Проблема медиумизма

9 ноября, 1987

 

   Саша Вулкан: У меня сегодня был странный сон… Если можно, проинтерпретируйте его. Я, в очень хорошем костюме бегу по коридору, и далее по лестнице — вверх. А сверху спускается некто в трансформе моего бывшего преподавателя живописи, Рыбы-Тигра 1926 года рождения. И когда я первый пролёт пробежал, мы с ним поравнялись на площадке между пролётами. Я хотел пробежать дальше, но споткнулся о его ногу. И хотя он сделал вид, что это произошло случайно, я понял, что он специально мне подножку поставил. В общем, я упал прямо в грязь… Пока я отряхивался, он уже сошел с лестницы. И я к нему обращаюсь с таким небольшим (так как я его очень чтил как преподавателя) укором: «Что ж вы так, Евгений Иванович?» Но он сделал вид, что ничего не произошло…

Я думаю, может это Учитель спускался, и я о Рыбу (ступню) зацепился, то есть эту зону не освоил? А может, это был мой страж порога? Но почему он тогда сверху шел? По сути, мне не дали пройти вверх…

Людмила: Что вы об этом думаете, Сергей?

Сергей: Пока Саша рассказывал своё свидетельство, я вспомнил, как Е.П. Блаватская падала перед Учителем Мориа в грязь при встрече после долгой разлуки.

Людмила: Да! В системе поклонения Святыням это имеет наивысшую степень. В индийской традиции считается, что падение ниц ученика перед Учителем и разбитый при этом о землю лоб — это благоприятный знак, говорящий о правильном внутреннем состоянии неофита. Но ваше падение, Саша, совсем другого рода. Оно бывает, когда мы сами «победно», насыщенные «духовным» самовеличием, «грядём» вверх. Как вы сказали, Саша, «в очень хорошем костюме», сделав явный акцент на форме. В определённый момент такого «восхождения» мы «опрокидываемся». Или нас опрокидывают новые, самостно принятые нами энергии. В случае с Блаватской наша форма и самость (на уровне инстинкта) сами падают в грязь перед несравненным Величием Духа Учителя. И тогда происходит некоторое переотождествление нас с Его Аурой. В случае набора собственного самоуважения духовные энергии становятся непреодолимой преградой для самости, и погружаясь в состояние обиды, мы, как правило, «скатываемся в грязь» плотных зон, теряя возможность контакта со Светом.

Когда вы начинаете так называемо «вдохновляться», вы часто не слышите, когда надо притормозить себя. Вы принимаете энергии с высоких планов? Но почему, чтобы что-то изобразить на холсте, вам надо распалять своё самолюбие? Почему после работы над картинами вы становитесь мрачным и недополучившим? Дело в том, что Новый объём вы берёте на себя. И начинается «разнос». Энергия, которая пришла, разрывает вас в клочья. К сожалению, у вас так происходит всегда. Вы сразу бросаетесь «пить кофе», искать острых ощущений и так далее.

По знаку вы — Телец. Якобы спокойный знак. Но ваше Солнце находится на фоне созвездия Овна и в связи с этим имеет другое эзотерическое значение. Рисунок звёздного Овна — это внедрение Богоотцовского импульса в глубину материи. В негативном варианте — это просто падение в материю. Поэтому в известной нам эзотерической шестиконечной звезде Овен находится в самой нижней точке. Как звёздный Овен в конце процесса вы всегда норовите «спрыгнуть в пропасть». У вас не происходит спокойного перераспределения полученных энергий. Вот вас в свидетельстве и остановил Учитель. Белый Учитель!

Саша: Это и мой знак Тельца так делает. Он, когда в раж входит, становится неконтролируемым! Учитель Джуал Кхуул в «Эзотерической Астрологии» пишет: «Телец идёт судорожными рывками, а ровный ход для него крайне затруднителен».

Людмила: Сам по себе рывок или вдох (Джуал Кхуул называет это ускорением) — это позитивная фаза волнового движения, которая закономерно сменяется торможением, выдохом и усвоением принятых энергий. Проблема не в самом рывке, а в том, что вы неправильно проходите «выдох», следующий за вдохновением. У вас происходит срыв энергий вместо их ассимиляции. Как у всех социальных творцов ваш взлёт медиумичен. Вы предаётесь высшим энергиям только для того, чтобы сорвать их на самость «великого художника». Энергии вдохновения спускаются в зону сакрала-кундалини, так как чем выше взлёт, тем (по закону амплитуды) ниже зона проверки. Эти моменты спуска у вас как правило проходят истерически, и вы относитесь к этой истерике как к некоторой «неизбежности», которую не в силах переступить.

