Жизнь — за генетику

26 декабря, 1987

 

 Людмила: Твой бывший муж, Люба — генетик. Как с твоей сегодняшней точки зрения он выглядел в годы вашей работы в Академгородке? Он в то время считался прогрессивным?

Люба: Одно время — да. Он первым (будучи ещё студентом) устроил в университете диспут о генетике, хотя за это тогда ещё преследовали. Аудитория, которая вмещала шестьсот человек, была забита полностью. Люди стояли в проходах. Такой диспут был впервые. Тогда было два направления: «лысенкоизм», который вёл профессор Лысенко, и «морганисты». «Морганисты» — это было почти ругательное слово, за которое можно было «загреметь». На диспуте было выступление от Лысенко, а Леонид (мой муж) выступал против него. Он отстаивал (несмотря на опасность) новое направление в науке. Это были 1958-1961 годы. Я тогда училась на четвертом курсе института. Вы, конечно, знаете, что у нас с 1948 года начали преследовать генетику, потому что Лысенко утверждал, что усовершенствование вида нужно производить, создавая подходящие или особые условия для развития. Он совершенно отвергал истинную генетику, которая у нас была очень развита в 20-е — 40-е годы. Все лучшие генетики (такие как Вавилов) жили у нас в стране. Даже зарубежные генетики, которые потом на Западе стали ведущими, учились у наших генетиков. И в 1948 году всё это запретили и многих арестовали.

Дмитрий: А из каких соображений это сделали? Непонятно! В чём было основание запрета? Как власти это мотивировали? Очевидно же, что эта сфера открывала широкие возможности, в том числе и для военных? В чём было основание запрета?

Люба: Основа генетики — это генное наследование. Есть гены рецессивные и доминантные, и все изменения в организм можно ввести только через генное изменение. Это касается всего: и растений, и животных, и человека. Генетика изучает законы генных взаимодействий. Первым это открыл чешский монах Морган. Он выращивал разные виды гороха на своём маленьком огороде и наблюдал, с чем связаны изменения у тех или иных растений. Допустим, какое-то растение имело сморщенные плоды. Морган следил, в каких пропорциях появлялся такой горох по отношению к нормальным растениям. Отслеживал и другие изменения. Он заметил, что такие изменения всегда происходят в соотношении: три — к одному. То есть один ген был рецессивный и три части — доминантного гена. И таким образом выявлял законы, которые можно было изучать и применять...

Людмила: Ты основное не говоришь — что это даёт человечеству?

Люба: Человечеству это даёт взгляд на единообразие всего, на чём основана общность царств природы.

Дмитрий: Как-то странно! Почему общность должна зиждиться на элементарных частицах? Почему ученым не признать, что наша общность в том, что все мы — клетки Саната Кумары? И только в Нем мы имеем реальную, бессмертную общность?

Сергей: По классификации, данной Учителем Джуал Кхуулом, в «Космическом Огне», люди науки имеют эгоические лотосы, называемые Первичными. Вот что Он о них пишет: «Эта группа представляет особый интерес, подчиняющийся влиянию Владыки Пятого Луча и потому фундаментально связана с энергией, являющей собой особое проявление в нашей системе и базис всякого достижения (то есть с манасической энергией). Они пребывали в неподвижности в атлантической коренной расе и пришли в четвертой и пятой подрасах нашей коренной расы. Эта группа гораздо больше продвинута, чем первые классы, но ей нужно многое, чтобы развить второй лепесток. У нее открыт первый и третий лепестки первого круга, средний же лепесток пока закрыт. Средний ряд тоже не показывает признаков жизненности. Условия на породившей её планете были таковы, что её развитие оказалось односторонним, поэтому она на волне энергии вступила в нашу схему с тем, чтобы, как говорят, «закруглиться». Её представители наблюдаются в чисто интеллектуальном, эгоистическом, научном типе людей. Они в большей мере ответственны за приложение передовой механической науки к нуждам людей и создание некоторых видов машин; они работают в основном с энергией минерального царства. Под этим подразумевается, что воплощающие этот тип людей солнечные Владыки связаны с группой лунных Владык, которые магнетически отзываются на дэв минерального царства. Их работа в настоящем оказывает вредное действие на расу, однако после того, как откроется второй лепесток, чудеса, которые они продемонстрируют в любящем служении по собственным специфическим направлениям, явятся одним из факторов, которые возродят четвертое царство. Они достигнут освобождения в пятом круге, и четыре пятых из них встанут на Путь, а одна пятая будет отставлена до другого цикла».

