Письмо 39 (ML-134)

 

 

Это письмо от Е.П.Б. из Дэхра Дун. Она оставила Симлу и отправилась в Северную Индию. Письмо включает продиктованный М. ответ на письмо Синнетта, который тоже уехал из Симлы к себе домой в Аллахабад.

 

 

Письмо 39 (ML-134)

Е.П.Б. ~ Синнетту

Получено около 4 ноября 1881 г.

 

Только вчера приехала поздно вечером из Сахаранпура. Дом очень хороший, но холодный, сырой и мрачный. Получила кучу писем и первым делом отвечаю на ваше.

Наконец виделась с М. и показала ему ваше последнее письмо, вернее, письмо Бенемадхаба*, на котором вы нацарапали вопрос. На последний М. отвечает. Это я написала под его диктовку и теперь копирую:

«Я написал Синнетту своё мнение об аллахабадских теософах. (Однако же не через меня?)98 Адитьярам Б. написал глупое письмо Дамодару, а Бенемадхаб пишет глупую просьбу мистеру Синнетту. Так как К.Х. решил переписываться с двумя лицами, оказавшимися в высшей степени полезными и нужными Обществу, — они все, умные или глупые, понятливые или тупые, возможно, полезные или же совершенно бесполезные, теперь тоже претендуют на непосредственную переписку с нами. Скажите ему (то есть вам), что это нужно прекратить. Веками мы ни с кем не переписывались — и теперь не намерены. Что сделали Бенемадхаб или какой-либо другой претендент, чтобы иметь право на такое требование? Ничего. Они вступают в Общество и, хотя остаются такими же упрямыми приверженцами своих старых суеверий, как всегда, не отказываясь ни от касты, ни от единого своего обычая, исполненные своей эгоистической исключительности, рассчитывают нас видеть, с нами переписываться и во всём получать нашу помощь.

Мне будет приятно, если мистер Синнетт скажет каждому, кто вздумает обратиться к нему с подобными претензиями, следующее: «Братья хотят, чтобы я доводил до сведения каждого из вас, туземцы, что если какой-либо человек не готов стать настоящим теософом, т.е. не готов поступить так, как поступил Д. Маваланкар, который совсем отказался от касты, от старых суеверий и показал себя истинным реформатором (особенно в отношении детских браков), то он останется рядовым членом Общества без всякой надежды что-либо услышать от нас. Общество, действуя в полном согласии с нашими указаниями, никого не принуждает стать членом второй секции.99 Это каждому предоставляется решать самому по собственному выбору. Члену Общества бесполезно доказывать: я веду чистую жизнь, я — трезвенник, не употребляю мяса и воздерживаюсь от пороков, все мои стремления направлены к добру и т.д. — и в то же время воздвигать своими деяниями непроходимую стену на пути между нами и собою. Какое отношение имеем мы, ученики истинных Архатов, эзотерического буддизма и Санг-гьяс*, к шастрам и ортодоксальному браманизму? Существуют сто тысяч факиров, саньясинов и садху, ведущих самую чистую жизнь, и всё же, будучи такими, каковы они есть, они находятся на неправильном пути, не имея возможности с нами встретиться и даже видеть и слышать о нас. Их прадеды выгнали из Индии последователей единственной истинной философии на Земле, и теперь не последние должны приходить к ним, но они должны прийти к нам. Кто из них готов стать буддистом, настика100, как они нас называют? Никто. Те, кто верил в нас и следовал за нами, — те получили свою награду. Мистер Синнетт и Хьюм — исключения. Их верования не являются препятствиями, потому что у них нет никаких верований. Они могут быть окружены плохими влияниями, плохими магнетическими эманациями вследствие употребления спиртных напитков, неразборчивыми физическими воздействиями (возникающими даже от рукопожатия нравственно нечистого человека), но всё это лишь физические и материальные помехи, которым мы можем противодействовать небольшим усилием и даже совсем их устранить без большого ущерба для себя.

Но не так обстоит дело с магнетизмом и незримыми последствиями, возникающими из-за неправильных, но искренних убеждений. Вера в Богов, Бога и другие суеверия привлекает в окружение человека миллионы чужих факторов, оказывающих влияние, — живых [тонкоматериальных] существ и мощных сил, для удаления которых нам пришлось бы применять гораздо больше сил против обычного. Мы предпочитаем этого не делать. Мы не считаем ни необходимым, ни выгодным тратить наше время на ведение войны с неразвитыми планетными духами, которым доставляет удовольствие олицетворять богов, а иногда играть роль прославившихся на Земле лиц. Существуют Дхиан-Чоханы и «Чоханы Тьмы» (это не те, кого называют дьяволами, а несовершенные «разумы», которые никогда не рождались ни на этой, ни на какой-либо другой Земле или сфере (как и Дхиан-Чоханы); они никогда не войдут в число «строителей Вселенной», чистых Планетных Разумов, правящих во время каждой манвантары, так как Тёмные Чоханы царят во время пралайи).