А ваша конкуренция со мной на выставках? Внутренне вы буквально кричите: «Это только мой труд. Это — только я!» Особенно если я провожу на этой выставке лекцию. Сколько раз я энергетически поднимала ваши картины! В результате, написанные (в медитации с вами) глаза фактически «переворачивали» вверх (в Кольцо) всю живописную фактуру, которая, как правило, до этого воплощала нижнюю астральную сущность, прикрытую бутафорией духовного сюжета. Сколько раз энергетический уровень ваших неподнятых работ просто ужасал!

Помните картину «Фантазии на тему древних мифов»? Центральную её часть занимала фигура богини Уранийки. Но это по сюжету. С энергетической точки зрения с картины смотрела лярва нижнего астрала, воплощённая вами. Когда я начала энергетическую работу, вводя вас во всё более высокую медитацию (особенно в момент, когда переписывались глаза), эта сущность долго сопротивлялась, не желая уходить из «воплощения». Но тогда мы всё же совместно «изгнали беса»…

А подъём глаз на картине «Имя Ему — Слово Божие»? Тогда нижняя фактура тоже подчинилась Кольцу. Но когда я пришла к вам на следующий день, то не узнала картины… Вместо Воина Духа на коне сидел «викинг с железным нордическим лицом» и холодными глазами, напоминающий картины И. Глазунова. Оказалось, что вы решили «улучшить фактуру»! И так её улучшили, что «прирезали» всю предыдущую энергетическую работу.

Дина: Тогда ещё Саша кичливо заявил нам, что рисует богов! Это напомнило мне один анекдот о маленькой девочке, которая упорно что-то рисовала. Когда её взрослые спросили: «Что ты рисуешь?», она ответила: «Я рисую бога». «Как же так?» — изумились взрослые, — «Ведь никто не знает, как Он выглядит!?» «Щ-а-а-с узнают!» — парировала нахалка.

Сергей: Мне кажется, что на последней выставке страж в Саше изменил тактику. Если раньше на выставках он конкурировал с Вами как художник, то в этот раз он повесил рядом поднятые Вами и неподнятые картины, выдавая это всё как работу Иерархии Света через его художественный талант. При этом все картины подавались как написанные при Вашем, Людмила, энергетическом участии. Действительно, часть работ, которые были подняты Вами, транслировала духовные уровни. Но большая часть транслировала астрально-инволютивные уровни. Но что в результате получали люди, неискушенные в энергетическом распознавании? Это то, что Вы называли грехом 50-х (поколения сакрального центра) — произвести акт настолько вопиющего глумления над самой высокой Святыней и при этом так непреложно, чтобы никто не посмел усомниться, что так и должно быть.

Помните, когда мы пришли к Саше в гости и он показал нам фотографию своей дочки и её подруги? Двенадцатилетние отроковицы сидели в крайне вызывающих позах, что называется — «оторви и брось». Мы ещё изумились: неужели эти девочки в таком малом возрасте уже так развращены?! И какой мы услышали ответ? Оказывается, это ты, Саша, попросил их принять подобную позу. Тебе не понравилось, что они были «зажаты» и не соответствовали твоим представлениям о «непосредственности»… Я бы понял, если бы услышал такое от маньяка, который снимает «клубничку» для извращенцев! Но это был Саша, «любящий» Кали и «рисующий богов»!?

Дина: Это что! Однажды он пришел ко мне на встречу в заграничной рубашке, на которой был изображен газетный коллаж. Всё ничего, если бы на груди у него не красовалось фото рекламной фурии с вываливающимся из платья бюстом. Я спросила: «Что это?» На «голубом глазу» ты, Саша, ответил мне: «Не обращай внимания, мне её подарили». Вот вам и грех, родившихся в 50-е — ошеломить пределом богохульства, чтобы все решили, что так и должно быть.

Сергей: Как учил Геббельс: «Чем чудовищнее ложь, тем скорее в неё поверят». Но тогда была магия пропаганды на Третьем Луче, а сейчас чёрная магия идёт по линии антихриста (Второго Луча). Чем чудовищней богохульство, тем скорее его примут как норму. С приходом этого поколения в социуме началась так называемая «сексуальная революция», когда все виды попрания святынь стали нормой.

