Второе условие спасения

10 мая, 1986

 

 (консультация)

 

 Людмила: Саша Вулкан, вы настойчиво не слышите всё, что я говорю о втором условии духовной работы. (Пер​вое — медитация. Второе — смотрение на грех.) Я бы даже сказала, из раза в раз более настойчиво и более ловко. Вы всё более тонко прячете себя. Вплоть до того, что нередко не видишь для вас возможности выхода.

Это обустраивание себя как отстранённого «духов​ного деятеля» невозможно. После каждого чёрного напа​дения, после предостерегающих знаков Ведущего, кото​рый вам, Саша, на это чёрное показывает, вы куда-то всё прячете, и в следующий раз «змея» выползает более «разу​мно», с учётом «духовного пути».

Я не вижу, чтобы вы возрастали в смирении. В те​оретическом знании вы возрастаете, в энергетиках — не очень, в умении медитировать — недостаточно, в изучении мистерии — никак... Что с вами делать?

Имеющий такую, как ваша, степень «смирения» не​посвящённый просто уйдёт в кому и будет уничтожен Све​том, а имеющий ту же степень «смирения» посвящённый будет знать в лицо, Кто его убивает, но получит ту же судьбу, что и непосвящённый. Вы узнаете в лицо, кто вас убил! Ну, толку-то что?! Более того, даже незнающий может рас​слабиться вовремя. А вы не расслабитесь! В связи с вашим знанием у вас появилось чувство безопасности, устойчивое чувство веры в себя.

Вы находите способы обходить конфликт. Вы не из​меняетесь, а становитесь более вежливым, более ловким. Не сокрушаетесь, а более организованно и осмотрительно живёте в старых программах. Вы как бы отрабатываете способность выжить в Свете, не становясь Им.

Может, у вас недостаточно доверия? Может, вам ка​жется, что вся наша работа для вас недостаточно величе​ственна? Тогда ищите величественную ситуацию! Потому что для вас важно — «пасть ниц»!

Поиск смысла, звонкость состояний — это всё у вас есть. Но дай вам ещё! Ещё звонче! Ещё священнее! Но никогда после этого у вас не возникает смирения перед более священным, смиренномудрия перед Ним. Наобо​рот, вы становитесь за Его счёт более оснащённым, якобы более достигшим в Духе! Но «достигающий» в Духе не спасётся! Представляете, большой объём — на большое несмирение?! Неравенство смирения и объёма даёт заужение, турбулент, самое большое страдание из возможных. Что же вы себе готовите?

Духовные люди говорили о неделании или о недея​нии. Это не значит, что они ничего не делали. Они рож​дались духовно с помощью молитв и медитаций. Принято говорить, что мужчина — это сумма деланий, сумма же​стов. Но так ли это? Ведь энергия формы — это Третий Луч, а не Первый. Вам надо обрести созерцательное состо​яние Первого Луча. Если вы явитесь «важным» на духов​ном этапе, вы себе ад наработаете. Прекратите важность себя! Вас на самом деле нет как личности. Как только вы коснулись возможности стать посвящённым, вы могли бы рождаться в Жизнь, в Вечное.

Помните, в какое оцепенение от самого себя при​шёл Саша Коблов? Видели? У него произошёл зацеп за себя самого. Как судорога. Вдруг! Набирал, набирал — и такая судорога ударила! Он пришёл ко мне тогда и заявил: «Или — вы, или — Ольга!»

Бык Апис, который был у вас с Диной — это было растворение. Вы же знаете, что Бык Апис — это нигде не судорога, нигде не «я». Это чудесное пространство, которое льётся через вас... Тогда вы что-то делаете — и не делаете. На вас нисходит Поток. И почему в Этом не быть?

Почему человечество так долго было в границах ортодоксального христианства? Единственно, что просили в нём — смирения. И только сейчас тихонечко ввели самых посвящённых в действие. И в знание, и в действие, и в эксперимент. Это разумно. Разумно для эволюционного роста человечества. Хотя и вашу любовь, и вашу молитву, и медитацию надо поставить под огромное сомнение, если тот, кого вы так любите, не вызывает в вас чувство соб​ственной малости и смирения. Кого же вы тогда любите? Его — в себе? Значит, и любовь-то вашу надо поставить под сомнение.

