О жалости

12 мая, 1989

 

 Людмила: Итак, тебе жаль нашего «учёного»-Козерога, несмотря на его возмутительное поведение в по­следнее время.

Коля: Я не жалею его... Я жалею нереализованного Христа в нём.

Людмила: А как можно жалеть Христа... Мирового Учителя?

Коля: Нет, я жалею его Душу.

Людмила: Путаница какая! И всё оттого, что за тво­ей жалостью, Коля, стоит образ самого себя. «Я должен», «я ответственен», «я — некто», «я жалею».

Коля: Я как Душа... жалею.

Людмила: Душа не жалеет. Она призывает, внедря­ется и, между прочим, просто «вампиризирует личность». Твоя личность пожалела его личность? Душа другую Душу так не жалеет. Она вырывает её из невежества, пытает­ся оживить её, как искорку, продлить ей жизнь на зоне Иерархии. У Душ нет жалости друг к другу! У них есть восторг друг перед другом. У них на восторге друг перед другом наращивается духовное Бытие. На восторге! А жа­лость — это способ соединения на личностных зонах Мары.

Души чутко слышат, точно диагностируют и пре­бывают. Им не до жалости и не до образа себя, который «обязан»! Жалость бывает, когда есть самость. Она питает­ся жалостью и чувством обязанности. Помните, за Игорем (во сне) стояли трое, и один из них сказал: «Скажи — Асенька, Асенька — она и останется». То есть будь жалост­ливым — она и купится. Будь жалостливым сердцем — она купится обязательно. Будь понятливым — она обязательно останется у нас. И не перейдёт черты, за которой стоит её Манас-девочка.

У вас, Коля, похуже дело. Вы «Асенька» не говори­те. Вы жалеете как Душу. Вы дальше идёте. Вы, остава­ясь Сетом, удовлетворяете Сета уже под знаменем Духа! Но это — большая подлость. Большая, чем у Игоря. Тот хоть своим собственным знаменем размахивает, а вы — чужим и более высоким! Вы богохульствуете. Он хоть не богохуль­ствует. Он просто в темноте своей сидит. А вы богохуль­ствуете. И это — основа ваших падений, Коля. Основа — жалость. Особенно опасна для вашей Души жалость врача.

В человеческом смысле это выглядит великолепно, блистательно! Мужчина! Ответственен! Роскошен! Только выразите ему благодарность, только нуждайтесь в нём! Но и Санат Кумара «роскошен». Он тоже «нуждается», чтобы мы в Нём нуждались, между прочим. Пока вопля с Земли не будет, Шамбала не может войти энергиями Первого Луча. Но поймите, нет вообще нужды и вообще помощи. И нужда, и помощь бывают на разных зонах. На какой зоне тот, кого вы пожалели? И ваше жалеющее существо, оно — кто: личность, Душа?

В какой жизни вы истинно живы? Какое бытие продлеваете? Кто — Учителя? Кто — друзья? Как питае­тесь? Как спите? Всё должно быть учтено! Как Душа ест, как она спит, как она думает, как она продлевает свой уровень. Вам не надо прекращать быть кем-то. Вам надо натурально войти в бытие определённой зоны. Если вы видите, что вы — Душа, и этому есть свидетельство, тогда останьтесь в жизни Души. Ешьте как Душа, спите как она, думайте как она...

Вот к примеру, вы жалеете своего физического ре­бёнка. Как вы его жалеете? Ну, прежде всего — это ваше семя физическое, а значит — продление вашего тела. Вы говорите: «Моё физическое продление!» А астральное тело? Если вы с ребёнком не живёте, то вы не будете отцом его астрала. Астрал создаётся к тому же астрологической картой рождения, к которой вы не имеете отношения. Да, картой рождения и окружением, которое создаёт постоян­ное воздействие. Чтобы стать отцом его ментального тела, вы должны, условно говоря, «философию с ним учить». Вы этого не делаете? Значит, и здесь — не отец. На Манасе — не отец. На Буддхи — не отец. И на Атме — не Отец. Так кто вы? Только — физический отец? Значит, решайте про­блему, исходя из потребностей тела: деньги, тряпки, пища. Вот если их нет, вы жалеете его, предоставляете ему это. Вы это делаете? Очень хорошо! Тогда и ограничьте свою жалость физическим планом.