Дмитрий: Интересно получается! Мы знаем, что на планете есть семь царств природы. Кроме четырех известных, есть ещё царство Душ — Иерархия. Царство Духа — это Монада. Логоическое Царство есть пространство Жизни нашего Планетарного Логоса Санат Кумары. Генная наследственность — это микрокосмическое отражение на формальных уровнях физической материи тех Законов, которые управляют этими Великими Царствами, которые, по большей части, не нуждаются в проявлении через грубую форму. Учёные же вместо того, чтобы признать оккультную доктрину хотя бы как гипотезу для дальнейшего исследования, на основе которого они бы пришли к подтверждению существования тонких планов, пришли бы к основным Законам Вселенной, наоборот, зарываются всё глубже в материю, во всё более элементарные частицы и яростно (как твой, Люба, муж) протестуют, когда им кто-то указывает, что все явления имеют причинную тонкоматериальную сознательную Сущность.

Людмила: Этим же сейчас занимается и Игорь Матвеев. В первые годы нашей работы он блистательно слышал духовные энергии и сам часто проводил их. Но, упав в самость, закончил околонаучными монологами о чёрной дыре и о всё более элементарных частицах — кварках, забыв обо всём Духовном и погружая свой ум во всё более плотную материю.

Дмитрий: Помню, как-то наслушавшись его околонаучных инсинуаций, я решил проверить, что он помнит из оккультной теории. Но даже на вопрос: «Какая планета является альтер Эго нашей Земли?» он не смог ответить.

Людмила: Закончив два института (первый был технический), он вначале шел правильно. От материи — к Духу. А твой муж, Люба, сразу начал с самости «дерзнувшего вонзаться в материю». Он даже менее прогрессивен, чем те, кто «дерзнул вонзаться в небо» (как говорил один мой «коллега»). Я думаю, что такой ход для человечества в итоге всегда приносит плачевные результаты. Поэтому я и спрашиваю тебя: «Что в итоге генетика даст людям?»

Люба (раздражённо): Как — что? Если какое-то взаимодействие в природе открывается, оно должно быть закреплено научным законом. Лысенко это отрицал и заявлял, что никаких генов нет и что изменение качеств вида зависит от условий роста и воспитания. Он отрицал сам закон генной наследственности и поэтому науки, как таковой, в этой области не было. Поэтому, чтобы добиться рекордов в животноводстве, он коров чуть ли не сливками кормил, чтобы увеличить жирность молока. Он такими методами действовал, что сама генетика (как наука) у нас перестала существовать.

Людмила: Может быть Лысенко (как советский учёный) интуитивно слышал, что нельзя начинать изучение такой глубинной области с материальной стороны. Понятно, что он не знал правильного хода, так как оккультизм никогда не принимался в научной среде. Но он, возможно, слышал всю опасность такого подхода, на котором настаивает твой бывший муж. Совершенно ясно, что манипуляция с генами человека без учёта и знания кармической и эволюционной задачи его Души, приведёт к тяжелым последствиям.

Люба: Есть же научный факт передачи информации через гены, через хромосомы, через ДНК! А в то время все исследования были только на уровне генов. Мы изучали законы, по которым наследуются те или иные признаки. Например, если какой-то ген глаз — доминантный, то будут чёрные глаза. Если у кого-то голубые глаза, а у его родителей, хотя бы у одного — чёрные, значит мама с кем-то изменила. Сейчас так родственность устанавливают. Потом, если у человека патология какая-нибудь (всего один ген нарушен), внедряется здоровый ген и патология исчезает! Сейчас пытаются выделить ген инсулина (который будет человеческий, а не бычий или свиной). В ближайшем будущем генетики смогут заменять патогенный ген, который приводит к диабету, на ген, нормально вырабатывающий инсулин.

