Не гордитесь, Саша!

14 мая, 1986

 

 Людмила: Вчера — Праздник Весак. Некоторые из нас в тонких телах были на нём. У некоторых были важ​ные свидетельства или знаки.

В момент пребывания «там» образ Будды не был спокойно-золотисто-шарообразным, как в прошлые два года. Скорее Он принял для нас трансформу того же Саши Вулкана, что в последнее время было неоднократно. Впол​не возможно, что Ледбитер и его окружение воспринимали образ Будды через экзотерического Вулкана (более помпез​но). Для нас же образ Будды проявляется через иерархи​ческий Вулкан (с учётом одухотворения им физического плана). Отсюда — трансформа... Чем выше существо, тем более низкую трансформу, симметричную Ему, Оно берёт для проявления. Так что не гордитесь, Саша...

Саша-Вулкан: Я всё понимаю...

Людмила: Во вторую половину дня шла энергетиче​ская вулкано-солнечная лава. Во «сне» пришло несколько ответов-клише, отчётливо прояснённых при повторных к ним обращениях при вечерней групповой работе.

Первое: Более глубокое рассмотрение божественной важности нашего эгрегора в его интенсивном звучании (с эзотерической точки зрения).

Второе: Более активные действия в области создания клише.

Третье: кольцевая медитация как магический приём.

Было ощущение, что мы — не на «нити» и не в Ауре Учителя, а в сердце или даже при «смешении светов» (тер​минология Учителя Д.К.).

В конце «сна» был чудесный образ «белизны ног». Я шла навстречу самой себе и видела себя с открыты​ми белыми ногами. Это была изначальная белизна Вида. И ощущение абсолютной новизны самого себя. («Нога» — знак взятия энергий кундалини, а также энергий Козерога-Водолея-Рыбы).

Внутри — состояние, похожее на состояние мо​наха — бывшего царя в серой хламиде, у ног которого стоят отринутые им яркие короны. Это состояние абсо​лютно необходимо, чтобы вулкано-солнечная лава про​шла безопасно...

Ответ на мой «призыв» был дан ситуационно, через очередное «падение» Саши-Вулкана... Мы опять и опять на​тыкаемся на механизм инволюции, работающий через нижнюю пару. Вчера Саша-Вулкан был безблагоговеен, капризен, требователен, а после «сна», за праздничным столом, не нашёл ничего лучшего, как по-нижнему астрально соеди​ниться с одной из «новеньких». Правда, это моя вина: я не должна была допускать к этому мистериальному празднику неготовых людей, но кто знает, моя ли это была воля?

Дина: Значит, я зря на них нападаю? Я — злая? Ревнивая?

Людмила: А действительно, Саша, почему Дина нападает на эту «новенькую» Таню? Все заметили её «сердечно-знающие» взгляды на Сашу?

Саша: Дело в том, что у меня есть зона некоторая... Я много лет посвятил её наработке, считая, что это — со​страдание, покровительство.

Дина: Это историография вопроса. Ты нам скажи, что за змея скрывается за вчерашней историей?

Саша (не слушая): Сейчас я отчётливо вижу, что ког​да есть эта зона и когда есть для меня «новенькие», Бога нет совершенно. Есть то жерло, которое сжирает, которое очень хочет жить. Оно очень активно, оно реально, оно жир​но и оно — полная замена Бога.

Людмила: Что же это за зона? Что вы в ней ощущаете?

Саша: Меня притягивает всё, что желает моего на​сыщения и поощрения. В этот момент забываешь Бога...

Дина: Как? В праздник Весак? Ты был с нами. Среди нас ты не мог забыть...

Саша: Дело в том, что «ухаешься» туда полностью, и для тебя верх закрыт совершенно. И ты весь — в этой за​мене. У тебя иллюзия, что это нечто положительное...

Дина: Этого не может быть. Ты же был с нами, стоял канал... Праздник Весак! Будда!

Саша: Я был вместе с вами, но в то же время не с вами, а в этой зоне.

Людмила: А с кем?

Саша: С анти-Богом.

Людмила: Но анти-Бог вызывает ощущение одерги​вания руки, как от огня!

Саша: Когда есть верхнее — да!

Людмила: Верхнее было. Оно было рядом с вами. Что же вы выбирали?

Саша: Видимо, я тотально был в другом.

Дина: Насколько же ты тотален в такой «зоне», что в день Будды и в посвятительном звоне целой группы ты не выбрал нас. Ты же понимаешь, что это была диверсия Стража? И та, которая якобы нуждалась в твоей поддерж​ке, предлагала тебе астральный блуд?

