Групповая Монада

17 августа, 1984

 

 Сегодня в ночном свидетельстве мне было сказано, что Монада оккупировала все зоны и что (действительно) наступила смерть личности и всё личностное, что сейчас поднимет голову, будет уничтожено.

И что странно! Я действительно чувствую её проникновение, её владычествующий жест, не позволяющий какой-либо зоне хоть сколько-нибудь быть чем-либо, кроме как проводником Света. Такое ощущение, что личность подчинилась окончательно, и теперь образа себя совсем нет, поэтому трудно наблюдать действие Монады, потому что нет той, кто обычно наблюдала. Даже нет той, кто благоговела. Она тоже как бы исчезла. Монада же действует точно, без сомнений, оперирует энергиями, эгрегорами, каналами, владычествуя в них Светом, действуя с непередаваемой решительностью и непреложностью, и оставляя физический план только для собственного действия. В связи с этим оставлены тело и абсолютно послушная личность, которая не имеет своей жизни, а реализуется в рамках Монадической Санкции. Увиделось, что больше не будет высоких, субъективно-интимных касаний «меня» с «Монадой», потому что меня уже нет. Она же, Монада, появляясь в телах-проводниках, совершает магию работы, в которой заинтересована. Нет двух. Если и есть так называемое «я» (нижнее), то это жест «Я» (Высшего), то есть Духа.

Нельзя сказать, что это простое или очень счастливое состояние. Внизу это — смерть, вверху (вернее в Кольце) это — истинная жизнь. Если я буду смотреть снизу (со стороны личности), я скоро потеряю физический и астрально-ментальный проводник, и, так как отождествлена с тем, чему дано жить только при условии абсолютного подчинения, я попаду под закон уничтожения. Если я буду смотреть в Кольце (со стороны Монады), то я увижу (как и в посмертии) удаляющиеся уничтоженные программы, в которых я, впрочем, могу быть заинтересована — тогда их жизнь продлится, как продлевается жест танцора. Теперь вы понимаете, как правильно должен работать в нас инстинкт выживания? В подобных случаях выжить — это отождествиться с Танцором, а не с жестом.

Что касается Души, здесь тоже можно наблюдать совсем новое качество. Раньше было ощущение необходимости её разбудить, усилить, насытить, охранить. Но сейчас пришло совершенно отчётливое впечатление, что Душа не индивидуальна, а имеет групповой характер, что организм нашей ашрамной Души одномоментен в каждом из нас. И поэтому, если кто-то являет Душу и представительствует её другим членам организма, то он представительствует не только себя самого, но и их самих. Вот почему каждый видит не только нас, а себя — в нас. Это похоже на эгоизм, но только это — эготизм. Кто-то в организме Души должен быть сердцем, кто-то руками, кто-то глазами и т.д. Живя как часть организма, каждый свидетельствует себя остальным членам, усиливая в них видовую реальность общего организма. И тогда каждый спокойно работает в Духе в зависимости от луча, психотипа, духовного возраста.

В последнее время одномоментность работы организма стала ещё  эффективнее.  Свидетельствование наличия Групповой Души вовне другим людям, как правило, рождает в них способность и разрешённость быть Душой. Это, повторяю, происходит одномоментно, одновременно. Душа — не чья-то. Она — общая. Отсюда — наша непосредственность, раскованность в общении с новыми людьми. Мы свидетельствуем им их перспективу. Отсюда — ощущение общего чуда встречи и взаимной радости. Отсюда — непреложная реальность последовательно выявляющегося Организма.

Есть форма взаимодействия, когда ты выглядишь лучше всех, сильнее и прекраснее всех, и ты испытываешь этакое веселье самопроявления: ты владычествуешь над людьми, они смотрят на тебя с восторгом. Ты покоряешь их сердца. Ты их «спасаешь», ты «необходим». Но такого рода победа и такого рода владычествование (по истечении времени) всегда создаёт ощущение горя и боли. Ты оказываешься в безысходности; ты нереален, ты (как точка) набираешь на себя энергию Целого, поэтому рано или поздно ты не минуешь гибели, как колдун в сказке.

Но есть другое «владычествование».

Раньше мы как бы добивались проявления Души в другом человеке. Казалось, что мы инициируем её. А сейчас получается, что его Душа — часть нашей групповой Души. Помните? «Как хорошо, что Душа твоя, Вергилий, и не моя, и не твоя». Поэтому такая радость! И главное, что человек моментально «узнаёт» этот процесс групповой медитации — вот что поразительно! Не добиваться, не помогать, не рождать, а быть Его же Душой — вот что необходимо. Быть его центральным внутренним Существом. Понимаете? Поэтому после предательства Игоря Богородица сказала Асе во сне: «Он — твои руки». Можно было бы понять просто: если предал групповую работу, то пусть исполняет в ашраме физический труд. Но это не так. Скорее всего, есть у этого человека своя часть в общей духовной мистерии и касается она «рук» (Близнеца). Что это? Это — коммуникации, распространение книг и т.д., то есть работа во внешних жестах ашрамной жизни. И если мы как Душа реальны, то она и в нём отзвучит. Групповая Душа — во всех. Каждый, касаясь её, ощущает себя не как точку, а как сферу, как звучащее пространство. Ты — один, но ты — проявлен во всех. Ты — один, а звучишь во всех точках пространства, во всех людях. И это — не пассивное исчезновение в нижнем астральном «супе», а активная жизнь Целым и в качестве Целого. Поэтому, когда перед тобой стоит человек и спрашивает: «Кто ты?», — ты ему отвечаешь: «Я — твоя Душа», — потому что ты пульсируешь одновременно и внутри него. И он тоже пульсирует тобой как Душой. Вот отчего так радостно людям.

  Групповая Монада