Если бы не открыли все эти законы, то не были бы открыты ни структуры ДНК и РНК, ни сам механизм работы клетки. А если ты знаешь физический закон и следуешь ему, то можно получить необходимые результаты. Если же действуешь наощупь, то это так же отличается, как мистика от оккультизма.

Дмитрий: Но ведь изучение физических законов без изучения Духовной науки — это и есть «идти наощупь»! Если я пойму, что жена мне изменила только по генному анализу, то что стоят такие парные отношения?! Что это за странная замена Интуиции (Буддхиального тела) на гены под микроскопом? И вообще, как-то всё странно сводится на самый плоский, даже не эфирный, а физический план. Все так называемые «патологии» даются человеку Душой, чтобы он, болея и чувствуя реальность смерти, переотождествлялся со своей Душой и спасался! И вдруг вы ему пересаживаете ген, он не болеет — и прекраснодушно погибает Духовно!

Людмила: Я об этом и говорю, что учёные начинают не с основополагающих оккультных законов как первопричинных, а идут инволютивным путём. Без знания законов Кармы и оккультного предназначения индивидуума или царства природы учёные на авось смешивают гены из разных царств природы. Ещё селекцию я могу понять, где замена генов происходит внутри одного вида. Но то, чем твой Леонид занимается — это прямая дорога к созданию генетических монстров, которые погубят человечество. Наука, таким образом встаёт на левый путь.

Сергей: Как известно из «Тайной Доктрины», обезьяна произошла от человека в результате того, что древние люди совокуплялись с животными. Таким образом появилась запретная ветвь разума-лишенных. Но тогда ещё не было генетики. А что может появится сейчас в результате «смелых» и неконтролируемых экспериментов? Недаром это сразу прижилось на Западе. Ведь при капитализме главная движущая сила — это сиюминутная нажива. Поэтому (при её наличии) никто негативные последствия не будет учитывать…

Люба: Они так и делают, когда ген какой-нибудь лягушки вводят в растение или другое животное, чтобы они проявили через этот ген качество, которого в них нет. Правда, в каком-то журнале я читала, что модифицированные розы не пахнут...

…Но тогда нам надо было отстаивать развитие генетики как науки. А она у нас была под полным запретом. Многие генетики тогда в тюрьмах сидели, многие погибли, а Леонид отстаивал это направление, так как оно было необходимо в медицине, чтобы лечить наследственные болезни.

Людмила: Ты как-то странно рассказываешь, утверждая, что появилась новая возможность в науке, не учитывая последствий, к которым эти нововведения могут привести.

Дмитрий: Да, как-то странно ты говоришь, Люба. Как будто не было у тебя семи лет духовной практики! То, за что ты ратуешь — чёрный путь. Если у человека есть наследственные болезни, то это значит, что его Душа в прошлом воплощении не прошла определенный уровень и в это воплощение принесла с собой эту карму. И прорабатывать эту зону человеку придётся. И в этом воплощении. А болезнь — это указатель на тот центр, где был (и есть) затор. И человек должен это выяснять и это лечить (в основе своей духовно), а не втыкать себе чужие гены! Так можно вообще Душу потерять. Навсегда! Подход генетиков к человеку — это полное отрицание тонкого плана, причинности этого плана. Что же будет, если ещё и гены начнут менять, как запчасти от автомобиля? И что же это за монстры будут выходить из этих учреждений, которые вылечили свою болезнь не тем, что энергии «зажатого» центра перевели вверх, в свою же бессмертную Душу, а тем, что им пересадили ген! Коагулят-то никуда не денется! А тебе не кажется, Люба, что это — мечта всех чёрных?

Сергей: Никола Тесла тоже сделал грандиозные открытия, связанные с применением электричества. Но он осознал, что на данной ступени эволюции люди будут этим искушаемы и могут обратить новую силу во зло. И он уничтожил чертежи своих самых гениальных изобретений, осознавая свою ответственность (как ученого) за судьбу человечества. Об этом и в «Письмах Махатм» много написано. В частности, Махатма Кут Хуми пишет: «...Внезапное сообщение фактов, превосходящих обычные, во многих случаях губительны не только для неподготовленного человека, но и для тех, кто его непосредственно окружают. Это подобно передаче адской машины или заряженного револьвера со взведенные курком в руки того, кто никогда не видел подобной вещи».

