О явлении Христа

24 декабря, 1985

 

 Явление Христа — глубоко сокровенное явление. Я имею в виду те случаи, когда Христос приходит не в переживании, не в предчувствии, а непосредственно в видении, в полыхании Любви, в чуде появления бросающегося к тебе навстречу великого и светоносного Существа Любви.

Сегодня, в ночь Рождества Христова, это слышится опять. Может быть, сегодня многие люди на Земле увидят Любимого? В первый раз увидят!

Мировой Учитель Христос — проявление Любви Логоса. Он является человеку, и человек видит Любовь в её самом чистом проявлении. Он видит её как направленное непосредственно к нему устремление. Какой бы он ни был грешный, малый, как бы он ни устал и ни усомнился, он узнаёт это Лицо и эту Фигуру, и этот рывок Любви к нему. Это сияющее сострадание настолько интенсивно, что он уверен в этот момент, что великое Существо Любви всегда искало его, заинтересованное в том, чтобы спасти его, чтобы показать ему, что Бог есть и что боль и страдание его сердца, и вечный поиск реально священного — неслучайны, и что есть Тот, кто обладает статусом последней Реальности.

Это не сказка, не образ, не предположение, не субъективное переживание. Так действительно является Христос: откуда-то сверху Он вдруг находит тебя, находит и кидается к тебе в таком исступлении радости и сострадания, ликования и всецелой отдачи тебе, что твоя Душа немеет, растворяется, абсолютно исчезает от любви. И потом долго, очень долго, всю жизнь, а может быть, множество жизней Душа помнит, знает, чтит и благодарит.

Явление Христа обладает удивительным, драгоценным свойством. Свойство это заключается в том, что видение никогда не может стать памятью о нём. Оно есть всегда! Память только «включает зону», и тогда абсолютно полно повторяется та же встреча. Повторяется не как запись на плёнке, а как событие, происходящее в данный момент в полноте своей реальности, в полноте правды. Это так чудно, что порой удивляешься, почему же ты не каждый час вспоминаешь Это, чтобы оно было, почему не живёшь с Этим, если учесть его предельную документальность и ежесекундную реальность?

Я хочу вам напомнить, что истинные видения никогда не бывают в памяти. Истинные видения всегда живут в вас как Существование, которое можно пережить заново с той же интенсивностью, что и в первый раз. А вот неистинное касание, неистинное видение — оно, как правило, присутствует только в памяти. Вы можете рассказать сюжет, вы можете описать, как выглядело Существо, но вы не сможете вызвать полноту и интенсивность касания.

Это было в 1968 году. Я искала конечной правды в людях, в творчестве, в дружбе, в семье, не находила и очень страдала. И вот однажды вечером, читая творческие рукописи Достоевского к роману «Подросток», я остановилась на одной фразе: «Версилов безначален». Я так и упёрлась в неё всем своим существом. «Версилов безначален». Для меня это были абсолютно понятные слова. Версилов — типичный двойственный тип. Проблески Души — и вдруг дьяволизм. Вы помните, как мальчик-подросток ходит вокруг Версилова и пытается понять, кто же он. «Версилов безначален». Идея «безначальности» потянула меня вниз. Я стала растворяться в «ничего». Не просто умирать во что-то, а умирать в смерть, умирать в бессмысленное, умирать в нулевое... Это было невозможно! Я не могла допустить этого! Моя Душа, естественно, знала, что сияющий смысл есть! И вот, эта строчка «Версилов безначален» меня так потрясла и так опечалила, что я стала плакать. И плача, легла и заснула. И тогда мне явился Тот самый, Кто начален, в противовес безначальности человеческой самости. Видимо, мой плач дошёл до Него.

Поймите, если вы очень искренне плачете о Начале, имея безначальную жизнь, то Начало вас услышит. Оно не может вас не услышать. Вам только нужно очень глубоко, очень истинно запросить, призвать. Не торговаться с судьбой, не напрягать свой ум, не протестовать и требовать, не печалиться о себе. А печалиться о том, что Начала нет, что исчезло для вас Высшее, нет Возвышенного.

Я вспоминаю, что Он бросился ко мне с такой жаждой помочь, с такой невероятной любовью ко мне, что я поняла: Он всегда хотел видеть меня, но у меня не было достаточно адекватного зова.

Люди, следующие звуку Духа, рискуют плакать о начале, отдавать все силы поискам. И вдруг они получают: «Стучащему — откроется!» Да, дверь открывается на определённую силу стука. Когда стук очень сильный, когда всё существо кричит об этом, тогда дверь может открыться. Тут обязательно должна быть адекватность. Потому что сама тоска об Этом поднимает вас на Этот уровень.

