Конкретная духовность

20 июля, 1984

 

 Что такое конкретная духовность? Если мы посмотрим на это очень по-деловому, что мы увидим? Мы увидим, что из семи тел Космического Бытия мы обладаем всего тремя телами: физическим, астральным и ментальным. Это временные, личностные тела, которые разрушаются в посмертии. Наша задача — наработать высшие вечные тела Души и Духа, которые продлеваются в посмертии. И нам дана такая возможность — проникать в высшие планы Бытия, касаться более высокочастотных вибраций этих планов и наращивать главные тонко-материальные тела Манаса, Буддхи, Атма. (Временные тела при этом становятся проводниками этих вечных тел.)

Что же это такое (а точнее — Кто же) эти вечные тела — Манас, Буддхи, Атма? Это не физическое тело, это не чувство, это не мысли, это не образ себя. Значит, всё это отбрасывается, всё это умирает рано или поздно, и ничего не остаётся? А если сейчас основное внимание уделить принципиальным телам?

И вот я начинаю совершенно конкретно, как выбираю шёлк на платье, искать «цвет» и «шёлк» моего Вечного Одеяния. Я начинаю конкретно искать, что это? Какое это состояние? Полнота? Пустота? Тишина? Благоговение? Светоносность? Что это? И когда я начинаю искать Это, моё внимание перестаёт ограничиваться только моими физическим, астральным и ментальным телами, потому что это — временное сокровище.

А Кто же такой Бог, в которого я богатею? Как я (как Душа) выгляжу? В каких ситуациях я — Душа? Как это выглядит энергетически, психически? Какие и где есть параллельные свидетельства? Я начинаю вспоминать свои духовные переживания катарсиса, медитации, молитв, жертвы, Подвига...

Господи! Человека и его трудность понять можно. Ведь Ты приходишь к нему мельком, эмоцией, вдохновением, редким Светом. Пусть даже Ты потрясаешь его. Ты — великое Существо, а мы?

Мелькнёт иногда в сознании Христос, но это так коротко... А ведь мы должны жить во Христе и со Христом, но Он так велик, и хотя этот миг обладает ощущением конечной реальности, вокруг нас — люди! Только люди! Счастливые, несчастные, деловые, отчаявшиеся люди с тремя временными телами и с проблесками Души…

Как же нам тут быть?! Если Ты, Христос, приходил только один или два раза, как же я могу жить с Тобой, как же я могу с Тобой разговаривать, как я могу быть с Тобой?! Вот в этом очень большая трудность человеческая. И жаль, что религия не говорит об этом конкретно. Да, конечно, утренняя и вечерняя молитва, книги, литургии, храмы… Но как я всё своё бытие буду жить с Тобой? Ты настолько Высок и Светел, что я не всегда чувствую Тебя. Как же я с Тобой соединю Судьбу свою? Просто веровать в то, что Ты есть? А как можно «просто веровать»? Да, Ты есть, но ведь изо дня в день я окружена другими существами… Если я прихожу в храм, он — рукотворный. Люди его сделали и этим в большой степени «обезопасили» себя перед Тобою... Тогда я ищу тех, в жизни кого Ты присутствуешь в большей степени, чем у меня. Я разговариваю только с ними и только о Тебе. Я говорю о Тебе как о Любимом. Я ищу Тебя в глазах человека. Как чудесны глаза, которые проводят Христа, проводят Богородицу, излучают Свет. Смею ли я когда-нибудь смотреть в глаза человеческие, кроме тех моментов, когда Ты приходишь через них?

Я ищу в творчестве. Прекрасно слово человеческое и прекрасна поэзия его. Но смею ли я слушать это поэтическое слово, если не Ты говоришь через человека?

Я ищу в снах. Смею ли я спать и успокаивать своё тело, если не Ты приходишь в сновидениях, а только какие-то случайные сюжетные структуры живут в них?

Я ищу в подвиге. Смею ли я служить не Тебе? Я «ограничиваю» свою жизнь — Тобой, и ищу Тебя повсюду. Мы говорим: «В том, что мы делаем — Свет Твой». В книгах Джуал Кхуула — «Свет Твой» — и тогда читаем. В нашей беседе — «Свет Твой» — и тогда начинаем беседу. То есть мы всё время напоминаем себе, уточняем: «Где мы?» Если мы скажем себе: «Встанем на молитву, в ней — Свет Твой», — мы будем знать, что в этот момент мы уже касаемся Тебя. Вот мы начинаем пищу с молитвы. Но не просто: «Отче наш...» — и сели разговаривать о погоде. Раньше люди, наверное, понимали, что, когда они едят, надо держать молитву. Мы должны сказать себе: «Давайте закрепим на физическом плане Свет наш». Свою жизнь мы должны соткать из таких последовательных касаний, и не из чего другого. Не я должна вам сказать: «Давайте делать то-то и то-то, потому что это — Свет наш», а вы сами должны начинать с этого и ничего не делать без Света в течение сознательного дня (я сейчас не говорю о бессознательной ночи). Пусть сознательный день весь будет соткан из касаний Света. Пусть это станет реальностью вашей жизни, вашей жаждой, вашим желанием.

Мы — практики, мы — материалисты, мы реалисты в Духе. XX век замечателен. Он не атеистичен, он просто реалистичен. И если мы познаем тонкоматериальность спускаемого нам светоносного Бытия, мы реально подойдём к этому. И тогда не только монастыри и ашрамы отдельными своими представителями будут добиваться светоносной сотканности дня, а все люди на земле будут жить по правилу: «Я живу, я делаю то и то, потому что в этом — Свет Христов».

  Конкретная духовность