Именно Учителя Шамбалы — самые передовые учёные-естествоиспытатели. Почему бы Им всё, что у Них есть, сразу не отдать людям!? По логике твоей (и Леонида) тогда можно было бы и болезни победить, и урожаи повысить. Наверное, потому Они так не делают, что у них нет самостного зуда по поводу своих достижений. Чего нельзя сказать о таких учёных, как твой муж. Благие намерения, которыми они прикрываются, неизменно ведут в ад нарушения законов природы и, как следствие — к приближению катастрофы человеческого царства.

Людмила: Для меня сейчас даже страшно представить, что генно-изменённые продукты заполонят весь мир и мы будем вынуждены ими питаться, даже не зная о последствиях введения в организм пищи с извращённой генной программой. Ты, Люба, знаешь, что Бог уничтожил Содом и Гоморру за то, что там практиковали запретные методы? Вот ты говоришь, что генно-изменённые цветы не пахнут. А любому оккультисту известно, что запах — это медитация растения. То есть это — его эволюционное развитие. Получается, что на самом деле в погоне за формальным совершенством, генетика останавливает духовную эволюцию!

Люба: Да нет! Разве не естественно, что капиталисты будут развивать через генетику те качества, которые им нужны, исходя из закона экономической выгоды?! С помощью генных модификаций они будут создавать продукты, которые имели бы устойчивость к внешнему воздействию. Для того, чтобы дольше сохранялся товарный вид…

Дмитрий: Потом они и до человека доберутся. Если уже не добрались. Им же нужны идеальные солдаты и рабочие человеко-роботы, которые не будут бастовать и требовать повышения зарплаты. Этакие зомби, работающие по 24 часа в сутки, и (в случае болезни или поломки) легко заменяемые. Если они будут создавать идеальные цветы и яблоки, то ясно, что в конце концов они придут к необходимости создания «идеальных» для их коммерческих целей людей.

Людмила: Вот, Люба, куда с твоей генетикой мир катится! Люди на западе сейчас и так выглядят как генно-модифицированные. Для улучшения формальной жизни. А если их ещё и с физиологической стороны будут модифицировать, то от Человека только хорошо налаженный, биологический робот останется…

Люба: Да, я когда в Европу на конференции ездила, меня всё время поражало, что их продукты насколько красивые, настолько и безвкусные.

Людмила: Может именно поэтому генетику в Советском Союзе запретили?

Люба: Тогда для нас это было прогрессивно. К тому же законы генетики были открыты в 1904 году сразу несколькими учеными!

Людмила: Слава Богу, что у нас это сразу не пустили!

Люба: Понимаете, запрет в одной стране ничего не даст!

Людмила: Дорогая моя! Зная человеческую природу, давать людям то, что может быть использовано во зло, особенно, если это связано с коммерческим интересом — преступление! Каким же надо быть карьеристом, не имеющим совести, то есть связи со своей душой, чтобы не понимать этого! Судя по тому, какой твой муж злой, самостный и неприятный человек, понятно почему он так борется за генетику.

Люба: Но Леонид не злой!

Людмила: Ещё как злой! Я помню, как он с нами себя вёл, как он ненавидел меня, как яростно и тупоголово выступал против тонкоматериального духовного подхода к жизни. Он злой — от самости!

Сергей: Один портрет Ленина, который он нарисовал, чего стоит! Какой чёрной ненавистью надо было исходить, чтобы изобразить Ленина разлагающимся уродом! А помните, как он нам заявлял, что они (генетики) изучили 3% от всего количества генов, а остальные 97% — это ненужный мусор...

Людмила: И если этот злой человек будет внедрять такую опасную науку, то что в конце концов будет? Чем это кончится?

Люба: Но тогда это было связано с опасностью и преследованиями, а он не испугался. Давайте с этой точки взглянем...

Людмила: Что значит — не побоялся? А он не мог поконкретнее разобраться, за что его преследовали? Видимо, во власти ещё есть люди, которые понимают, что генетика — это двойная и очень опасная игра. Правильно говорил Лысенко, что развитие идёт через воспитание, а не через создание генетических монстров, у которых на уровне клетки нарушено природное взаимодействие между царствами природы.