Дина: Вот-вот! Сколько я Саше об этом ни говорила, он только отмахивается, удивляясь, что я обращаю внимание на такие «мелочи». Увидел бы он такую рубашечку на монахе в церкви, я думаю, его возмущению не было бы предела. А так для него наши встречи — это продолжение его светской жизни, которой он так дорожит.

На той же выставке был ещё один «показательнейший» инцидент. Саша пригласил туда одного поэта, который расхваливал его художественный талант и возмущался: «При чём тут эта женщина?» (Имея ввиду Вас, Людмила.) Естественно, достойной отповеди он от Саши не получил. Ну, как же, в нём почтили талант «великого художника»!

Людмила: Да, Саша! Вы «налетаете» с вдохновенными глазами на холст, а потом падаете в ничем не симметризированный низ. Плохо быть творцом, не будучи при этом Духом, не будучи «распятым» на вдохновении… Творец — это тот, кто получил (заметьте, на время) возможность проникновения в высшие миры, и будет буквально задавлен этим объёмом, если ограничит себя медиумизмом.

Дина: Если бы ты, Саша, видел себя со стороны на этой выставке! Такая устойчивость в самости! Такая «радость» проявления себя! Ты не допускаешь к собственному величию ничего, что «растворило» бы услаждающее тебя коагулятивное состояние!

Людмила: В отличие от вас, Саша, те, которые себя постоянно великими почитают, не имеют вашей амплитуды. Но вам эти прыжки «вверх-вниз» готовят ад. Коагулят становится всё мощнее и плотнее, «пропускная способность» всё меньше. И вот возникает энергетический турбулент и развивается какая-нибудь физическая болезнь.

Вы знаете себя в этих состояниях, но всё равно относитесь к ним безмятежно! Даже когда вы понимаете, где есть спасение, а где его нет, вы не диагносцируете своё нижнее состояние. Знаете, Саша, грешники в аду не жарятся на сковородках. Их ад состоит в том, что они медиумически залетают в высокую зону, а потом падают, так как пришли туда не как Сыновья, а как воры.

Сергей: Это как в «аду непрерывного оживления», описанном в буддийском каноне, где воины от зари до зари бьются насмерть. После того, как все погибают, к ним приходит глас: «Восстаньте!» — и они снова начинают уничтожать друг друга. Они тоже под высокой идеей сражаются, черпая оттуда энергии, но в основании их — «я самый сильный». Так было и с Гитлером. Идея у него была — выше некуда. В группе единомышленников (как пишет Джуал Кхуул) он призывал силу Шамбалы для создания новой духовной расы. Куда он рухнул, всем известно.

Саша-Вулкан: А почему в моём свидетельстве мне дали только один пролёт пробежать вверх по лестнице? Видимо, только первое восхождение я могу без срыва нормально выдерживать?

Людмила: Вполне возможно. Но даже этой фразой вы опять выторговываете себе «величие»!

Саша Вулкан: Вы знаете, а я ведь только в Вашем поле начинаю себя нормально чувствовать…

Людмила: Я «польщена». Что касается Гитлера, помните мой сон? Я увидела его, стоящим в сухом бассейне в коротких штанишках. Бассейн без воды — это свидетельство «осушенной» сакральной природы. Люди, принявшие первое Посвящение, оккультно называются «малые сии», поэтому он был в детских штанишках. Гитлер имел первое Посвящение! Потом в моём ночном свидетельстве он сказал, что теперь пойдёт «валить большие деревья» («большое дерево» — это выстроенное древо Антахкараны, то есть выстроенная в полноте Душа)! Объёмы Первого Луча, полученные им, были опрокинуты на самость. Это левый путь и лучше им не искушаться, Саша. Если вы, конечно, хотите выжить духовно.

