О благородстве

11 мая, 1986

 

 Людмила: «Благородство» этимологически прочитывается как «род блага». Но «родов» (видов) мы имеем три («род» личности, «род» Души и «род» Монады), а потому и «благо» в этих трёх случаях — разное.

Например, благородство личности заключается в продлении ею физического, астрального и ментального планов существования. Все эти три типа существования нельзя сбросить со счетов. Или умалить, упростить. Здесь есть своё повышение: человек может пойти на подвиг, то есть уничтожить свой физический план, но будет это делать ради продления астрального плана. Человек может уничтожить эмоцию астрального плана, отстранить астральную жизнь эмоций ради изучения какой­-либо  науки,  то есть ради ментального плана — плана, на верхних этажах которого стоят гении человечества, такие как Достоевский, Гегель, Бах и прочие.

Если мы посмотрим дальнейшее развитие, то мы видим, что личность «вампиризуется» Душой, а Душа, закланываясь, вливается в Монаду (для Монадического продления). Словом, каждый раз продлевается более высокая жизнь и уничтожается менее высокая. Это — закон развития в Космосе. Это — основа непрерывности Единой Жизни. Нам надо в какой-­то мере познать этот закон, но не только. Главное — нам дана возможность «спастись», то есть (в отличие от эволюции животных) попробовать войти в зону более высоких природ Души и Монады, продлевающихся не в «существование», а «во спасение».

Прежде всего, здесь надо пытаться не «идти к Богу», а исходить из Бога. Тогда Суть будет нами, а форма — жестами. Нам надо попытаться стать танцующими, а не жестами в танце вечности. Не эхом Изначального Звука, а частью Его самого.

Перед возможностями эволюционного развития мы все равны, и каждый из нас делает свой выбор. Когда говорят некоторым, что есть возможность «продлиться во спасении», они озираются и видят, что это, во­-первых, невиданно  трудно,  во-вторых,  «бессмысленно»,  потому  что «никакого тебе уважения, почёта, благодарности». И благородства не проявишь. Ощущение, что не у дел. Растворяться в Матери Иерархии Душ им кажется делом в высшей степени «сомнительным». Можно было бы, конечно, «дерзнуть вонзаться в небо» и даже умереть старой природой, но и «всесожжение не благоволиши», то есть всесожжение сам человек себе устроить не может: идёт последовательное самостоятельное внедрение иерархического света Матери. К тому же, два типа «благородства» (личности и Души) нередко воюют внутри друг с другом, пытаясь нажиться за счёт другого и за счёт интенсивного движения. Этот процесс необыкновенно труден, но нет другого выхода. Мы действительно лежим в астральной утробе Дэва­-эволюции, и нам ничего не остаётся, как родиться в Монаду, то есть влиться в неё. Но и это небывало сложно. Монада, казалось бы, всё решает сама, но нам оставлена свобода выбора «помогать или не помогать помогающей нам руке» (выражение Учителя Кут Хуми). А насколько я развит, чтобы этой свободой располагать? Насколько много во мне знаний, чтобы правильно выбрать? Поэтому недопустимо «спасать» кого-­то. Весь процесс слишком сложен и каждый из нас находится в положении настолько трудном, что нельзя беспечально и легко тащить эти знамёна, будто ты сам спасён.

Помните, как Учитель Кут Хуми в период получения пятого посвящения имел «конкурента» (как Он пишет). На этой стадии вся старая ответственность ментального плана восстаёт в мужчине. Закон личностного генотипа (Учителя называют этот план «физическим») требует своего выполнения с силой, какой не было на всём пути духовного делания. Как заставить его забыть старые ответственности, как Матери Божией победить его? Призывать, плакать? Ну, не плачет же Суть над своей формой!

Бывает, правда, наоборот, когда низшее вбирает высшее. Например, по закону эволюции личности не разрешено съедать Душу, как животному не разрешено съедать человека. Но и животные съедают, и человек съедает. Кут Хуми пишет, что «души гибнут миллионами».

Говорят, что «Бог — во всех, но не все — в Боге». Правильно! Когда я танцую божий Танец, то я могу быть жестом, а могу быть Тем, кто танцует. Это опять выбор. Ты будешь и благороден, и медиумичен, и будешь видеть Господа. Всё будет! Но только это — ещё не ты. Это — через тебя, а ты пока временен. Оно­-то будет. Оно­-то было. Но это было Оно, а не ты.

Мне скажут: «Ну, сколько ты можешь там нарабатывать этот Звук?» А вот сколько нарабатываю, столько и буду нарабатывать. Потому что я Его люблю и Он — мой Смысл. Всё остальное — нужно, но не изначально. Царствуя, это «остальное» обманывает меня. Не оно — царь. И даже если для кого­-то оно — царь, я с ним спорить не буду. И спасать не буду: ведь моё нераспознавание Монадического от душевного и от личностного заставляет меня «плакать» над людьми и спасать их, хотя они имеют свой эволюционный возраст, свою ответственность в связи с кармой и возможностью в использовании свободы выбора.

Почему не прошёл «конкурент» Учителя Кут Хуми? Он допустил нераспознавание. Он в «благородстве» запутался. Он был «добрее» Кут Хуми. Он бросился спасать сам. Он мало любил Господа и Закон Его. Наверное,  к Душе он применил «благородство личности», или к Монаде — «благородство Души». А может, «пожалел» людей, а не их Души? Или их Души, а не их возросшие Монады?

Если я перепутаю в себе человека, Душу и Монаду, я не имею права общаться с людьми, чтобы не погубить себя и других! Именно поэтому нам с вами дали (помимо веры) знание и возможность экспериментировать.

  О благородстве