Сергей: Я слышал, что генетически измененные особи не способны к размножению. Это явный запрет, поставленный самой природой. И если учёные научатся его обходить, то какая жуть может родится в последующих поколениях. Об этом же никто ничего не знает!

Люба: Вообще нет ничего, что не давало бы два варианта — положительный и отрицательный.

Людмила: Ты говоришь о двух вариантах, а я не знаю, есть ли у генетики позитивные результаты, если учитывать, чем такие результаты грозят впоследствие. Это всё равно, что говорить о позитивной стороне однополых браков. В апокрифах написано: «Осёл полюбит осла, человек человека, а Ангел — Ангела». Теперь понятно, где у нас с тобой основополагающее расхождение.

Люба: Вы же меня просили рассказать о генетике. Сначала я ею занималась, а потом и Леонид включился.

Людмила: Так значит, ты занималась первой? Я не знала!

Люба: Да. А у него на этом сильно самость развилась. Он похвалялся, тем, что он — чуть ли не первопроходец в этой науке. Всем рассказывал о перипетиях в борьбе за генетику. У него потом всегда уже был набор только на себя. Он тогда был молодой учёный, полный тщеславия. Любил успех. Генетика стала способом насыщения его самости. Сейчас он — редактор нескольких зарубежных журналов и член редколлегии некоторых наших научных изданий. Ещё со студенческой скамьи он ездит на конференции за границу. Везде его принимают как прогрессивного учёного. И так было с самых первых лет его работы.

Людмила: Теперь мне понятно, почему ты такая. Ты, можно сказать, его «отпрыск». Хотя у вас и небольшая разница в возрасте. Ты им воспитана! Я столько лет не могла понять, откуда у тебя корни растут. Оказалось из генетики и от этого «дяденьки». Как же ты жестко стоишь на всём этом, причем с абсолютно «общечеловеческой» аргументацией.

Люба (обидчиво): Вы же сами просили рассказать различие между селекцией и генетикой. Между ними шла борьба, и в 50-е годы стала восстанавливаться генетика. Но я сейчас в это не вникаю.

Людмила: Ты в это не входишь, как оказывается в итоге потому, что ещё никогда из этого не выходила. Весь твой организм в этой «генетике», как в земле, сидит.

Люба: Но это же просто закон природы какого-то уровня, который я тогда изучала. Наука же, она только физическим уровнем занимается. Вы спросили, и я пыталась об этом рассказать.

Сергей: А помните, Людмила, Вы послали меня на научную конференцию, где собрались ученые, техническими методами изучающие невидимые сферы. Там были несколько женщин из группы, работавших раньше в технических институтах. Была и Люба. Она выступила первой и сразу попыталась взять бразды правления. Почти в приказном порядке со сцены она заставила обширную научную аудиторию читать вслух текст розданного вначале «Великого Призыва». Для учёной братии это было крайне неожиданно. И большая часть публики была шокирована. Тем более, что звук Призыва прорвал в пространстве вертикальный канал, что некоторых сильно разозлило. Они никак не могли понять, кого ещё надо призывать, если они — передовые и великие — здесь уже собрались. Какие ещё «Владыки Освобождения», если они и есть светочи человечества? В общем, в самодовольном, горизонтальном, ментально-кундалинном поле образовалась прореха, которую силы, работающие в настоящее время через науку, попытались залатать.

После выступления Любы на сцену, опираясь на палочку, поднялся пожилой профессор. Изобразив ухмылку Мефистофеля, он окинул зал, «сидящий у его ног», брезгливым испепеляющим взглядом. «Вот вы тут молитесь, – начал он своё поучение, – а всё это — чепуха. Существуют только элементарные частицы света... и т.д». Суть его «гениальной» концепции не имеет значения, потому что в основе её был он сам — великий непризнанный гений, выше которого нет никого. Самое интересное, что почти вся аудитория состояла из таких же «уникальных личностей». Почти каждый их них был «богом». Непреложно!

