Буонарроти. "Страшный Суд"

30 октября, 1985

 

   Людмила: Христос и Божья Матерь — в центре картины. Его правая рука поднята как для излучения энергии. Она же сидит под этой рукой. Ниже, справа и слева — люди. По Его левую руку те, кто изумляется Ему, ненавидя Его. Те, кто по правую руку — «летят» в Него, становясь Им, частью Его. Похоже это одни и те же люди, попавшие в посмертие и погруженные в непрерывную линию движения вокруг Него. Только справа от Него они возвращают Ему свои Души (как клетки Его тела), а слева от Него — спорят с Ним и даже грозят Ему. По сути, и левые, и правые — одни и те же существа, только в зависимости от того, как они себя ведут, они оказываются с левой или с правой стороны от Христа.

Сначала «чёрные» как бы летят к Нему, но как только оказываются близко, начинают выступать против Него. Они спорят с Ним, потом «отлетают» и внедряются в земные дела, а их подруги сидят у них под рукой. Они спускаются вниз по линии страстей и тщеславия, и дальше их убивают эти же «подруги». И всё — конец!

Знайте, на большой энергетике — один неправильный жест, и ты вместо себя, летящего в «Жест» Христа, то есть во Христа, становишься жестом Антихриста, «перелетевшим» мимо Христа на левую сторону от Него.

Помните последний приход Уры-Водолея, когда она в ночном свидетельстве видела Сатурн (в форме человека), который её убивал? У меня ощущение, что она соглашается на то, чтобы форма не доминировала, но когда это вот-вот произойдёт, оказывается, что Душа не доминировала. В последний момент Ура как бы «спохватывается», и, конечно же, самосохраняется как форма, не желая разотождествляться с ней и насыщая её добавочными энергиями «обманутой» Души. Я не знаю, есть ли у неё возможность предаться Тому, Кто выше её? Я ей так и сказала: «Влейся в Любимое — это единственное, что ты можешь». Но она этого не делает! Весь процесс курирует её древняя откормленная личность.

Почему «откормленная»? Лучше сказать: «Чем откормленная?» Конечно же «Духом Святым»! Медитируя с ней и поднимая её по Антахкаране, я неоднократно замечала, как она сначала как бы «поддавалась», наблюдая за мной, как я силовым образом отстраиваю семь колец восхождения внутри её тонких тел (делая это для того, чтобы показать ей реальность существования Антахкараны как таковой), но в конце концов она всегда срывала энергии «Лествицы Небесной» (Антахкараны) на самостное удовлетворение себя как «великой» и, конечно же, всегда готовой «предоставить мне себя» для её следующей обслуги. Но, судя по тому, что в последнем свидетельстве Сатурн «убил» её, «откормиться» (как форме) ей не удалось!

Вернёмся к «Страшному Суду»! Христос и Матерь Божья не «судят», Они являют Себя, и «Суд» происходит автоматически. На фоне их Сияния и целостности всё разорванное и дьявольское проявляется окончательно и тут же исчезает. Справа от Них — сторона движения ко всё большему Свету. Слева от Них — падение вниз. Они — в центре, и держат обе стороны с помощью восьмеричного взаимодействия друг с другом — неразрывного взаимодействия!

Возле Матери Божьей, справа от Неё, мы видим спину женщины. Спину и нижнюю часть тела той, которая распинает себя на кресте ради Христа (рис. 1). Здесь я сразу узнала своё свидетельство «Рождённая Тобой — Тебя Рождаю». Так распинается нижняя часть тела, где вынашиваешь и рождаешь, и воцаряются две кольцевые ауры: высший сакрал и высшее кундалини.

«Распять» и «окольцевать» — это одно и то же. Мужское начало в человеке распинает верхние центры (сердце и горло), а женское  — нижние центры — сакрал и кундалини. Когда эти два распятия соединяются, тогда возможно Спасение как Пятое Посвящение.