Сережа: У Гитлера Уран — в знаке Весы. У Саши в этом знаке — Нептун. Весы — это Иерархия Атмического уровня (Духовной Воли). Уран в гороскопе Гитлера проявлялся в перволучевой манере. Сашин Нептун проявляется через Второй Луч творчества. Гитлер был диктатором, Саша — художник. Весами управляют три планеты. Личностная Венера любит капризы и истерики. Уран, управляющий Душой Весов, это мощное вдохновение. А Сатурн (управитель Духа) — высший Закон. Но если энергии Души ещё имеют свои светлые уранические проявления (Сашины вдохновения или «социализм» Гитлера), то энергии Духа самость принять уже не может. Тогда всё превращается в убийство. Гитлер сначала был неудавшимся художником (по Венере), потом вдохновенным «социалистом» (по Урану), а энергии Сатурна проявил как мировой убийца. У Саши — повторение той же программы, но уже по Второму Лучу, через Нептун (в Весах). На втором Луче физические тела не убивают (как на Первом Луче, разрушителе форм). Магия происходит на астральном плане, и под воздействие попадают Души людей. Падают «большие деревья»! Древо Жизни это и есть — Душа. И здесь магия бывает или чёрная, или белая — середины нет.

Людмила: Быть великим среди людей, Саша, это невыгодно, болезненно и бесперспективно. Насколько в вас Духа — настолько должно быть и погружение в материю. И тогда это не сброс, а Кольцо. Пусть вы будете продвигаться медленно, но устойчиво. Вот ваша задача! И всё же самое трудное для вас — это то, что вы очень редко бываете виноватым, прежде всего перед Божественным началом в вас самом...

Саша: Недавно Вы сказали обо мне, что у меня бесстрашие перед Богом и страх перед дьяволом.

Людмила: Вам надо наработать правильное восприятие взгляда на вас Кали как Жизни! Её взгляд всегда позитивный. А вы часто впадаете в сладостное отчаяние, смиряясь перед смертью, которая тоже Кали, но в коагулятивном варианте!

Вам надо «разгрести» свои ошибки. Только кидаться на это тоже не надо. Не делайте резких жестов. Из раза в раз смотрите, где вы себя «зарываете». Вы уже от многого ненужного отказались. Теперь идите дальше. Полюбите свою Душу и Дух. Полюбите! Вот вы читаете книги, данные Учителями. Начинайте их читать по-новому. Воспринимайте их как лекарство, которое даёт Учитель. Здесь и сейчас! Конкретно!

Саша: Я сейчас работаю с книгой «Лучи и Посвящения» Джуал Кхуула. Вы на последней встрече сказали, что на неё поставлен Канал.

Людмила: Ещё попробуйте чаще читать «Письма Махатм». Это очень помогает. Первые письма (где Учителя ещё проверяют, как себя будут вести Их корреспонденты) очень насыщающие. Только здесь слово «чтение» не подходит. Это погружение в Их Бытие. И когда вы туда проникните, возможно, возникнет вертикальный Канал без всякой силовой медитации.

Почему некоторые религии не принимают художников? Потому что за ними стоит негативная карма медиумизма. Особенно, если фиксируются Божества. Сами понимаете, какой объём они срывают…

Сергей: Меня это особенно поразило в мюнхенской пинакотеке, где собраны работы средневековых европейских «мастеров». Практически все сюжеты картин — на религиозные темы. И что удивительно! Лица обычных людей написаны нормально. Но лики святых так ужасно искажены, как будто художник глубоко ненавидел то, что писал. Свет Высокого образа, который без должного благоговения рисовал художник, опускался на самость, и на холсте вместо одухотворённого лика появлялось уродливая проекция нижнего кундалини самого живописца. Как у той девочки из анекдота, которая всем «покажет», как выглядит Бог. На самом деле это — чёрная магия богоборчества.

Людмила: Поэтому иконы писались в монастырях при непрерывной молитве. Лица были символичны и написаны по правилам духовного канона. И обратите внимание, иконописцы не ставили свои подписи под изображением святых.

Саша: Хотя Учитель Джуал Кхуул рисование поощряет. Я думаю, что Он имеет ввиду те картины, которые написаны так, как они обычно пишутся при Вашем подъеме.

Людмила: Вы всегда это говорили, но когда были выставки, вы сразу становились «хозяином салона», создателем «богатой» живописной фактуры, которая для вас важнее энергетического содержания. Помните, каким сильным было общее изумление тем, как преобразилась картина «Имя Ему — Слово Божие» после энергетического подъёма? Тогда мы фиксировали медитацию с представителями нового поколения. До подъёма фактура выражала холодный, почти фашистский коагулят. Группа, присутствующая при этом преображении, духовно «потекла», увидев, как медитативное поле в комнате воплотилось в глаза на портрете. А вы снова были довольны лишь своёй работой и, подойдя к картине, указали на написанный вами золотой скипетр «Всадника». «Какая фактура!» — воскликнули вы, попытавшись перевести внимание на форму, на ваш художественный талант. Вы тоже «потекли», но не как Душа, а как удовлетворённая самость. Вы опять закончили чёрной магией.

