Из дневника Сергея (27 января — 5 февраля 1988 г.)

 

27 января 1988 г.

Москва

 На общих лекциях у Людмилы стали появляться люди из группы Лиды Перетрутовой, бывшей ученицы Людмилы (Людмила отказалась работать с ней ещё когда-то давно). Во внутреннем состоянии этих людей доминировало непреложное спокойствие от самодостижения. Чтобы выяснить, что же происходит в группе Лиды, отстранённой за непригодность к серьёзной практике, на занятия в её группу был отправлен «разведчик». То есть я.

Занятие группы происходило в помещении дома культуры. В начале «для гармонизации» все в группе, переодевшись в спортивные костюмы, делали упражнения гимнастики Тай-чи. С энергетической точки зрения это выглядело так. Люди (с достаточно развитыми астральными и ментальными телами) через технику предыдущей (атлантической) расы резко тормозили свои достаточно интенсивные вибрации. По уровню падения это напоминало то, как если бы из консерватории попасть в парную. Ученики Лиды «падали» в расслабляющий комфорт эфирных энергий. Потом было пространное обсуждение (под руководством Лиды) одной из глав самой сложной книги Тибетца «Космический огонь».

Что касалось практической части, то Лида каждому из присутствующих предложила подумать, кому какой из Семи Космический Путей наиболее близок. Люди (после Тай-чи), оказавшиеся в плотном эфирном уровне и в самом нижнем, кундалинном центре, включали ментальный подплан этой зоны и начинали решать космическую задачу, которая встаёт только перед Учителями Шамбалы после Шестого Посвящения. Это было не смешно. Учитывая уровень «ведущей», люди рисковали своей психикой.

Из дальнейшей беседы я понял, что основная цель происходящих здесь «бдений» — не строительство антахкараны для перехода в эволюцию Души и Духа, а приобретение навыков «духовного» инструктора. То есть с помощью некоторого набора знаний и сомнительного энергетического тренинга надо было научиться собирать на подобные «работы» как можно больше людей.

После того, как все «решили», какой космический путь поощрить своим «вниманием», Лида приступала к «медитации». Тут у неё было своё ноу-хау. В этот раз она настроилась на «нечто», в результате чего через неё пошел, как она выразилась, «передний канал». Не выходя из якобы «медитативного транса», она предложила всем нам влиться в этот канал через её ауру. Когда все, как могли, произвели некое эфирное растворение, вновь отключив даже ментальный подплан эфирного уровня, у Лиды появился в наличие «задний канал» (как она выразилась), который она определила как наиболее эзотерический. По знаку она — Телец (стихия Земли), и её «медитация» в конечном итоге походила на состояние коровы, которая настолько абстрагируется, что может часами стоять на одном месте и смотреть в одну точку, «пережевывая траву» (в её случае — эфирную энергию, которая входит через «передний канал», а потом выходит через «задний»).

Когда я в разговоре с ней развил некоторые положения, взятые из книг Джуал Кхуула, которые Лида передавала как оккультную тайну, это её несказанно удивило. Она почти торжественно заявила перед всеми, что я могу быть «инструктором». Но я не удивился, потому что «оккультная» баланда, которую она выдаёт за духовное учение, непотребна даже для моего уровня начального стремящегося и больше дискредитирует учение, чем его пропагандирует. А уровень «инструкторов», которых она готовила, подобен действию доктора из анекдота, который, разламывая таблетку на две части, даёт её больному со словами: «Эта половина — от головы (для переднего канала), а эта — от задницы (соответственно, канала заднего)».

В финале этого «тренинга» была лекция небезызвестного Игоря Чичерина, тоже бывшего ученика Людмилы, который как-то горделиво заявил ей: «Кто вы такая, чтобы меня определять?!» (На чём они расстались.) Содержание его говорения я не запомнил, так как содержания там не было. Насторожило только то, что Игорёк время от времени раскуривал сомнительного вида папиросы, которые доставал из специальной коробочки. Видно, старое пристрастие к «травке», которое он временно оставлял (будучи в группе Людмилы), укрепилось и стало камнем преткновения.