Но вначале Иерар­хическая энергия «вытягивает» «своих», и здесь нужен путь чистой аскезы. Я бы даже сказала, что это путь прохода по средним Сефиротам. Помните, мы исследовали, можно ли пройти по средним Сефиротам: Ангел, затем — Матерь сердца и сразу — Серафимы. Этот проход не означает полного построения Антахкараны, хотя на протяжении многих веков такое движение было необходимо для «аскетов». Обратите внимание на юношу с лестницей в левой ­(женской) руке, сидящего сразу под Богородицей (он — как бы Её продолжение вниз). Он держит лестницу за предпоследнюю перекладину внизу, а голова его находится на уровне предпоследней перекладины вверху. (На уровне верхней перекладины мы видим голову «девочки» в красной косынке, слившуюся с последней перекладиной. Эта девочка — определённый аспект Кали, представленный на этой зоне). Итак, получается, что в данном случае ещё нет полноты. Или, лучше сказать, нет окольцовки началом — конца, до полноты. (Полноты восьмеричного гимна «Рождённая Тобой — Тебя Рождаю!»)

Но так или иначе они (юноша и «Кали») сидят непосредственно под Богородицей в отличие от симметричной группы «претендентов на бессмертие», находящихся по левую руку от Христа. Обратите внимание, Христос «замахивается» правой рукой, а Его левая рука непреложно не подпускает «левостоящих» к Себе и к Матери. Почему?

Потому что это те же существа, которые (после подъёма их по правой части, справа от Христа), став Посвящёнными высокого ранга, не влились в «правую» руку Христа, а пролетели за Его «спиной» на левую сторону, взяв на себя благодатные энергии, исходящие от центральной Божественности. Естественно, что, оказавшись на левой стороне и взяв на себя эти энергии, они скоагулировали их в себе, усилив тем самым не тождество с Божественностью, а дерзновенное ощущение усилившейся «самоотождествлённости», напитавшейся самости.

Смотрите, постепенно перелетая на левую сторону, они «поднимают руку» на Сына Божьего и Его Мать. Правда, кто-то вначале закрывается ладонью от Света, исходящего от Христа. Кто-то спорит с Ним, даже показывает кулак… А вот — типичная Ура!

(рис. 2) Закрыла нижнюю часть лица и уже не смотрит, а подглядывает за Божественностью с явным осуждением и страхом одновременно. Параллельно с юношей (с лестницей) и Кали слева расселся дьявол… Видите, правой рукой он пытается нанести удар в левую ногу Христа ножом, а левой рукой (на расстоянии от Христа) держит ужасную «хламиду Монады», защищая её от энергии Божества. А над ним, как бы выросшая на его плече — «умильная» физиономия паренька, явно похожего на наркомана (рис. 2).

А вот ещё! Тот, кто показывает кулак (видите?), имеет вторую голову с чёрным лицом. Обратите внимание, как много (слева от Христа) двухголовых!

…Вы помните, что из Пицунды в Москву трое «Саш» (Саша Коблов, Саша Вулкан и Саша Близнец) выехали на машине. Старенькой, правда, но зато групповой, ­купленной нами как бы по моему «капризу» в Пицунде. Почему «как бы»? Я никогда и нигде не читаю объявления. И вдруг в Пицунде я (впервые в жизни) прочита­ла объявление на столбе о продаже машины, цена которой совпадала с количест­вом заработанных вами на росписи кафе в Новозаведенской денег. Мне чуть ли не голосом было сказано Учи­телем Юпитером: «Покупайте!» Я   пос­­­лушно объявила это вам, и трое мальчиков «полетели» на ней через пол-Союза в Москву, то и дело оказываясь в ­ситуации ремонта.

А теперь смотрите! Некоторые, стоящие по правой стороне от Христа, перелетают на левую сторону, и из стремящихся к Христу превращаются в Его врагов. Даже Апостол Пётр, стоящий слева, довольно злобно смотрит на Христа (рис. 3).

А за его ногами легко просматривается что-то вроде нашей зелёной «машины»… Весь — в зелёном, вставший на корточки мужчина с чёрным злобным лицом (это — сакрал-кундалини Петра).

Вот что значит: «Перелетели!» Во времена Буонарро­ти не было машин, являющих для нынешних мужчин непререкаемую значительность. Но оказалось, что дело — в их вечно неосвоенном кундалини (будь то «современные» или древние «железки»).

