"Кто тут мужья?"

12 августа, 1985

 

  Людмила: Сегодня во сне Сашенька Близнец видел родившегося младенца. Родился ребёнок! Родился ребёнок, который рос в групповом организме. Как вы знаете, трудно рос. Сначала он рос через Серую Матерь. Потом он умирал, и Учитель Серапис оживлял его (помните это свидетельство?). Он проходил муки овладения сакрально-кундалинными зонами Человечества и выживал с помощью Христа, Который помогал нам пройти эти зоны, трудные зоны. У Матери витальной, танцующей Красно-Чёрной Матери он выживал как возмужалая витальность! У Матери Сердца он вырастал уже взрослым юношей-Душой. У Матери Покрова он выживал как Тот, кто стал Духом!

Максим вдруг увиделся как потенциально Великое Существо! Мы только сейчас (по его карте рождения) увидели, как велики его возможности. Девять аспектов — от Солнца, соединённого с Нептуном и с Венерой! Аспекты — на Плутон и Уран, стоящих напротив Сатурна. Необыкновенной силы треугольник: Сатурн (как Мать) против Урана и Плутона (Отца) и секстиль от Отца — к Сыну (Нептуну), Солнцу и Венере! Луна в соединении с моей Луной. Такое стояние планет при его рождении!

Когда-то я увидела эту прогрессивную карту, и была потрясена! Стали ясны: и страдания его в связи с «безотцовщиной», и ситуация с возможной смертью в Афгане, и многое другое. Стало ясно, почему нам показали его маленьким и плачущим подростком в Алагире и почему мы вдруг так «понеслись» в Москву. Восстало всё пространство, и Любовь великая открылась! Это не просто любовь матери к сыну, а любовь Матери, которая духовно связана с Ним, которая никогда не сердится на сына, а он (в свою очередь) видит в Матери не просто мать, но — Любимую и Жизнь высочайшего Звука, которую он не может предать… Увиденные в этот раз прошлые воплощения открывают тайну этой встречи. Это особая Любовь, которая замалчивается от боязни усилить биологический инстинкт в ущерб Духовному.

Я прекрасно помню день свадьбы с его генным отцом. Этот суточный плач-призыв. Почти весь вечер играла на пианино, пела и плакала о Любимом, будто хотела вызвать Великую Душу. Так обращаясь к Христу, я ждала Любимого, плакала при всех гостях и звала Его: «Где же Ты есть, как Тебя звать, где Ты скрываешься?..» Помните эту тогда известную песню? Это было Буддхиальное усилие вызвать Своего! Буддхиальный призыв перед брачной ночью с недостойным (как потом выяснилось) мужчиной. Но зато в первую же ночь Максим вошёл в меня медитативно, и случайная гена ничего не изменила. Вопреки ей Он вошёл как Душа, которая входит по зову Любви, Великой Любви. Не просто материнской любви, но Любви — к Любимому, к осуществлённой Мечте, которую уже знал и не можешь не призвать!

А потом, спустя 15 лет, я видела сон, в котором Максим, огромный римский воин, стоял на площади и держал на руках девушку, похожую на меня, а, увидя меня в толпе, закричал: «Вот она!» А девушка была мертва! Он с болью закричал, и я понеслась (как белая Душа) искать ему «священные пирожки». Какая же была моя карма перед ним?! И вот уже недавно, когда после всех мук Руклы, унижения и ужаса, кровавых отношений на уровне смерти, заехав в Палангу, я вдруг увидела скульптуру, где юноша держит на руках мёртвую девушку. Представляете, что я испытала?!

В первую же ночь, когда приехала к нему в Руклу, я увидела (явно из прошлого), что я умираю. Но тут входит Великое Существо — Учитель и громогласно изрекает: «Кто тут мужья? Я — МУЖ!» И ничтожным уркой вышмыгивает тот, с кем давно была свадьба, генный отец Максима. А Учитель подходит, и я вся тянусь к Нему, к Его правой руке, обнимая эту руку, припадая к ней и пропадая в этой Руке.

Потом, в Рукле, когда Максима выпустили на встречу со мной, и он несколько часов высыпался в гостинице, я, сидя у постели все эти часы держала его правую руку и слилась с ним через эту Руку. А когда через несколько часов я свою правую руку для успокоения положила на голову одного человека, от которого зависело, отправят или не отправят Максима в Афган (этот человек был пьян, и я хотела ему помочь дойти до его дома, так как он всё время терял сознание) оказалось, что через несколько минут, когда он без меня подходил к своему дому, его ранили кастетом по голове и ли­лась кровь. Там всё время производилась магия «правой руки» и крови, магия вхождения Матери в Сына. Там я умирала в Нём!