Христос не может прийти на зов, меньший, чем необходимо. Если ваша печаль по поводу безначальности,   бессмысленности   человеческого   бытия   достигла предельной тоски по главному Утолению, тогда это Утоление придёт к вам. Поэтому вам нельзя тосковать меньше, чем вы тоскуете, нельзя успокаивать себя чем-то заменяющим главную тоску.

Русский человек, с его желанием удовлетворения идеалов, особенно пасётся Христом. Русский человек наиболее тоскует... Даже у самых простых людей, стоит заговорить о тоске Души, возникает особая понятливость. Я видела это и на Урале, и в Сибири, и на Севере. У него дом не построен, а он о Душе настораживается. Это качество настораживания на фразы типа «Версилов безначален», настораживание на слово о Душе — очень важно.

Появление Христа на Земле станет возможным, когда Земля начнёт интенсивно нуждаться в Нём. Здесь можно говорить о подвиге нужды. Войдите в подвиг нужды. Уходите вглубь своей нужды и не заглушайте её. Почему грешник получает иногда видение Христа? Он многое переступил, но вдруг испытал такое раскаяние и тоску, что видит Христа. Нельзя «лечиться» от этой тоски ортодоксальными способами («два раза причастился — и спасён!»), нельзя успокоиться и загордиться на некотором объёме эзотерического знания («здесь прошёл, а вот тут ещё чуть-чуть осталось, и вообще я уже в Свете, и весь я — Свет»).

Я хочу вам напомнить, что русский человек обращается к другому: «Душа моя», «душенька». Когда изучаешь русский характер, чувствуешь, что русский на протяжении всех веков искал Христа везде и во всём: в том, как поставить свою избу, в своей жене, в своём ребёнке, в сказке, где за три моря ходят счастья искать, где богатыри и Иванушки-дураки ходят за своей Душой-невестой. В Сибири на вопрос: «Хороший ли это человек?» — отвечают: «У него Душа на месте». Попроси его объяснить, что это значит — не объяснит. А только точно знает — не просто человек хороший, а «Душа на месте».

Тогда, в 1968 году, во сне я видела сад. Было много роз. Розовое воздушное пространство. Большой дом. Большой зал и очень высокие окна. Ощущение, что стены — и есть окна. Стеклянные стены. Состояние необыкновенного праздника. Если глаз не знает того особого светящегося розового пространства, то он воспримет его как свет от свечи. Но свечи не как огня, а свечи — как света. Там много белого, золотого. Белая одежда с золотой каймой у юношей, которые шли за Ним. А Он? Можно ли Его описать? Ведь когда вы приходите в дом к Любимому и он выходит к вам навстречу, вы не будете смотреть, в каком он костюме. Вы увидели, что глаза бросились к вам. А если вся фигура состоит из «глаз», которые к тебе бросились, а если перед тобой — интенсивное свечение Любви? И ощущение такое, что Он самую Суть твою увидел, что Он тебя никогда не забудет. Он всегда будет знать тебя...

Мы все мечтаем о такой Любви. Порой мы называем её любовью к мужчине, женщине, любовью сексуальной, любовью дружеской. На самом деле мечты наши только о такой Любви, и нам всё равно, как это оформится. Мы просто мечтаем о такой целостной Любви, о таком интенсивном включении в нас, до полного растворения нас. Мы мечтаем о Любви, но не учитываем, что она приходит не из сострадания к нам. Пока мы не чисты и не открыты ей, мы не выдержим её интенсивности.

Интенсивность Любви Христа так велика, что мы можем выдержать её недолго. Поэтому видение Христа в первые годы редко вспоминается. Здесь, наверное, срабатывает чувство самосохранения. Иначе почему по мере развития (прошло примерно пятнадцать лет) я чаще вспоминаю это видение. Я, как клетка тела Христа, только теперь могу выдержать Это.

А знаете, многое можно изменить, сильно полюбив. Очень сильно полюбив. Тогда мы наиболее адекватны Христу. Разве при сильной любви будешь торговаться, учитывать или думать о том, как ты выглядишь, респектабельно ли, правильно ли? Представьте себе, что если бы вы хоть несколько секунд могли бы так любить другое существо, то вы бы оба спаслись.

Когда мы говорим о непривязанности к людям, мы не имеем в виду, что мы не должны любить. Наоборот! Когда мы любим, мы не привязаны к объекту любви. Некому привязываться, так как мы прыгнули в другого и нас нет. Только торговля дает привычку. Ведь когда я увидела существо Христа и Он бросился ко мне, меня потрясло, что Он во мне нуждался. Он меня искал. И я уверяю вас, если вы увидите это видение, вы увидите то же самое. Он вас искал. Он в вас нуждается. Он – нужда в вас. Нужда в том, чтобы вы спаслись. Это взаимопрыжок. Он не знает себя. Поэтому Он – Божество.

  О явлении Христа