И тогда высшие Иерархические энергии проходят через такого мужчину.

Я призываю вас, мужчины, увидеть истинную нужду мира. Увидеть корень горя и освоить то, что мо­жет помочь уничтожить его на Земле. Пусть ваше со­страдание будет правильным. Пусть ваша великая, Богоотцовская изливающаяся мощь и воля спасут Зем­лю. Да будет так!

Людмила: Мы становимся под знамя Христа. Его знамя — не мировоззренческое. Его знамя не сопряже­но ни с какой нацией. Его знамя — это реальность на­шего Буддхиального тела. Это то в нас, что живёт вечно, имея право Быть.

По сути это захват нас для Нас. Это захват Смыслом нашей бессмыслицы. Это захват Вечностью нашей времен­ности. Это захват наших тусклых наслаждений — Жизнью «более обильной». Это захват неразумной «жены» великим Мужем, который её инициирует, проявляет, возвышает и делает её собой. Этот захват — инициация Христа в нас. Если мы однажды касались Его, мы всегда будем прове­рять нашу жизнь этим касанием.

Сейчас на нас идёт не предложение, не призыв, а именно захват нас вопреки нам. Требовательный жест Зна­ющего и Великого. Это — ход сильного, который пребы­вает, сострадая и внедряясь. Это мужской жест. Это муж­ской Божественный жест Спасителя.

Имя Его — «Спаситель» — сейчас заново стало ви­брировать. Его как Спасителя мы призываем! Ему как спа­сителю мы открыты. Его как Спасителя мы готовы при­нять. Очиститься и ожидать, чтобы принять эту активную вибрацию. Мы готовы выполнять Его санкции. Мы обе­щаем сделать всё, чтобы Буддхиальная Жизнь явилась на плачущей, растерянной Земле. Чтобы Вечное было здесь!

Приход Христа — это приход Буддхиальной вибрации в тонкие тела посвятительных групп, в тела посвящённых. Сейчас Христос «ударяет молотом» там, где строятся Хра­мы — групповые организмы Духа. Сейчас Вулкан-Христос расковывает Прометея, взлетающего в своём Вознесении...

Тонко-материальность Буддхиального тела знакома нам, и мы его строим. Христу сейчас не нужны идеалисты и верующие. Ему нужны строители реальных тел Духа, внедряющие состояние Буддхиального бытия и Буддхиальной вибрации в тела других людей и общих пространств. Спасение — это внедрение. Это состояние — реальное, вибрационно активное.

Вчера вы слушали записанные пасхальные служ­бы. Это было верование, насыщающее благополучием человеческое сердце. Не это сейчас нужно Христу! Ему нужно конкретное строительство Буддхиального тела. Вы заметили, что доверие к нам Учителей в этот раз велико? Они соединяются с нами, сливая свои поля с нашими. Они ментально общаются с нами. Соединяются с нами мыслями, действиями. Из недели в неделю мы всё больше убеждаемся в этом. Мы видим, как мелькает Христос в глазах наших любимых, близких, сотрудников, соратни­ков. Он — тут! Нам доверяют! Мы наблюдаем со-единение Учителей с людьми, проведение Ими через людей великих Жестов Спасения. Мы наблюдаем? Нет, мы испытываем на себе то, что можно назвать — со-трудничество челове­чества, Иерархии и Шамбалы. Мы должны быть достойны представившейся нам возможности.

Теперь — наши жертвы. Мы с вами жертвуем осуж­дением. Осуждением мира и друг друга, прежде всего. Мы не будем смотреть друг на друга, как смотрит личность — в упор, по горизонтали. Высокая этажность Души и Духа позволяет смотреть только на высокий этаж другой Души и Духа. Мы, члены человеческой семьи, имея астральное тело, как клетку общего человеческого астрального тела, связаны земной и национальной кармой. И если мы (по эволюционному возрасту) старше других, то каждая наша злая мысль, осуждающий жест создаёт в астрале Земли, города, улицы программную рябь осуждения и злобы... И мы не знаем, какое количество людей делают то же са­мое вслед за нами.

Итак, мы виновны, мы всегда будем виновны, пока мы — личности. Наша виноватость и ощущение нетлен­ности и высоты Души брата — основа неосуждения. Перед «Великим Хирургом» мы приносим жертву осуждением с полным пониманием. Мы не просто следуем правилу «не осуди», но на основе знания, любви и эксперимента от­казываемся от этого. Теургическое же осуждение — это просто смотрение Души и Духа на факт отсутствия в дру­гом Души и Духа. Так смотрит Теург и так смотрит Душа. Личность же может быть только виновной перед Светом. Только виноватость личности, предельная виноватость личности — условие её успеха в проведении Света. Больше нет другого условия.

Помните, я неоднократно просила вас: «Примите два закона — Закон вины и Закон Восторга. Закон вины — как открытость. Закон Восторга — как способ принятия Света». При каждом новом посвящении группы я прошу вас о выполнении этих двух законов, чтобы вы не по­гибли. Иногда «пугаешь» вас жёсткой, самой высочайшей нотой, чтобы вы продолжили жить. Но как только к груп­пе прикладывается Жезл Учителя, несущий энергетику более Высокого Закона — возникает кризис выбора, и не­которые падают...