Саша: Мне сейчас ясно стало, как «сын» во мне, вначале идёт на наборе Света и как потом (во мне же) этот «выставочный» тип с чёрными энергиями всё на себя берёт…

Людмила: Ещё и ещё раз напоминаю, что не бывает «чёрной» и «белой» энергетики. Самость — это когда «чёрный» собирает энергетику в системе коагулята, а Душа — когда «белый» отдаётся, расширяется в системе божественного переживания Святыни.

Саша: Да, асуры кричат: «Это моё!» — и получают смерть или ад...

Людмила: Болезнь и смерть напоминает людям о возможности жить не только во плоти, но как Душа и Дух через многие жизни. Самое важное лечение — это помнить, что впереди смерть. «Memento more» (помни о смерти!) — тайное слово масонов в прошлом. «Тело истлевает» — формула посвящения настоящего времени. И что будет после, вы не знаете. Когда вы в состоянии отдачливости Высшему, вы осуществляете умирание в Нём. И вы видите, что смерти не будет, потому что вы уже умерли, вы уже отдачливо вошли в более высокие зоны. Вы умерли в старом, но родились в следующем новом. Хорошо бы вам об этом механизме всё время помнить. «Смерть — это резервуар Жизни» — так пишет Джуал Кхуул.

Вы ведь всегда любили индийских Йогов, которые практиковали божественное наслаждение. Так почему бы вам не наслаждаться? Вы — в групповом организме. В нём вас лично как бы не будет, но вы будете везде! И не вы будете блаженствовать, а будет само блаженство. И, возможно, бессмертие…

Чем опасен достигающий принцип в вас? Когда вы во вдохновении, вы роскошны, вы щедры, интенсивны. Все Ангелы «слетаются» к вам! А потом вы их всех на сакрале-кундалини убиваете «по одному», вспоминая о себе талантливом... Но не бывает человека талантливого. Бывает просто талант. Талант — это когда через тебя проходит Высшее! Вот тут у вас не решено. Здесь вас периодически «за нос» асуры водят, поощряя тщеславие! Если у вас не будет достигающей манеры жить, то асур просто рассредоточится в новое кольцевое состояние. То, что я вам советую, намного проще того, что вы делаете. И не обольщайтесь тем, Саша, что вы высоко «взлетаете», вас потому-то тёмные так далеко вверх и отпускают, что точно знают — чем богаче вы вдохновитесь душой, тем быстрее и больше для них «сорвёте звёзд» с неба. И все ваши духовные высоты через переживание вами себя как великого художника непременно достанутся им. Причём срыв будет сделан через какие-нибудь очень «простые» магии.

Мы все — в одинаковой ситуации. И для всех законы спасения или гибели одни и те же. Здесь надо смириться и выбрать самое разумное… У вас уже немало сделано для устойчивости духовного выживания. Осталось только покончить с тем в вас, кто интенсивно достигает.

Саша: Да мне это и самому дискомфортно.

Людмила: Ещё — важное! Перестаньте рисовать, надеясь на какие-либо дивиденды, кроме духовных. Вспомните, как тибетские монахи создают гигантские мандалы из цветного песка. На это уходят месяцы кропотливого труда. Как только последний узор завершен, мандала разрушается. Внешний рисунок из песка выражает внутренний молитвенный труд монаха. Его итог — не красивая форма, а наработанное за это время тело Света. Оно — Реальность. Вы же со своей живописью носитесь как с «писанной торбой», конвертируя Высокое вдохновение в социальные дивиденды.

Саша: Вот в этом есть камень преткновения… Хотя мне рисование видится как служение.

Людмила: Кому же вы служите, выставляя неподнятые картины?

Саша: Я же пишу то, что я обожаю!

Людмила: Кого же вы обожаете?

Саша: Учителей, конечно!

Людмила: Значит, вы считаете, что Учителям нужно, чтобы вы Их рисовали? Могу вас заверить, что Им этого не нужно. Тем более, что в неподнятых мною картинах вы, как правило, воплощаете тёмных существ.

Учитель Джуал Кхуул пишет, что каждый ученик оформляет своё служение в некоторый материальный проект. И, как правило, этот проект одновременно является испытанием самости ученика. Чем менее служение ученика адаптировано в работу Учителя через внешнюю группу, тем больше в нём «самодеятельности». В результате он перестаёт слышать Звук Центрального Канала.