Саша: В действительности картина была чуть сложнее. Я действительно переживал общность с группой, переживал верхнюю общность. Но как-то случилось... Общ​ность ушла...

Дина: Ты в это время сам рождал зону, вместе с этой Таней. Ты и сейчас не пугаешься этому. Ты внутри это ви​дишь как способ расслабления, а не убийства Бога и Души. Тебя никогда бывшая жена не сжирала такими глазами, как у Тани вчера?

Саша: Было и так, конечно.

Дина: Почему ты не боишься этого?

Саша: Не боюсь я, видимо, потому, что я потерял чув​ство вины. И как только я потерял это, у меня и страх Бо​жий пропал, и чувство опасности тоже... Да, я вспомнил сей​час, что видел во сне Будду, окружённого Учителями. И что мне показали при этом? Мне показали, что Он (может быть, как психотип Тельца) был самый виноватый среди Них. Это не образ. Он действительно самый виноватый. Он был виноватым «школьником».

Людмила: Это когда было?

Саша: Это было два дня назад.

Людмила: Как вы узнали, что это Он?

Саша: Мне сказали, что это Будда... И я заметил, что мне вообще никогда нельзя выключаться из чувства вины, потому что малейшая моя успокоенность, что ничего нику​да от меня не денется, и всё, что я имею, как будто бы нор​мально и должно, рождает во мне отрицательную реакцию. То, что произошло сейчас, в эти дни… Причина всего этого только одна — чувство моей сытости. В то же время я знаю: когда у меня чувство вины, оно рождает во мне то забве​ние себя, которое позволяет протекать энергии, держать канал, и я действительно выполняю свои функции в группе. Именно на этом был акцент в свидетельстве: виноватость Его (Будды). Я бы даже сказал, что Он просто на все времена провинившийся, изначально виноватый...

Людмила: Есть «виноватый», а есть Муж как муску​ла Бытия, который опирается об Атма-Жену. Можно так сказать: Он уже не виноват, так как Атма-Жена не подве​дёт. Он уверен в Ней, Он отдан Ей и опирается о Неё. Он делает жест и уже не следит за своей виноватостью, потому что Он — отдан. У Него виноватость переходит на отданность. Посмотрите: если вы отданы Атма-Жене (если Она готова), каков вы? Или Атма-Жены ещё нет и вы вынужде​ны на своей виноватости проходить? Тогда кто же для вас Дина? Опора? Или нет?

Наше Высшее Существо состоит из двух: мужской и женской части, взаимодополняющихся через Сына — Христа. При этом женская часть (левая) поднимается сни​зу — вверх, а мужская падает сверху — вниз. Она, под​нимаясь, получает его поддержку, выравнивается с ним в возможностях, а затем держит его, как водолаза, иду​щего по дну, держат с корабля канатом и кислородным шлангом. Именно поэтому внизу женщина — неподвижна, а мужчина — подвижен. А вверху мужчина — неподвижен, а женщина — подвижна.

Денница сверху падает в плотное и находится там, пока малое не вырастет снизу — вверх! В этом его мука, в этом его жертва. Существо, которое упало на периферию, исполнило это в угоду малым жестам, которые, может быть, вырастут до Сути, до самого Высшего. И Он обязан быть прикованным к камню, то есть к форме в течение большого количества времени, зная замысел и ожидая, когда вырастет тот, ради кого Он это сделал.

Почему Е.П. Блаватская уделяла большое внима​ние мифу о Прометее и корове Ио? Почему именно ко​рова Ио должна спасти прикованного Прометея? Почему она, бывшая женщина, должна пройти путь страдания, чтобы его расковать? Почему героиня сказки о «Финисте — Ясном соколе» должна пройти много дорог, сно​сить каменные и железные башмаки (камень — Вулкан, железо — Плутон, обе планеты Первого Луча), чтобы только разбудить Финиста, который уже не помнит ни её, ни себя самого. Почему, улетая от неё, он оставляет ей «пёрышко» — свою Суть? Она выигрывает у сестёр, у бабушек, у ведьм, у его жены, чтобы только увидеть его и напомнить ему о Сути. Но дело в том, что все эти пре​пятствия и есть её собственное несовершенство. Когда она преодолела их, она смогла разбудить Любимого. Он знал и представлял Суть вначале. Она знает и держит Его в истине — в конце. Это движение совершается как между мужчиной и женщиной, так и (это главное) вну​три каждого из нас.

При этом должна держаться восьмёрка: мужское, как жест — внизу, а женское, как суть — вверху. Женское, напрягаясь, переливает его мощь вверх, а он осуществляет мощь, понимая, что Она держит Его верх. В этом смысл нашей восьмеричной медитации.