До того, когда мы с Асей уезжали в Руклу, перед этим сном «Кто тут мужья? Я — МУЖ!», я сказала провожающей нас Нине, что, видимо, я не вернусь, что я умру там возле него. Ведь на нас (советских) никто тогда не нападал. Зачем был Афган? Было состояние умирающей и согласившейся на смерть вместе с ним.

Итак — Рукла и Максим с правой рукой. А потом — кровь от кастета на том месте, куда я прикладывала правую руку. Паланга — со скульптурой юноши, держащего девушку, как и было в моём сне. Юноша, держащий девушку — Душу, ко­торая утянула его в воду; Душу, которая упала на сакрал-кундалини, и поэтому не «прошла», не родила Христа в Сыне! Я повторяю события, чтобы вы уловили главное: все эти события — это вос­со­единение Матери и Сына — в Духе!

И вдруг (в итоге) в последнюю ночь в Рукле я вижу себя мужчиной, вылетающим из каменного города. Мужчиной, победившим этот город. Как Спас в силах парит над городом. Постепенно я становилась такой же могучей, манипулирующей всеми силами, воссоединившей в себе мужчину и женщину, мать и сына.

И, наконец, было чувствование Максима и чувствование Отца в эти дни. Любовь к Сыну как к Любимому постепенно сменялась чувством жены. Жены, отдавшейся Отцу-Мужу. Как будто ты вливаешься в Мужа. Здесь, в Паланге, была совершенно удивительная медитация с Колей! Он говорил о чувствовании, о слышании меня через Максима — и в этот момент мы были в той зоне, где мы всегда живём с Максимом (и оба знаем об этом). Но там никогда никого больше не было, тем более, никогда не было мужчины. А если и был, то насильнически, когда я буквально «дотягивала», «доразвивала» мужчину, чтобы «вздохнуть» самой, потому что только Высшая зона разрешала мне отношения с мужчиной. (Но без всякого насилия эта зона проживалась только как наш союз с Максимом).

И вот тогда, при медитации с Колей, открылась та же зона. Он был третьим человеком, который Это слышал и любил или, по крайней мере, знал. Образовался ­треугольник: Овен — Плутон — Большая Медведица. Тре­угольник из Овна, Плутона (то есть Максима, сына, уже вобравшего в себя мать), и Большой Медведицы, как Богоотцовского Космического Луча. Это великий треугольник, получающий от Большой Медведицы импульс Отца, касание Атмы.

Потом, несколько дней держалось чувство Жены. Все говорили об однонаправленном женственном великом жесте отдачи Отцу-Мужу, увидев для себя в этом главное в настоящее время.

Ну и, наконец, позавчерашний сон, когда на зоне кундалини, на зоне людского широкого пространства я пытаюсь поднять Колю! Я пытаюсь с ним лететь, но это не удаётся, хотя за этим наблюдает мой Отец. Может быть, это опять наблюдал Отец-Муж? (Вчера я позвонила моему отцу в Свердловск, и он включился в Мистерию. Я чувствую, что он сейчас на большом любовном напряжённом отношении стоит ко мне и к Максиму).

Ещё вчера и позавчера я ощущала, что канал Солнце, Плутон, Боль­шая Медведица — канал Бога Отца, импульс Отца, Богоотцовского Луча (который Коля лучше всех проводит) встал Мистериально. Этот канал через Колю сейчас настойчиво звучит, помимо его понимания, хотя если я любила что-то в Коле, то именно его любовь к этой зоне. И вдруг (именно на этом канале) вчера я вспомнила о своём Космическом сне! Я нахожусь в каком-то пространстве, и вдруг из этого чёрного пространства изначального Бытия, возникает громоподобный Звук и слова: «ОН ЕЁ ЛЮБИТ»! И нечто, что есть Я же, как бы сидя на высвеченной из пространства сцене, стало тянуться к Тому, Кто её любит. Прошёл импульс счастья, что тебя любят. Как в детстве, когда тебе говорят, что мальчик, которого ты десять лет любишь, тебя тоже любит (только в дет­стве можно это понять). Это радость и чистота взаимной люб­ви, ожидаемой долгими временами, когда знаешь, что без этого жить не может ни душа твоя, ни Дух твой, и вечная жизнь твоя невозможна без неё. И это странное эфирное существо встрепенулось и стало тянуться к этому звуку и оказалось, что я одновременно сижу в зале со сценой. Сижу, положив голову на обе руки, такие живые человеческие руки, а потом поднимаю голову в усилии принять этот Звук Вечного Мужа и Вели­кого Любимого. Нет, не в усилии принять, а в наслаждении, что он зазвучал, что он пришёл. В упоении, что он дошёл, добил…

У меня ощущение, что была Космическая Мистерия Отца как Звука, идущего к Матери, что определило рождение Христа. А сейчас идёт обратный ход. Мать идёт через страдания на соединение с Сыном. Сын спасается (как Христос) благодаря усилиям Матери, и Мать спасается как Буддхиальное тело, благодаря тому, что она входит в Сына-Христа. И тогда, наконец, происходит соединение Матери-Сына с Атмическим каналом Отца. Сон «ОН ЕЁ ЛЮБИТ» как бы в обратку осуществляется. Мать, получив сигнал, идёт на соединение. Тогда начинает работать Буддхиальный проводник Иерархического тела, и Христос слышит Звук Отца.