Сергей: Да! Ученик, вложившись во что-то, нередко начинает защищать своё детище от корректирующего воздействия Учителя. Так было и в теософском обществе. Как только ученики Е.П. Блаватской стали сами читать лекции, вести людей и писать статьи, то почти сразу начали отдаляться от неё и в результате переставали воспринимать духовно-актуальное воздействие на них. Со временем их работа всё больше формализовывалась, деградировала и заканчивалась погружением в семьи и социальные практики. Даже Олькотт, вначале беззаветно преданный работе Е.П.Б. (как только стал разъезжать по миру со своими лекциями), сразу обрёл оккультную вальяжность и впал в критицизм по отношению к той, кто ввела его в Свет. После этого Учитель Мориа писал ему, что теперь он никогда не сможет преодолеть тягу к своим детям в Америке. Только группа, работающая с Е.П.Б. над изданием книг, передаваемых Учителями, до конца осталась в основном энергетическом русле.

Дина: Мне кажется, что так же обстоит дело и с живописью Саши. Я уже давно говорю ему, что оккультист не может быть художником.

Саша: Но для меня это способ удержания запросности и любви…

Людмила: Опять не слышите! Вот здесь (на живописи) вас окончательно «заклинивает». В «Откровении» Иоанна сказано, что в Новом Иерусалиме не только никакого художества не будет, но и никакого художника тоже не будет. Вас, Саша, как художника не будет. Вспомните, как вы с юношества любили Кали? Но к вам-художнику Она придёт как Смерть. Но Она же — Жизнь! Ваш способ восприятия Её (коагулятивный или отдачливый) всё решает. Пока вы рисуете и любите Её, вы Ей отдаётесь. Потом — сброс! И вы опять — «великий» и смертный художник. Потому-то все ваши неподнятые портреты женщин (якобы «богинь») имеют лик смерти. И эти сущности, которых вы таким образом воплотили, будут вас преследовать в посмертии. И дай вам Бог, чтобы ваша любовь к Кали (как Жизни) оказалась сильнее, чем тяга к форме, то есть к смерти. «Помни о смерти» — говорят масоны. Я вам скажу точнее: «Помни о Кали как о Той, которая есть Дух Освобождения только в том случае, если вы предадитесь Её Божественной Природе».

Сергей: В «Письмах живого усопшего» (Э. Баркер) есть запись песни ангельского Существа о творчестве. Можно прочитать?

Людмила: Конечно!

Сергей: «В давно прошедшие времена Ангелов я отказался войти в образы моего собственного творчества, я соглашался лишь играть с ними. Вот намек для тебя, если ты хочешь намеков.

Тот, который удерживается своими собственными созданиями, становится рабом. Это одно из различий между мной и человеком. Какой земной отец захочет отделаться от своих детей? Какая земная мать пожелает этого? А я? Я же могу заставить розу расцвести — и затем оставить ее, чтобы могли радоваться ею другие. Моя радость была в творчестве. Мне было бы скучно дожидаться, пока опадут все лепестки с моей розы. Художник, способный забыть свои прежние создания, в состоянии творить все более и более великие вещи. Радость — в совершении, а не в удержании того, что уже сделано.

Сделать и выпустить из рук! Да, это магия Богов… Не значило бы это ограничивать себя собственными созданиями, если бы я ожидал чего-нибудь от душ, к которым прикоснулась моя красота? Если бы ты знал магию этой свободы! Свободы творить и оставлять сотворённое! Ты думаешь о магии удержания?

Да, есть магия и в удержании, пока удерживаемая вещь не доведена до совершенства. Но когда она закончена, будет ли это поэма или любовь, или дитя, оставь её. И тогда ты будешь снова свободен и можешь начать новое творчество. В этом тайна вечной юности.

Никогда не гляди назад с сожалением; оглядывайся только для того, чтобы узнать, что позади тебя. Гляди всегда вперед; лишь когда человек перестает смотреть вперед, он становится старым. Он водворяется на одном месте.

Я живу в каждом данном миге; это и значит жить в вечности. Настоящее и будущее — товарищи моих игр; мы не можем играть, когда углубляемся в прошлое. Я же могу быть великим товарищем лишь в поисках радости красоты».  

 

  Проблема медиумизма