Не осуждать — это непреложно для нас, чтобы ды­шать. Если мы видим, что человек отказался от вечной своей возможности и великий Закон Отбора отбросил его в «материал» — мы можем плакать, мы можем просить Матерь Божью за него, но мы не можем осуждать.

Только в случае абсолютного неосуждения звук группы может зазвучать. И тогда связь с Иерархией разре­шена. Когда вы сейчас встречаетесь, я не вижу, чтобы вы астрально льнули друг к другу или астрально отталкива­лись друг от друга. Это прекращено. Чужому глазу вы по­кажетесь немного холодными людьми по отношению друг к другу. Но на самом деле я впервые увидела, что вы лю­бите Душу друг друга. У вас возникла нежность и береж­ность, вы смотрите друг на друга, удерживая звук Души друг друга как он есть.

Когда я вам говорю о ваших ошибках, я вас не осуждаю. У меня есть право, которое вы приняли. Право смотрения на вашу временную «лярву». Интенсивность света отсекает «лярву», поэтому мне разрешено об этом говорить.

Общая вторая жертва: перед лицом «Великого Хирурга», нашего старшего Брата, Учителя, того, кто даёт нам чувствовать реальность Духа, мы жертвуем всеми со­юзами, заключёнными не «по Духу». Мы жертвуем всеми проявлениями, в которых нет духовного, всеми связями, которые не наращивают Душу, всеми касаниями, кото­рые не оправданы в великой возможности человека стать Душой. Даже если мы останемся одни, мы жертвуем же­ланием быть в любой общности, чтобы «согреться». Мы жертвуем этой согревающей общностью, если она — не общность в Духе. Мы жертвуем желаниями тела, личност­ными желаниями временных проводников, если эти про­водники хотят кормления по своему глупому гибельному пониманию. Мы перенаправляем наши проводники к ис­точникам истинного кормления, пусть волевым усилием, но перенаправляем. Мы собираем по своей судьбе все на­выки, все каналы, которые нам позволяют вспомнить о Духе или быть в этот момент в Духе.

Мы просим Учителя снизойти до нашей слабости, до нашей земной дебелости и применить санкцию жёстко­го и операбельного характера, если мы чего-то не понима­ем, если нас ещё держит что-то нижнее.

Мы благодарим нашего «Великого Хирурга», веду­щего сейчас интенсивную работу в Европе и в Амери­ке по подготовке людей к приходу Христа. Мы просим Учителя Мориа не оставить нас вниманием, санкцией, руководством.

Третья жертва — жертва условиями, которые при­званы помочь человеку выжить: материальными, соци­альными, семейными. Мы жертвуем тем, что держит в тюрьме. Жертвуем любой схемой, любым обычаем, если это — не жизнь группового звучания. Чтобы помочь человечеству и миру, мы должны перестать зависеть от форм земного бытия.

Четвёртая жертва. Мы жертвуем любым личност­ным гешефтом внутри группы. Мы жертвуем собой ради группы и ради служения Иерархии.

И ещё об одной жертве я хотела бы сказать. О жерт­ве несчастием. Я жертвую всеми формами, которые не пропитаны Смыслом, которые не приняли Божественного Жениха, то есть я жертвую всем, что для меня несчастли­во. Я оставляю только то, что счастье. Я жертвую несча­стьем и оставляю счастье.

Земля несчастлива не потому, что несчастье реаль­но, а потому, что она не хочет (или не может) выдержать энергетики счастья. Ей иногда нужен выдох, чтобы она привыкла к космическому лучезарному внедрению сча­стья по зонам, по чакрам, по этапам посвящения. Счаст­лив только тот, кто сознательно выдерживает счастье ка­сания его Высшими Силами. Тогда-то воссоединяются форма и суть. Он даже не представляет этого разделения. Это зона неразделённости, и характеристика его — сча­стье. Нет, не счастье. Блаженство? Нет! Там ещё что-то есть. Слова не подходят. «Счастье» совсем не подхо­дит. «Блаженство» — не подходит. Что-то третье... Есть какое-то слово... «Творчество» — не подходит. «Жизнь» и «Праздник» — тоже не подходят. Какое-то слово есть другое. Наверное, есть, а может, и нет... Скорее всего, это — не слово. Это — Звук, «внутри которого, — как пишет Джуал Кхуул, — движется группа».

Перед лицом Троицы и Шамбалы я отдаю в жертву всё, что лишено максимального Звука, могущего произвестись через меня. Раньше я могла быть или не быть Звуком в зависимости от того, насколько я — форма, на­сколько я — Душа. Когда же Душа «оккупировала» цен­тры, я уже не могу быть в том или другом виде. Остаётся разрешённым жить в формах максимального проявления, как бы они ни были невероятны. Форма максимального проявления — это когда Дух проник в самую тайну фор­мы и когда форма достигла самой светозарной любви к Духу. Когда они — одномоментны, когда одно — не во­преки другому, а каждое углубление равно по величине входящему, и каждый звук равен силе слуха того, кто бла­гоговейно слушает.