Если вы помните, перед этой Мистерией в Паланге был конфликт с Сашей Кобловым. Тогда пришлось опять выявлять его «змеистое» существо, которое никогда и ни у кого ничего не спрашивает. Его принцип: я приготовлюсь, всё пойму, а потом приду и «поражу» всех своей «мудростью»! (Он не во Христа влиться хочет. Он Христа одарить желает, используя Его же Божественность).

Трагизм «перелёта» заключается в том, что, осваивая «железки» того или иного типа, мужчина опускается по уровням сознания не только в ничем не объяснимую гордыню (здесь он ещё жив, хотя негативно), но в тупость и смерть. Почему я «упёрлась» в перелёт? Потому что (к моему великому сожалению) мальчики «перелетели» пол-Союза — и с тех пор (особенно Саша Коблов) перерождаются в тех, кто стоит слева от Христа…

А вот — Дмитрий, наконец, явился… Давайте его спросим, что он думает об эзотерическом подтексте этой картины. Что ты можешь сказать о левой стороне картины?

Дмитрий: Левая сторона от Христа? Какие различия с правой стороной? Во-первых, здесь (слева) все закрываются руками от Христа.

Людмила: Это я уже говорила. Они не только закрываются. Они ещё и кулаки показывают.

Дмитрий: Вообще-то здесь (рядом с Христом) стоят Апостолы. Вот — Пётр! За Петром — ещё Апостол — в красном, с бородой. Внизу сидит Варфоломей с человеческой кожей в руке. Ну, юноши и женщины здесь как бы не в счёт. Дальше идут святые (ярус ниже). Здесь по идее все роли очень чётко распределены. Иначе тогдашняя церковь не допустила бы такое явление. Правда, они не учли, что это — левая сторона, где происходит противодействие Христу. Данте тоже в аду видел священников своего времени. Поэтому Апостолы тоже могут не быть исключением, особенно на кундалинных зонах. Когда Христа взяли, они ведь все разбежались!

Вот этот ярус — святые. То есть половинчатые. Ниже — святая Екатерина с обломком колеса. Вот ещё мученик с какими-то шипами на щётке. Есть кто-то с пилой. Его явно распилили, когда он был в теле. Все сидят с орудиями своего мученичества. В этом же ряду какой-то художник… затесался. Слева они все — двойные, чего нельзя сказать о правой стороне от Христа. Здесь так: слева от Христа одна голова у персонажа — злая, а другая — умильная. Например, вот эта старуха в белой чалме совсем закрывается двумя руками, а над ней — голова девицы… Подобострастно так смотрит на Христа… Правда, закрывая при этом рукой нижнюю часть лица. Пётр тоже двухголовый. За ним — темноволосый бородатый старик в красном… поднял руки (будто отпрянул). И из кундалини у Петра голова торчит. Чёрное лицо.

Людмила: Я уже об этом говорила ребятам. Это у Петра сакрал-кундалини такой. Отсюда — злобное угольное лицо. Тут ещё угольные лица есть.

Дмитрий: Ведь Пётр ведёт праведников (святых) — половинчатых, у кого не взяты сакрал-кундалини. Поэтому на кундалини у него — такое. А грешниками Богородица «заведует». Она их кольцует, Она — Высшее Кундалини!

Они тут вообще все очень напуганы… Те, кто встали слева от Христа.

Людмила: Да, правые льнут к Свету Христа, стремятся к Нему, а эти (слева) напуганы.

Дмитрий: Те, кто справа — они даже руки отводят, разводят, как бы грудью идя в Свет. Вот летит (в синей шапочке, прямо над Христом) — прямо руки распахнул. А слева?.. Они всплёскивают руками и закрываются. Вот этот (над стариком в красном) за сердце держится, не отдаёт его Христу. У него инфаркт, наверное, на самостной почве…

Людмила: Да. Он другую руку вытянул, закрылся ею.

Дмитрий: Лицо закрыл. Ментальную зону закрыл и сердце закрыл.

Людмила: Да, слева от Христа они тут все закрываются и ненавидят Его и Богородицу.

