"Откровение" по радио (из дневника Сергея)

12 ноября, 1987

 

 Приблизительно через два месяца после того, как я стал работать в групповом организме, возникла необходимость оформить для новой, духовной жизни комнату, в которую я переселился после переезда отца на другую квартиру. Прежний её житель (физический отец) любил выпить и в этой комнате всегда стояла огромная бутыль с брагой, которая тихо булькала, наполняя пространство кислыми эманациями брожения. Стены и потолок были покрыты многолетним налётом табака, энергетическая атмосфера комнаты была ориентированна на расслабление, физический комфорт и, следовательно, абсолютно враждебна любому духовному устремлению.

Для полного изменения облика помещения были куплены «строгие» обои и всё необходимое для ремонта. Когда я приступил к расчистке старого пространства, то через час работы внезапно возник всеподавляющий дискомфорт. Ощущение было такое, как будто стены комнаты сдавливают и перетирают меня до состояния серого инертного порошка. Я чувствовал, что я что-то делаю не так, что астральная сущность, наработанная в этой комнате, препятствует мне, и у меня не хватает силы ей противостоять. Состояние всё больше усугублялось. Я пытался молиться, читать Библию, но это по-видимому получалось формально и не приносило облегчения. Возникло чувство, что нужен какой-то жертвенный жест для того, чтобы «выровнять ситуацию». Тогда я выбросил с балкона достаточно дорогие обои. Это дало некоторое облегчение, но чувство угнетения осталось. Мои нервы от этой муки натянулись, как струны, и я изо всех сил стал молить Существо Кали о помощи. Призыв продолжался около получаса, после чего наступило состояние некоторой отрешенности. Я сидел в кухне, на табуретке с безучастным видом, не сознавая — что же делать дальше. В пустой голове проявилась первая мысль: «Вот сейчас включу радио и первые слова, которые там прозвучат — это ответ для меня». Включил приемник. Там — тишина. И вдруг из динамика зазвучал колоритный мужской голос: «Понимаешь, Серёжа, что я хочу тебе сказать». Я обмер, а он продолжал: «Звонила твоя жена и сказала, что если ты к ней не вернёшься, то она доведёт это дело до начальства и тебя вызовут на партком». А, каково!? Я сразу всё понял!

Нельзя, если ты уже находишься в канале Учителя, если ты — в едином теле с Его группой, делать что-то самому, самостно, без санкции Ведущего, без четко осознанной магической задачи, без поддержки группы.

Никакого дискомфорта и в помине не осталось. Я сразу позвонил Людмиле и взахлёб рассказал, что произошло. Она сказала, что нельзя погружаться в работы, связанные с генными родственными связями, не имея Духовного «Крана» и что я должен был оговорить с ней эту ситуацию. Если человек «вошел в духовный поток», не бывает простых, обыденных действий. Каждая ситуация — это магическое сражение, которое приводит или к победе Души, или к её поражению. Ещё Людмила сказала, что «ремонт» я теперь буду продолжать с Колей Овном, и в процессе работы мы с ним будем оговаривать то, что происходит в причинном мире этого действия. Она разъяснила, что моя комната — это не гнездо для моих личных духовных борений или успокоений, а интегральная часть Ашрама, входящая в общий энергетический организм. (Одна из его келий.) Теперь для меня разница этих двух состояний стала предельно очевидной. Когда я положил телефонную трубку, радио-спектакль по приёмнику ещё продолжался, но уже было ясно, что «доводить дело до парткома» не придётся.

  "Откровение" по радио (из дневника Сергея)