Есть такое русское выражение «крик Души». к этим словам мы всегда подходили глубоко-сокровенно и узнава­ли точно: у кого — есть «крик Души», а у кого — его нет.

Вот мне бы хотелось знать, какой у вас «крик Души»? По какому поводу ваша Душа плачет? Кричит ли она в по­исках конечного смысла, призывая Учителей света, когда ум открывается и затихает в поисках Их? Кричит ли она в связи с тем, что формы жизни не дают удовлетворения? Кричит ли она, когда видит, что все идут в пропасть? Бе­гут в пропасть, смеются, и не знают, что это пропасть. И вот ваша Душа закричала, не потому, что вы захотели утвердить свою гордыню, а чтобы вы увидели, куда бегут люди! А может быть, это крик вашего сердца, проснув­шийся звук ликующего и реального начала Любви? А мо­жет быть, крик вашей Души — это крик Буддхиального тела? А может быть, крик Души звучит на уровне зрелой Атмы, зрелого существа Брахмы?

Как случается «крик Души»? Когда вы, узнав о веч­ной жизни, начав медитацию, получили канал интенсив­ных Иерархических энергий, и в то же время отстаивае­те старые позиции покоя, то вы закрываете этот канал, и ваши тела Манаса, Буддхи, Атма «кричат» от голода.

Все семь посвящений, семь светильников, семь уров­ней Иерархии — это наша собственная человеческая Выс­шая природа. Мы её воссоединяем с собой. Мы не веруем в это, мы умоляем это придти, мы добиваемся этого. И в этом случае ваш «крик Души» становится сигналом прод­ления главной в вас жизни — жизни вечной.

Многие сейчас рассказывают, что в снах у них пла­чет ребёнок. «Ребёнок — за стеной, он плачет, я туда рвусь, а чёрный мужчина не пускает». Ему говоришь, что это твоя собственная Душа плачет, никакой там не ребёнок! А чёрный — это тоже ты... Отследи в себе тленное и не­тленное, и начни кормить «ребёнка».

Но увы... У большинства из вас — «долги», «цели», «узы», «сострадание»... Странно! Как можно сострадать другим людям, если вы сами ничего не знаете ни о вашей, ни о их природе, и ничего не делаете для Души?

Что с вами происходит?! Почему вы сидите на своих несчастных должностях? Почему вы сидите возле своих нелюбимых женщин? Почему вы гибнете вместе с ними? Почему вы всё время отслеживаете последова­тельность времён, событий, целей ваших? Происходит что-то совершенно невиданное! Ведь кричит не только ваша Душа, кричат Души ваших жён, ваших детей! Кри­чат Души людей! В какой точке вы собираетесь им со­страдать и помогать?

Подумайте, почему у нас в России (после стольких лет духовной работы) такое всеобщее онемение, такая без­ысходность? Не потому ли, что «крики Души» были якобы «вовремя», и очень «разумно» заглушены вашей логикой?

Мужчины знают об аскезе и знают о необходимости физического совершенствования. Они знают, как влия­ют, например, горы, высота, голодание. Они знают, что такое жертва. Но где вы видели, чтобы кто-то хоть чем-то пожертвовал реально? Неужели должна гибнуть страна, чтобы мужчины поняли, что упустили? Неужели обяза­тельно что-то трагическое должно произойти? Мало вам остекленевших глаз ваших коллег, мало вам рано соста­рившихся мужчин и женщин с аурами ариманов. Но это же наша страна, это наши города, это наша Земля!

Даже если разумно и честно продлить вашу быто­вую заботу о Земле, продлить до истинного понимания вещей, то окажется, что именно перемена энергетик, пе­репрограммирование пространств Земли — самое главное дело сейчас. Именно обучение людей раскрытию центров поможет им по-новому «питаться». Эта новизна «пита­ния» открыта Учителями. Механика питания открыта для нас Ими. Ей можно и нужно обучиться, чтобы не болеть, чтобы не страдать, чтобы не быть привязанным к временным объектам и, естественно разочаровываясь, быть безысходным и несчастным на Земле, удовлетворя­ясь взаимокормом через ненависть, борьбу, карьеру, через соревнование, тщеславие.

Истину надо показать. А чтобы показать, вы долж­ны овладеть знанием и экспериментом. Вы должны прак­тически показать, что всё меняет Истина.

Повторяю, испытывая заботу о Земле, надо прежде всего уметь делать то, от чего Земля была бы счастливой. Это не химера. Не мечта. Это практика работы в тонких телах, в тонких энергиях.

Нет ничего прекраснее забывших о себе в состра­дании мужских глаз. Нет ничего прекраснее Любви, по­трясённой от сострадания ко всему живому, что можно и нужно спасти. И тогда высшие Иерархические энергии проходят через такого мужчину.

Я призываю вас, мужчины, увидеть истинную нужду мира. Увидеть корень горя и освоить то, что мо­жет помочь уничтожить его на Земле. Пусть ваше со­страдание будет правильным. Пусть ваша великая, Богоотцовская изливающаяся мощь и воля спасут Зем­лю. Да будет так!

  Рождественская встреча