Как видите, «белые» Посвящённые идут параллельно с «чёрными», и никогда не будет Посвящённый «чёрным», если он не был белым. Почему? Потому что источник энергии — один, и вначале «приходится» быть «белым», чтобы, продавшись, стать «чёрным». Надо иметь объём кольцевой энергии, чтобы при перевёртыше стать ­скоагулированной силой.

При этом, когда «чёрные» спорят, они Ему отдают энергию спора с ним. Пока они (как белые) будучи справа, Его «поощряют» и «любят», они тоже отдают энергию Любви и Жизни.

Параллельно с бегущей Тарой (рис. 4) здесь, на картине, в толпе целующихся (слева от Христа) стоит женщина, тоже очень похожая на Уру (рис. 5). Она смотрит на Христа. От головы у неё тянутся шлейфы — к каждой паре. Она как бы инициирует поле секса. Это — существо чёрного Посвящения, где работают на сакральных энергиях. Она как бы натягивает на себя шлейфы соитий. Это не столько грубый секс, сколько утон­­чён­ная и акцентированная на сексе магия.

И обратите внимание, что у Дьявола здесь, на картине, два лица (рис. 2). Одно лицо — злое (я его видела при «Рождённая Тобой — Тебя Рождаю», оно всё время следило за нами снизу — жуткий взгляд!). А другое лицо — жалкое, но с элементами благоговения. В правой руке у него — грехи человека, а в левой он держит ­хламиду Монады человека.

Ася: Игорь часто себя так ведёт. Он бывает очень злой, а потом вдруг — благоговейный. Потом опять злой, потом опять — благоговейный… На картине это — второе лицо, которое «молится» на Богородицу, смотрит на Неё! Когда Игоря спрашиваешь, что он любит, он говорит, что Богородицу! О Христе он так не говорит.

Людмила: А вот мужчина сходит с Креста (рис. 6). Он был на Кресте, держал Крест и он сходит с Креста. Он сходит с Креста и идёт работать на Человечество спиной к Христу. Здесь — целая группа таких. Строгают, пилят. Вот здесь — инженеры, а здесь — художники… Но все они стоят спиной к Христу.

Дмитрий: По замыслу они — святые мученики, и это орудия их пыток…

Людмила: Да, они — святые, значит, половинчатые. Их инструменты имеют двойное значение. Их личности, удовлетворяя самостную природу делателя через «служение людям», этими «инструментами» мучили Душу. Поэтому на зонах Души, на средних зонах они — «мученики».

Но когда дело доходит до сакрала-кундалини, ими неосвоенного, то эти же самые люди становятся мучителями своей собственной Души.

Когда начинаешь искать, где же здесь — женщины, оказывается, что когда мужчина сходит с Креста, то его женщина сидит, привалившись к нему, в абсолютно пассивной позе. Когда же идёт их (мужчин) «трудовая» деятельность, у одного женщина под бедром сидит, у другого — тоже ­расслаблена или забита (рис. 7). Ес­ли справа от Христа женское начало выводит мужчину вверх, к Христу, то слева — мужское начало задавливает женское. Правда вот здесь, пониже, женщина встаёт и, посмотрите, она начинает бить мужчину!

В нижних зонах происходит усиление женщины. И женщина начинает уничтожать мужчину! Смотрите, вот она его бьёт не сильно, сбоку. Здесь — сверху, а здесь уже совершенно уничтожает. Он летит вниз головой в ад под ударами её правой, «мужской» руки! В конце она сама срывается туда же, и они вдвоём оказываются в лапах бесов, дьяволов, змей и прочей дряни. Она — ещё с кулаками, вся — в гневе, но уже находится в Аду…

Ася: Когда я увидела эту картину впервые, переживания у меня были самые ужасные… Я до сих пор буквально замерзаю от ужаса, когда вспоминаю, что один неверный шаг — и ты можешь оказаться Посвящённым чёрного посвящения. И главное, не сразу это понять!

Людмила: Теперь вы понимаете необходимость послушания, растворения в Высшем, постоянства «лица вверх», постоянства готовности к смерти и желания раствориться в Любимом — Высшем? Потому что здесь слишком много «покупок», и можно не заметить, что тебя «купил» Дьявол. Поэтому доверие себе, своему уму, даже высокому мистическому учению — ещё не гарантия спасения.