Почему я, обладая умением перепрограммы, не могу вас перепрограммировать? В чём дело? Может, тут тоже есть смысл задуматься? У вас нет расслабления, и я не могу вам помочь! Вы торчите на себе как гвоздь. Я натыка​юсь на ваше сложившееся понимание себя самого — про​шлого и «великого».

Вы же знаете, что Боги вбирают Души. Кто смеет среди нас пойти против эволюции? Кто смеет вовремя не умереть? Даже не знаю, перельюсь я во что-то или не пере​льюсь, не моё это дело. Оно вбирает, потому что Оно имеет на это право. И Оно может меня отождествить с собой, если я сильно люблю.

У уральцев, сибиряков, знаете, есть такое... Своего они обязательно изругают... Это грубо, может быть, но в этом что-то есть. Моя мама и мамины родственники всег​да меня улучшали и поэтому «били». Я сейчас думаю, как это здорово! Ведь это попытка человека уже на уровне сердца оторваться от кундалинного нижнего закона. Лю​бит, он любит, конечно, но он уже борется за тебя — луч​шую. И как любит? Если как Душу, то, естественно, будет «бить» тебя, потому как ты — личность, а если ты Душой оказалась — ещё как поощрит!

Помните художника из Ленинграда? Этот человек никогда ничего не ставит выше себя. Он знает о Христе, о высших мирах, но Христос — это помощь для него лично. Это тот, кто обязан ему спускать озарение, вдохновение. Это для него — бесплатный источник насыщения в мо​мент творчества.

Словом, «он есмь»! Если вы помните, «я есмь» — это сознание личности. «Я есмь То» — сознание Души. «Я есмь То, что Я есмь» — сознание Монады. Мужчины (такие, как этот художник) часто путают первое с третьим.

Я думаю, все ваши заторы — итог того, что вам не перед кем быть виноватым, вам не перед кем умереть от любви к Нему. Вот и всё! Можно по знанию, по уважению, по воле выстроить свою жизнь — и всё равно ничего не будет, потому что духовный процесс оптимально сокрове​нен, через вздрагивание чувств идёт, через сердечное горя​чее движение, очень реальное по переживанию.

У вас есть несокрушимое сознание собственного «я есмь», которое подтягивает под себя всё: все понимания, системы. Подтягивает к себе очень тонко. И знаете ещё, почему тонко? Потому что ему настолько очевидно, что «я есмь» — центр его самого, ну а как же иначе? Он же са​моощущает себя! Это можно делать как угодно эстетично и вежливо. Тут даже не надо напрягаться. Это самое естественное, как роды, как сын, как дочь. Естественно, что «я» — в центре. А как же? Так естественно, что здесь не надо перепроверять.

А если ему убрать это «я есмь», так его не будет. Во​обще никого не будет! Действительным конечным центром он ощущает себя, как же он убивать его будет? Наращи​вать, обогащать — это понятно! Но закланывать? Непонят​но, для чего? Только потому что ему кто-то сказал это?

Поэтому чёрный, как ни крути, никак не может по​нять, что происходит. Невозможность умереть в более Вы​сокое — вот основа чёрных. Я бы даже сказала: какая-то роковая, тотальная невозможность умереть.

В чём трагедия мужчины? Он привык, что он зна​чителен. Ну, таков закон данной человеческой эволюции. Он будет оживлять, но без Сераписа. Он будет любить, но без Богородицы. Он будет спасать, но без Христа. Он — творец! Он — защитник!

Да, природа устроена так, что на определённом эта​пе она не разрешает убивать ядро самости. Это как в раке​те. На какой-то высоте вы летите в одном отсеке ракеты, а потом (уже на другой высоте) он отделяется, вы переходите в другой отсек и продолжаете лететь в ракете. Если я в этом отсеке лечу, не буду же я его отделять! До срока, до определённой стадии полёта. Тогда надо честно решить: не является ли ваш этап развития индивидуалистическим? А если нет, чего вы так за него держитесь? Может, у вас ещё нет двух? Не из чего выбирать? Может, вам нельзя уходить из своего самосознания? Может, надо продолжать? Может, надо насытить? Может, надо интенсивно пробе​жаться, чтобы перейти в другой отсек уже естественно, а этот отсек отбросить?

Способность к благоговейному порыву к Высшему — это эволюционная способность. Это способ выживать на более высоких, чем индивидуальное сознание, уровнях. Это качество вида Души-Монады.

 

  Второе условие спасения