Третьим номером выступила женщина, сообщившая, что Господь Мелхиседек уже воплотился и проживает в данный момент в Москве. Хотите верьте, хотите нет, но каждому она может дать его домашний адрес, чтобы желающие могли придти и засвидетельствовать ему своё почтение. Тон её выступления был, в общем-то, извинительный, как бы говорящий: «Простите, почтенная публика, что он своим воплощением в наших краях отвлёк внимание столь важной аудитории». На выступающую никто не обратил никакого внимания. Все расслабились и стали терпеливо выслушивать сменявших один другого докладчиков, оценивая и примеряя сказанное со сцены (каждый — к своей концепции). Поле при этом установилось просто невыносимое. Было ощущение, что все атомы пространства злорадно насмехаются друг над другом, демонстрируя друг другу (каждый) своё превосходство. В этот момент я посмотрел на Любу. Она сидела на этом же ряду, и у неё был совершенно счастливый вид. Она буквально светилась от радости обретения своей среды. Своей не по уму, а по жизненному основанию. Больше эту эфирную муку я терпеть не мог и, нарушая приказ Людмилы (обязательно досидеть до конца), покинул научное собрание. Генетику Люба заменила оккультизмом, а подход остался тот же.

Люба: Тогда генетику считали прогрессивной, но потом на заседании ученого совета я удивилась — сидят большие дяди и занимаются игрой в песочнице и с этого момента...

Людмила: Какая же это для тебя песочница, если ты только что эту самую «песочницу» так усиленно отстаивала, причем наиболее корневым образом, на который способна.

Люба: Всё равно! Наша физическая структура полностью зависит от генной структуры. Весь наш организм и внешний облик! Другое дело, что эта физическая структура несёт в себе ещё информацию о наших духовных наработках. Мы изучали органы человека, физиологию, патологию — но всё равно первичность от генов идёт.

Людмила: Ну вот! Приехали! В тебе материя первична? Всё, к чему я тебя все годы призывала, ты забудь. Всё у тебя «правильно» и, по крайней мере, логично. То-то я никак не могла понять, откуда у тебя такие мощные горизонтальные энергетические выбросы идут. Особенно, когда ты в основополагающий кундалинный упор встаёшь. Конечно, у тебя подросли некоторые положительные «цветочки». Но ты ни на йоту не изменилась. Ну, может быть, стала оккультно грамотнее и чуть-чуть призывнее, но в основе своей для тебя только смерть бессмертна. В общем, я ошиблась в тебе.

То, что я тебе говорила эти годы, на самом деле касалось только тех людей, которые в связи с новым этапом выходили на изменение зон сакрала и кундалини. Это происходит в новом ключе и достаточно опасно, а у тебя эти центры железно зацементированы.

Люба: То есть Вы меня полностью списываете как духовное существо?

Людмила: А почему именно я должна тебя «списывать»? Ты всё сделала сама. Годы моей работы с тобой тебе не дали ничего. Ты — кремень! Моя жизнь основана на совсем других постулатах и другом полюсе исходящего сознания. Оказалось, что у тебя этот полюс изначально противоположен моему.

Люба: Но я же от генетики отошла…

Людмила: Ты отошла от конкретики этой науки. Но корневое звучание в тебе такого подхода (именно на генном уровне) осталось незыблемо.

Люба: Да, но у Вас — свой посвятительный возраст. И он требует одних решений. А мой — других.

Людмила: Милая! Повторяю. За эти годы ты продемонстрировала совершенно неизменённую преданность постулатам генетики, которая характеризует твоё изначально‑инволютивное направление. А твои духовные «цветочки» — это только препараты для наращивания «научной» самости. Ты не проникаешь во всё более тонкую и интенсивную жизнь духовных планов, а как прозектор, кундалинным умом препарируешь высшие планы, над которыми ты снизу пытаешься царствовать.

Сергей: Я всегда внутренне вздрагиваю, когда ты, Люба, чуть ли не на каждом занятии говоришь одну и ту же фразу: «У меня сегодня Серапис был». Причём, это всегда говорится с интонацией самоварного застолья, где тетушки хвалятся своими новыми покупками на базаре. Ни ноты благоговения, ни тени сомнения, что это был Сам Учитель Иерархии. Только развеселое бахвальство, что к тебе «Серапис ходит» как на работу. Мало того, Он всегда «является» в виде «генетического» мужа Леонида. Сам Серапис — Маха Сахиб, о котором Учитель Кут Хуми говорит с почтением и благоговением, по версии Любовь Сергеевны, у неё как рыбка на посылках. И в образе её благоверного.