Открылась вся тайна с Урой. Помните, мы никак не могли понять, почему она видит то, что я вижу? Дело в том, что мы явно участвуем в одной Мистерии, а потому она всё время получает тот же объём энергии! Мы шли, как Лев и Водолей — параллельно, и ей надо было в меня войти, влиться, как Водолею надо влиться во Льва. Она же шла параллельно, она шла как я! А это недопустимо. Когда я с ней медитировала, я никогда не была как она, я всегда с ней сливалась. Принцип вливания в кого-то — он самый безопасный. А вот принцип «делать как кто-то» — нет. Помните, когда дьявол пришёл в Рай, он сказал Адаму и Еве: «Будете как Боги». Он не сказал — «Будете Богами». На этом принципе «я — как он» можно в обратную сторону уйти.

При Мистерии всегда идёт блудница, которая движется параллельно, но в другом направлении. Она представительствует противодействие группе для получения Посвящения. Ура шла на Посвящение, и я могу сказать, что она имела Посвящение, но чёрное…

И вот когда последний раз я её окольцевала, она влилась и «сгорела». Поэтому её сейчас нигде нет. Хорошо, если она даст себя на раскоагулировку, тогда она сможет начать сначала ход вверх.

Здесь открылась тайна того, почему мужчина, идя через аскезу, может пройти только до определённого Посвящения. Я точно знаю зоны, куда мужчина-аскет не пройдёт. Если же он идёт через Женщину, то она должна быть его Духовной Матерью. Он должен предаться ей, и она должна его вытянуть. Он должен встать на «колени», он должен предаться ей как Матери и исчезнуть. Он должен влиться в Неё — и только тогда он войдёт в Жест Христа. Это закон, о котором я всё время напоминаю вам. Поэтому все крупные Посвящённые типа Рамакришны и Буонарроти имели Учителей-женщин. Это закон движения вверх. Ты никогда не будешь «со Христом», если у тебя не было Матери Духа. Посвящённой Матери. А если ты не будешь «во Христе», то о каких Посвящениях может идти речь?!

В этой картине явлена Душа Буонарроти. И вспомнилось интересное событие у нас во взаимоотношениях с Володей Бородюком. Когда мне была показана вся Иерархия, он страшно страдал, что не ему! Ну, и я как-то спросила, что всё-таки виделось ему в свидетельствах. И он вспомнил, как в юности (после прочтения «Библии») он видел сон, что он висит под куполом и разрисовывает его. Входит Светоносная Женщина и кричит ему: «Ну-ка, спускайся!» И он сходит к ней… А кто знает? Внешне Бородюк очень похож на Буонарроти! Мы посмотрели по каналу Венецианского Учителя — всё вполне возможно. Вполне возможно, что эта Женщина вела группу перед Блаватской, потому что такое нарисовать — это значит Знать. Тут всё, вплоть до лиц, повторяется, а это значит, что мы тут были. Мы были под Её ведéнием.

Как раз перед тем, как группа приехала в Пицунду, у меня был великолепный сон. Я вижу зал, потолки которого идут вверх, в бесконечность. Я — в чёрной одежде, иду очень быстрым шагом. Стоит Существо, очень похожее на Максима, а за Максимом стоит мой отец. За ними — Свет! Я подхожу и вся вхожу в Максима до горла. Исчезаю вообще…

Поэтому был узнан центр этой картины. Посмотрите, как интересно сидит Богородица. Она сама в себе имеет некую Полноту. Нижняя часть у Неё повёрнута в одну сторону, а голова — в другую. То есть она имеет восьмёрку в себе, и с Сыном она тоже образует восьмёрку. Недаром Коля, первый раз увидев картину, сказал, что Она — в целостности, а Он — при Ней как жест. Имеется в виду, что Он — жест, так как мужчина — всегда жест. Но жест Кого? Вот вопрос! Она — Суть, она даёт ему энергию, а Он делает Жест, и оба они — Одно!

 

  Буонарроти. "Страшный Суд"