Почему женщина должна первая пройти в Манас, удержать Манас, уметь держать иерархическую Лестницу? В это время мужчина может давать горизонтальные пото​ки. Не его дело вытягивать. Когда все потоки пошли вверх, он тут же завяжется на восьмёрку.

Не забывайте, что ваши отношения с внешней жен​щиной или мужчиной — это точная копия отношения вашей внутренней женщины и мужчины. Если ваша жена глупа, значит, ваше женское начало — глупо, и насколько бы ни был высок ваш внутренний мужчина, он не спасётся, так как половинчатая Душа — не Душа. Душа — это брак Финиста и Марьюшки, это когда Марьюшка (а не его глупая жена) раз​будила смысловую высоту Финиста, работающего в «плот​ном». Только тогда вся структура оживает — и вы Живёте.

Дьявол — это не какая-то часть Бога. Это неправиль​но расположенный объём мощи Бога. Это когда у женщины нет ещё силы держать «водолаза», когда вместо подъёма его вверх, она пользует его внизу, не поднимаясь и не удер​живая его сверху. Единство (Бог в вас) разъят, как Осирис расчленён был Сетом.

Кто такой Сет? Обычно мы говорим, что Сет — это глумление над Духом в самых скверных и самых предель​ных формах. Ну, похоже на то, как если бы он долгое вре​мя был прощаем и усугублял протест. От вседозволенного гордого он дошёл до вседозволенного мерзкого. Это — не просто существование сладострастного насекомого. Это — дозволенность быть им. Сет — это радость бунта против Святого. Сет — радость уничтожения Святыни. Он на​столько ощущает своё величие, что издевается над Святы​ней. В этом он находит сладострастие — в праве издеваться над Святыней, глумиться над Светом. В этом — его тайная гордость, тайная радость, тайная высота, как бы подни​мающая его над Богом. «Я настолько велик, что я смею, пусть даже временно и чуть-чуть, но я смею».

Такова игра Сета, который настолько заигрался в своём творчестве и в своём свободном жесте, что перешёл все рубежи и инициируется тем, что сам переход рубежей даёт ему энергию.

Марьюшка держит суть Финиста. Она и страдает, и сострадает, и плачет, и умирает, только держа Суть. Она Её слышит. Это — её служение. Изида это держит. Это держат Марьюшка и Изида. Это держит и Богородица.  Такое дер​жание точки восторга и умирание в смысл даёт возмож​ность Сету превратиться в Гора.

В мифе о пахтании Амриты (Божественной Жиз​ни) асуры и Боги прекратили действие и противодействие, когда Амрита, наконец, появилась. Но оказалась она в ру​ках асуров. Тогда Вишну превращается в прекрасную жен​щину, и асуры отдают Ему (Богу) напахтанную Амриту. Женщина-Вишну, Женщина-Христос окольцовывает асуров. Другими словами, если вы ввели в свою левую часть Женщину-Вишну — вы спасены, даже если до этого вы были асуром.

Изида, помните? Приходит к Сету прекрасной жен​щиной и не просто, чтобы он соблазнился. Она рассказы​вает ему сказку, а он правильно интерпретирует эту сказку сам. Понимаете? Он вдруг становится справедливым! Он видит, что нелепо выживал, и что это — невыгодно. За счёт неё он правильно оценивает мир, тем самым осуждая себя, он преображается, став Ею внутри. Помните? Поэто​му Бог берёт его на небо «греметь громами»...

Мужское в вас будет писать, строить, воевать, ри​совать, пахтать плотные энергии, хотеть женщину, тщес​лавиться. Но женщина, женское начало в вас ни в коем случае не должна его эксплуатировать внизу. Она должна принять его усилия и дать им смысловую высоту — только тогда внутри замкнётся восьмёрка, энергетическая вось​мёрка вашего Вечного Брака. Она берёт его плотный поток и моментально восьмёрочно переводит вверх, потому что образ его-Бога, образ его Сути, образ его Духа она дер​жит в восторге. Тогда и «каменные башмаки» страдания (камень — Вулкан), и железные башмаки горя (железо — Плутон) превращаются в Могущество Вулкана-Плутона Первого Луча, гремящего громами Бессмертия. Поймите, ведь смерть — это неправильно вобранные энергии Бессмертия. Это поцелуй Первого Луча — Демона, который хотел прекратить смерть, но не имел готового женского на​чала, которое бы вытягивало его «водолазные» усилия, ко​торое бы расковало Прометея ради его движения — вверх, рванувшегося когда-то с Небес — вниз...

