Письмо 98-А (ML-24A)

 

 

Это письмо из двух частей было приложено к Письму №97 (ML-111) и доставлено Синнетту двумя чела Махатмы К.Х. — Дхарбагири Натхом (наверное, Бабаджи) и Чандра Кушо. Как Хьюм, так и Синнетт обвиняли Махатм в противоречиях. Махатма К.Х. неоднократно просил их составить список сомнительных пунктов, ибо у него не было времени просматривать все написанные им письма. Синнетт, в конце концов, составил такой список, послал его К.Х. и получил обратно с комментариями Махатмы где-то в сентябре.

 

Письмо 98-А (ML-24A)249

Синнетт ~ К.Х.

Написано в Симле в сентябре 1882 г.

 

ЗНАМЕНИТЫЕ «ПРОТИВОРЕЧИЯ»

Я надеюсь, что вы воздадите мне должное за послушание, что я тщательно и против своей склонности постарался собрать в одно дело для истца так называемые противоречия. Как я уже сказал в другом месте, мне они не кажутся стоящими, чтобы о них можно было беспокоиться, хотя в данное время они оставляют во мне неясными мои представления о Дэва-Чане и жертвах несчастных случаев. Я до сих пор не следовал вашему совету отмечать их, потому что они мне не досаждали (1).

Хьюм был склонен отыскивать противоречия в некоторых ваших письмах, относящихся к эволюции человека, но в беседе с ним я всегда настаивал, что это совсем не противоречия, а просто дело в языке и путанице в Кругах и расах. Затем он делал вид, что думает, будто вы создавали свою философию по мере продвижения и, чтобы выйти из затруднения, изобретали значительно больше рас, чем было задумано сначала (эту гипотезу я всегда высмеивал как абсурд) (2).

Я не писал здесь выдержки о жертвах несчастных случаев, процитированные в моём письме от 12 августа [Письмо 85-Б (ML-21)], которые казались противоречащими поправкам в корректуре моего «Письма о Теософии». Вы уже выразились по поводу этих цитат на обратной стороне того же письма. «Мне легко понять, что нас обвиняют в противоречиях и несовместимости даже в том, что сегодня пишем одно, а завтра это отрицаем. Если бы вы знали, как я пишу свои письма и сколько времени я могу им уделить, то, может быть, вы относились бы к ним менее критически, если не придирчиво». Вот этот отрывок заставил меня подумать, что, может быть, некоторые более ранние письма сами сделались «жертвами несчастного случая» (3).

Но обратимся к делу истца:

«Большинство тех, кого вы можете назвать, если хотите, кандидатами на Дэва-Чан, умирают и снова рождаются в Кама-Локе без воспоминаний... Едва ли вы назовёте воспоминанием один из ваших снов, какую-нибудь отдельную сцену или сцены, в ограниченных пределах которых вы найдёте включёнными несколько человек... и т.д. Назовите это личным воспоминанием А.П. Синнетта, если вы можете». Написано на обратной стороне моего письма к Старой Леди.

«Конечно, новое Эго, как только оно народилось в Дэва-Чане, удерживает на некоторое время, пропорционально его земной жизни, полное воспоминание о своей жизни на 3емле». Длинное письмо о Дэва-Чане (4).

«Потому все, кто не погрязли в тине неискупимых пороков и содомии, идут в Дэва-Чан» (5).

«Это есть воображаемый рай, в каждом случае — создание самого Эго, в обстановке, им самим созданной, и наполненный событиями и людьми, которых он ожидал бы встретить в подобной сфере возмещаемого блаженства» (6).

«Также не можем мы назвать это полным воспоминанием, но лишь частичным. Любовь и Ненависть — бессмертные чувства, единственные выжи ва ющие в крушении Йе-Дхаммы, или феноменального мира. Представьте себя в Дэва-Чане с теми, кого вы, может быть, любили такой бессмертной любовью, на фоне знакомых туманных представлений, связанных с ними, и совершенное отсутствие воспоминаний относительно всего другого, касающегося вашей внутренней, общественной, политической, литературной и светской жизни». Прежнее письмо, т.е. записки (7).

«Так как сознательное ощущение своей личности на Земле есть лишь мимолетный сон, то это чувство будет также подобно сну и в Дэва-Чане, только во сто крат усиленное». Длинное письмо о Дэва-Чане (8).

«... Знаток, который проводит эоны в восторге, слушая божественные симфонии в исполнении воображаемых ангельских хоров и оркестров». Длинное письмо, см. мои примечания 10 и 11 о Вагнере* и т.д. (9).

Вы говорите: «Ни в коем случае, следовательно, тогда, за исключением самоубийц и пустых оболочек, нет возможности кого-либо другого привлечь на сеанс». Заметки (10а).

«На полях я писал «редко», но я не произносил слова «никогда». Приложено к письму от 12 августа (10б).

* * *

249. Цифры в скобках относятся к комментариям К.Х., данным в следующем письме (№98-Б (ML-24В)) и соответственно пронумерованным. (вернуться ↑)

  Письмо 98-А (ML-24A)