Людмила: А как ты, Люба, о Космических планах и своём пребывании на них рассказываешь. Так и ждёшь легендарное: «Эх, королевство маловато! Разгуляться мне негде!» Дали бы Учителя схему, где есть уровни выше Космического Парабрахмана, Люба и туда «улетела» бы своим научным умом. Жалко, что ли! Самое страшное в научном уме, что он исключает отождествление, оставляя себя отдельным, наблюдающим процесс.

Недаром в ночном свидетельстве о тебе мне было сказано, что «ты сначала молишься, а потом треплешь бога за щеку».

Люба: Может это генетика во мне осталась, так как я о ней раньше по сто лекций в месяц читала...

Людмила: После университета я тоже читала лекции и в Москве, и в Свердловске, и по всему Уралу. Сейчас ничего не помню, что я там говорила. Но у тебя по поводу генетики — железная позиция. Так зачем её менять, тем более, что в твоей группе ты общаешься с людьми такого же типа?

Извини, пожалуйста, что я немножко перебдела, когда в прошлый раз тебе говорила о том, как ты могла бы изменить свою жизнь. Но меня сегодня поправили. Когда мне нужно какое-то явление скорректировать, я часто задаю вопрос, казалось бы, совершенно простой... В данном случае это был вопрос о твоём муже. На самом деле это — не мой вопрос. Он пришел свыше. И слушая твой ответ и твою корневую реакцию, я вижу — тебе не надо делать то, чему я тебя учила.

Дмитрий: Помните, мы были в новосибирском Академгородке, где работала Люба? Там были люди, буквально изъязвлённые самостью, причём самого низкого ментально‑кундалинного качества. Там даже начальный астральный план отсутствовал. Учёные напоминали приколотых булавкой насекомых. Мы остановились у одной женщины — учёной, которая была уже практически сумасшедшей, так как ненавидела весь мир за его неспособность понять, насколько она гениальна. Она и нам сообщила, что давно знает, как делать из г-на золото, при этом она также страдала от того, что и мы не сможем это оценить…

Сергей: Пока учёные создают только бездушную технократическую цивилизацию, отвергающую причинные, духовные аспекты природы. Такая цивилизация при всех её, на первый взгляд, грандиозных научных достижениях, приведёт род людской к неминуемой гибели.

Послушайте! Я вспомнил! В «Тайной Доктрине» Е.П. Блаватская пишет: «Наука, в силу самой природы вещей, не способна раскрыть тайну окружающей нас Вселенной. Наука, правда, может собирать, классифицировать и обобщать явления; но оккультист, основываясь на признанных метафизических данных, заявляет, что отважный исследователь, желающий проникнуть в сокровенные тайны Природы, должен выйти за пределы узкого диапазона чувств и перенести своё сознание в область ноуменов и сферу первопричин. Для этого он должен развить в себе способности, которые — за редчайшими исключениями у нашей теперешней пятой коренной расы... пребывают в спящем состоянии».

Людмила: Учитель Кут Хуми пишет: «Черными становятся те, кто преуспел в запретных науках». Запретная наука — это наука о продлении формы вопреки воле Души и Духа. Это наука о «здоровье» при сохранении коагулятивного типа жизни. Ведь это явно, что конечная подсознательная цель генетиков — это чтобы физический план жил вечно, а следовательно — самость жила вечно. И судя по тому, как свирепо-самостно выглядят ученые, продвигающие генетику — это явно проект чёрной иерархии, которая, как пишет Учитель Джуал Кхуул, в 1938 — 1945 годах потерпела поражение на ментальном плане и ринулась в воплощение на физический план. И то, что ты, Любовь, не испугалась, а, наоборот, заинтересовалась генетикой, и то, что ты до сих пор, после стольких лет медитативной работы, утверждаешь её причинность — это говорит о несокрушимости в тебе опоры на материю. Аминь!

  Жизнь — за генетику