Когда есть Изида, тогда мужское начало имеет воз​можность выполнить то, что выполнял Прометей, Люци​фер, Демон, Дьявол — как угодно назовите. Да, надо выполнить все жесты на земле, развивающие формы, но вы​полнить без греха. И мужчина в таком восторге начинает выполнять! Это потому, что он уже не мог «сеять зло без наслажденья», потому что он устал от бессмыслицы наращивания печени (Юпитер, Отцовское начало), которая выклевывается Орлом (Скорпионом — смертью на Фиксированном Кресте).

Из раза в раз видишь на каждом новом витке мисте​рии, до какой же степени проста эта механика: два начала в нас ведут себя, (взаимодополняясь по закону) как одно существо, в котором женщина — мать Бога и невеста Бога (Новый Иерусалим) сияет смыслом над жестом мужчи​ны — Агнца на Белом Коне. И тогда в нас свершается Брак Агнца, и мы не знаем смерти.

Вот в чём смысл всех свиданий, всех встреч. Всё остальное — не имеет смысла! Видимо, недаром религия пары внедрена в нашу страну для того, чтобы вот это са​мое простое, заветное, сокровенное, верное и органичное состояние восьмёрки (Духа) было оттренировано. Не через монастырь, не через храм, не через религиозную организа​цию, а очень органично, в тренаже самой жизни.

Но здесь есть одно «но»... Положим, перед нами — женщина, которая знает о Боге, о тайных науках, о выгоде спасения, о медитации. Она даже сексуально не ворует. Она даже кундалинно (через детей, вещи, быт) не ворует, потому что она уже распознаёт. Она любит Христа. Но что она де​лает? Она высоко проходит многие подпланы определённо​го этапа, а потом, на седьмом, последнем этапе — убивает. Чем? Она отчаивается. Она отчаивается от того, что он — не такой. Что он — не бог, что он не сумел, что он не смог. При отчаянии, сдобренном «справедливым» негодованием, через неё открывается рыбий объёмный зев смерти.

Ну, что тут особенного, казалось бы! А то особен​ное, что ей никто не сможет помочь, если она отчается. Она сама возбудила, шла к нему, держала его, и если она отчается — всё рухнет! Внутри неё рушится её же бессмер​тие! И тогда нижнее кундалини принимает всю наработку на себя, и на нас из глаз этой несчастной смотрит трагич​ная безысходная баба-Яга.

Её отчаяние — это жест по прирезанию всех. Это не Кали. Муж Кали — всегда Бог (это её правая часть). Кали бесстрастна и предельно участлива. Эта — отчаялась и заледенела в бесстрастии, в греховном сладостном отчаянии до протеста, в напряжении ненависти. К кому? К чему? К своей правой половине? К правому полюсу? А если вы, Дина, будете уходить с этого плана — и полюса друг друга прикончат? Вы что же, выиграете?

Так можно загубить целое движение. Одним жестом отчаяния — целую судьбу. Это губительство сильней, чем сексуальное или тщеславное воровство.

Дина: В юности это качество и у меня было. Я так мечтала о паре, так «трудилась» над любовью, а потом, при падении партнёра, отчаиваясь, доходила до такого глубокого состояния возмущения, что человек погибал нравственно, и, как Вы выразились, мой правый полюс сла​бел. Я не сердилась. Я отчаивалась.

Людмила: Можно раз в тысячу лет сильно отчаять​ся и тем самым опрокинуть всю наработку тысячелетней работы Души. Это изысканное подлое убийство. Так вынашиваешь, рождаешь, всё высочайшим образом выводишь, а потом убиваешь? Это какой же садизм?! Это что же за чёр​ная царица Тамара сидит в нас — нам на горе?! Почему та​ких терпят? Почему поэтизируют? Потому что он (мужчи​на) любит умирать. А она (женщина) — убивать. Так полу​чается. Оба служат смерти, и каждый из них получает её.

Если она отчаялась, она «съела» всю структуру пары. Особенно, если она её выстраивала. И особенно, если она из-за Бога отчаялась. Можно отчаяться из-за чего угодно, но отчаяться из-за Бога?! Отчаяние оттого и считалось са​мым страшным грехом, что в основе его лежало сомнение в Боге, самомнение, гордыня. Человек уповал на себя, но что-то не получилось, и он отчаялся. И, отчаявшись в Господе, отчаиваясь за Господа, он грешил, потому что вера его в За​мысел Бога, в Промысел Его не была достаточно крепка.

  Не гордитесь, Саша!