Объясните это мистеру Синнетту (я не могу) — скажите ему, чтобы он перечитал сказанное мною и объяснённое мистеру Хьюму, и пусть помнит, что, поскольку всё в этой Вселенной есть противопоставление (не могу перевести лучше), то свету Дхиан-Чоханов и их чистому разуму противопоставляются «Ма-Мо-Чоханы» и их разрушительный разум. Они — те боги, которым поклоняются индусы, христиане, мусульмане и все прочие приверженцы фанатических религий и сект. И до тех пор, пока их приверженцы находятся под их влиянием, мы и не подумаем присоединиться к ним или противодействовать им в их работе, как не думаем о красношапочниках на Земле, чью злую деятельность мы стараемся умерить, но в чью работу не имеем права вмешиваться, пока они не становятся у нас на пути».101

Полагаю, вы этого не поймёте, но подумайте над этим хорошенько, и вам станет понятно. М. здесь подразумевает, что у них нет права и даже власти противодействовать природе, или той работе, которая предписана каждому классу существ и всему сущему законом природы. Братья, например, могут продлить жизнь, но не могут устранить смерть, даже для самих себя. До какой-то степени они могут смягчить зло и облегчить страдания, но не могут уничтожить зло вообще. Также не могут Дхиан-Чоханы препятствовать работе Ма-мо-Чоханов, ибо их Законом является тьма, невежество, разрушение и т.д., тогда как законом первых является Свет, знание и творчество. Дхиан-Чоханы отзываются на Буддхи — Божественную Мудрость и Жизнь в блаженном знании, а Ма-мо являются олицетворениями в природе Шивы, Иеговы и других выдуманных чудовищ с невежеством в их хвосте.

Последняя фраза М., которую я перевожу, такова:

«Скажите ему (то есть вам), что ради тех, кто желает познаний, я готов ответить на 2-3 вопроса Бенемадхаба из шастр, но ни в какую переписку с ним или с кем-нибудь другим не вступлю. Пусть он ясно и чётко изложит свои вопросы мистеру Синнетту, и тогда я отвечу через него (то есть через вас)».

* * *

Посылаю вам письмо моего дяди, только что полученное мною. Он говорит (как вы увидите из моего перевода его письма, написанного по-русски), что то же самое пишет и вам. Получили вы его или нет — не знаю, но я вам посылаю своё; если оно такое же, как ваше, то пошлите моё письмо обратно мне. Полагаю, что к сегодняшнему дню уже достаточно хорошо доказано, что я есть я, а не кто-то другой; что мой дядя, будучи ныне помощником министра внутренних дел, является персоной, которой после того, как она назвала полностью своё имя, несомненно, можно доверять, если только «С. и М.» и ваш друг Праймроуз на самом деле не изобретут какой-либо новой версии и не скажут, что мы подделали эти документы. Но в своём официальном письме ко мне мой дядя пишет, что князь Дундуков пошлёт мне официальный документ, удостоверяющий мою личность, так что мы подождём. Его другое, частное письмо я не могу перевести, так как его фразеология далека от комплиментов, особенно в адрес мистера Праймроуза и всех англо-индийцев вообще, которые меня оскорбляют и чернят. Я попрошу князя, чтобы он написал лорду Рипону* или непосредственно Глэдстону*.

Ваша в любви к Иисусу Е.П. Блаватская.

Ума не приложу, почему «Хозяин» хочет, чтобы я поехала в Аллахабад? Не могу тратить деньги на дорогу туда и обратно, так как нужно проезжать мимо Джайпура и Бароды, и он это знает. Что это значит — не знаю. Он заставил меня ехать в Лахор, а теперь — в Аллахабад!!

 

* * *

 

98. В скобках курсивом даны добавления Е.П.Б. к тексту, продиктованному М. (вернуться ↑)

99. Общество было разделено на три секции: первая состояла из Махатм, вторая — из тех, кто находился в прямом контакте с Махатмами, а третья — из обычных членов. (вернуться ↑)

100. Атеист, или тот, кто не признает богов и идолов (санскр.). (вернуться ↑)

101. Конец текста, продиктованного М. (вернуться ↑)

 

«письмо Бенемадхаба*» – Бенемадхаб (Бене Мадхаб Бхаттачарья) – президент Теософского Общества Праяг в г. Аллахабаде. (вернуться ↑)

«Санг-гьяс*» – Санг-гьяс (тибетский перевод с санскритского) – Будда. (вернуться ↑)

«написал лорду Рипону*» – вице-король Индии с 1880 по 1884 гг. (вернуться ↑)

  Письмо 39 (ML-134)