После всего этого комплекса «духовного развития» стало понятно состояние людей, приходящих от Лиды. Они были «растоптаны» плотными «коровьими» эфирами.

 

5 февраля 1988 г.

Москва

Сегодня Саша Вулкан рассказал о ночном событии. Утром, перед самым просыпанием, в свидетельстве он увидел огромную фигуру мужчины в английском котелке и длинном пальто до пят. Он шел в Космосе, а Саша шел от Него слева в виде мальчика лет десяти. Мужчина в котелке был настолько высокий, что перед собой Саша видел только ткань Его пальто. Саша не смел поднять голову и заглянуть Ему в лицо — настолько это было грандиозное Существо! Глядя на эту ткань, на её чёрную фактуру, он понимал, что это — самая дорогая материя в мире (видимо, материя Второго Космического Эфира, Монадическая). Потом он всё-таки поднял голову и увидел Его орлиный профиль, чётким силуэтом выделяющийся на фоне Космоса (рис. 47). В нём чувствовалась совершенно неземная сила. И тогда от благоговения Саша буквально припал к его «ботинку» (ботинок — из совершенно потрясающей чёрной замши, где «чёрный» цвет переходит в ещё более глубокий чёрный). Саша целует этот «ботинок», и через этот поцелуй входит (как он выразился) прямо в Бесконечность. Потом он оказывается в следующей зоне и там видит Людмилу и Любу. Якобы Тот, через Которого он ушел в бесконечность, оставил какой-то амулет, и он висит на стене. Но Саша не помнит, что это такое. И он спрашивает Людмилу и Любу: «А кто это был!?» Они обе смеются и отвечают: «Как же ты не узнал Сераписа?!»

В следующем ночном сюжете у Саши опять был Он. Но зона была уже ниже и более конкретизирована. Как описано у Исайи: «…Положу Дух Мой на Него» или «Дух Господа Бога — на Мне». От Него Дух как бы вошел в Сашу. И здесь Серапис развернулся и, как выразился Саша, «прямо глазами меня захватил!» Как говорится — «глаза — в глаза». Между ними образовались мощнейшие энергетические силовые линии. И так, удерживая Сашу глазами, Он полетел, увлекая его за собой. Они прилетели на «свадьбу», где была только невеста. (Серапис там был «тамадой» и исполнил совершенно свободный танец, сочетающий в себе все самые модные стили. Саша утверждает, что это был космический танец Шивы.) После этого Саша решил коснуться Его ауры. Он касается её всеми центрами и чувствует, что там — абсолютная Пустота. То есть Он — есть, и всё же в этом пространстве ничего нет. (Слияние с Великой Пустотой — это главная концепция в эзотерическом Буддизме. То есть Дух настолько абсолютен, что в Нём отсутствует всякая ограничивающая форма.) В гимне, обращённом к буддийскому святому, часто используют такие слова: «О Великий Учитель (Отец), наделенный признаками единства с Пустотой!» Это абсолютная Пустота формы при Полноте Духа. (Атмический нирванический план.) Состояние блаженства там возникает от отсутствия каких-либо ограничений формы на этом уровне.

И вот в этот самый момент, когда он ощущает эту ауру, раздаётся звонок, от которого он просыпается и видит, что Людмила подходит к телефону. И только успел Саша сказать ей, что он во сне был с Сераписом, Людмила поднимает трубку. Это звонит жена отца Людмилы и говорит, что буквально несколько минут назад «ушел» Яков Лазаревич, её отец.

На Сашино изумление по поводу этого совпадения, Людмила сказала, что Серапис контролирует уход наших генных родственников, так как мы с ними воплощены по карме. Это всё происходит в организме групповой Души. Это как «серапионово братство», которое ведёт Серапис. Не случайно Он связан с Анубисом, египетским Богом царства мёртвых.

  Из дневника Сергея (27 января — 5 февраля 1988 г.)