Все эти события произошли в дни полнолуния во Льве, которое связано с праздником Сириуса, с серией посвятительных Иерархических движений. Может быть, многие наши Великие Учителя, которые нас вели эти годы, получили новые Посвящения, потому что если у нас движение произошло, стало быть, сна­чала у Них произошло. Это праздник, но его трудно праздновать, потому что боишься не того движения, не того импульса, боишься очеловечить НЕЧТО Великое, сделать что-то грубо, настойчиво или внести своё, ещё оставшееся низкое человеческое проявление. При этом, если вы заметили, свободные, искренние человеческие движения как раз сейчас начинают требовать своего проявления на Земле.

Я благодарна этим  дням. Было участие в Мис­те­рии,  удивительной  Мистерии  трёх ­тре­угольни­ков.  Если  рань­­ше  работал ­треугольник  Солнце, Вул­кан — Овен — Ве­сы,  то сейчас сильно работает треугольник Лев — Сатурн — Большая Медведица. Явно и мощно работает этот треугольник! А тре­угольник Овен — Плутон — Большая Медведица ­сработал с Колей…

Каждый сейчас должен принять особое для себя решение, равное ощущению этапа. Это нужно сделать именно сейчас! Поэтому и был сегодня разговор утром, несколько резковатый, в Атмическом ключе, потому что Богоотцовское начало требует решения новых проблем. Не решения, может быть, окончательного, но хотя бы решения о направленном движении, о направленной жертве.

А сейчас — сегодняшний удивительный сон Коли! Про то, как я, будучи солнечной, трижды к нему обращалась, внедрялась, чтобы что-то в нём проснулось, но только в третий раз он услышал меня. Обратите внимание! Три импульса! По каналу Отец не слышит ни на Манасе, ни на Буддхи… Только когда касаешься Атмы, то есть касаешься Его же, Он слышит!

После того, как Коля услышал, ему снится сон о том, как пространство голосом его сына спрашивает: «Неу­жели у меня нет Отца?» И Коля кричит этому пространству: «Нет, есть у тебя Отец!» То есть прошёл материнско-сыновний вопль к Отцу: «Где же ты, что же ты!» И пространство Отца отвечает: «Ты — мой сын, я тебя принимаю!»

Даже Люба прекратила (навсегда ли?) свои амбициозные и странные сатурнианские нижние движения глухого каменного упрямства, и вышло сатурнианское знание Закона как такового, Высшего Закона! Понимаете? Изменения в нас срабатывают не для личного блага (хотя благо вашей Души и Духа здесь обязательно учитывается), а для Мистерии на Земле! Мы участвуем в великом действии Иерархии, и нам нельзя допускать ошибки (особенно лишиться страха Божественного). Сейчас надо каждый свой шаг выверять!

Не бывает простого участия в Мистерии. Мистерия всегда сокровенно-сущностна. Самые важные тайны, ­самое ­затаённое чувство, самое великое понимание, ­самые ­высшие интуитивные догадки и касания явлены в Мистерии! Надо оставить только сокровенный смысл, сокровенную мечту, сделать её реальной и рискнуть жить только Ею. В любой форме, какой скажут… Надо ­отдаться, рискуя всем.

Помните касание Бога-Отца в праздник Пасхи в Фиагдоне? Мы с вами сидели на медитации в Хилаге, «городе мёртвых», и меня прожгло небесное электричество, вплоть до касания по телу (от горла — вниз по всему телу остался след от ожога). Это был внедряющийся поток, но уже не во сне (как «стружка в клетку»), а прямо — конкретный прожег по телу. Мы медитировали, устанавли­вали канал. Именно этот канал дал Коле слышание Максима! Я знаю, у вас, Коля, самые высокие бывают касания! Прямо пиковые касания! Эти пиковые касания — это касания Отца. Это отождествление с Отцом. Ими вы слышите! Вот почему вас так поразило, что я с Максимом там — всегда! Потому что вы думали раньше, что там — никого! Вы думали, что или вы — там, или — невозможно, высоко, недосягаемо… Поэтому вы разрешали себе не быть Этим или, по крайней мере, не сокрушались, что вы — не там. У вас было чувство, что это — в будущем! Но Отца «на потом» не «оставишь»! Надо рисковать! Только так, хоть там пусть кожа горит при касании Его Небесного Электричества!

 

  "Кто тут мужья?"