Значит, в принципе вы можете быть астральным от­цом этому существу, но вы должны учитывать, что живёте в определённой области, в которой ребёнок не живёт. Пока вам разрешено астрально включаться в него. Потом только можно наращивать ментальное тело. Только с этого уровня вы можете полюбить ребёнка, как своё существо. Не по­тому, что оно — физически ваше, а потому что и астраль­но, и ментально, и душевно, и духовно оно — возможный ваш потомок. Духовное родство, как вы понимаете, наибо­лее высокое, потому что ваша общность может продлиться вечно. К слову, можете пригласить свою дочь в группу.

Коля: Её не отпустят.

Людмила: Тогда причём тут вы? Можно светозарно, высоко, спокойно, благородно, помня, кто ты и на каком плане сознания находишься, проводить свою совместную жизнь и с друзьями по группе, и с ребёнком. Это бы и в нём родило высшие тела. Был бы канал благословения Учителя! Были бы и общие с вами ашрамные и иерархиче­ские родственники у вашего ребёнка. Но «его не отпустят» те, кто (по сути) враги вашей Души.

Вы предаёте свою жизнь тем, что забыли, кто Вы. Просто забыли, кого вы родили и на каком уровне, где ваша квартира, кто ваши соседи, кто ваши Учителя, где ваши книги, кого вам «жалеть» надо. А вы допустили общ­ность с теми, кого вам вообще жалко и кто «не отпустит». А разве есть «вообще» жалость?

Вчера, пока вы общались с дочерью в своей старой семье, мне казалось, что вас убили! Я была открыта в тот момент (у нас же — один организм) и тоже стала поги­бать. По отношению ко мне (Буддхиальной Матери) у вас не было вины и жалости, что вы «отъели Буддхиальную руку», а по отношению к физическому родственнику у вас была вина?

Это значит, что для вас реальны — три мира, а Буддхиальный и Атмический планы — нереальны! Тог­да стоп! Скажите, где вы живёте? Что, наконец, стало корневым в вашей жизни? Почему глухая физичность родственников или астральных друзей — изначальная ваша ценность? Да, Мара очень хочет, чтобы Коля-мара, клеточка его самого, изначально дрогнул на физическом плане, пожалел (вообще!) на астральном плане, стал вино­ватым и организовал систему каких-то выводов об уваже­нии к личности — на ментальном плане. Тогда эта клетка вернётся в тело Мары, и Мара в момент смерти прекрасно уничтожит вас и дочку вашу.

В этот раз Учителя открыли для вас эзотерические знания, методики, включили в организм посвятительной группы, дали необходимые свидетельства, чтобы вера в Них перешла в Жизнь реальных высших тел. И что же? Вы всем этим пользуетесь, а энергию, данную на разви­тие вида групповой Души, воровски носите Маре. И Мара пользует вас как поросёнка, откормленного к Новому Году. А почему бы не наоборот? Почему бы не использовать ваши бывшие корневые вздрагивания для продления Жизни на­ших вечных тел?

Когда наступает смерть физической клетки, проис­ходит вспышка центрального Света. Это одномоментно. Значит, можно это использовать. Но у смертного энергии этого Кольца («клетка—Центр») вбирает клетка, на кото­рую опирался смертный. Он приучил энергии чувств, ума и даже Души сливаться в место господства — в клетку. А так как клетка умирает, то все человеческие наработки сливаются в смерть, в никуда.

Но может быть наоборот. Привыкнув к господству в себе Центра Сознания и испытав при уходе мощный взрыв энергетического Кольца («Центр—клетка»), вы его энергии переправляете в Центр Сознания, и Он вбирает их, де­лая вас Собой, то есть Жизнью. Вопль до  клетки использован правильно. Вы живы в Сознании!

Так можно использовать и «вопль генов» к своему физическому ребёнку. Помните, какая у меня Любовь к моему сыну Максиму разверзлась, когда его хотели за­гнать в Афганистан? Помните, как я вопила в Алагире о войнах, об асурах, о мужской гордыне? Как эти речи я бросала в лица комдивам, генералам, КГБ-шникам. Это не были беседы. Это не была молитва. Я действитель­но вопила! Везде, на весь мир, на весь Космос, прово­рачивая, прожигая Силой генной Любви к Сыну глыбы клише, на которых стоит заблудший человеческий род! Не будь у меня генной завязки, мы бы не повернули это клише. Если бы вчера вы, испытывая такую близость по физической клетке к своему ребёнку, не жалели его как асур, а любили его как Душа, вы бы выиграли у бывшей жены право ребёнка на Жизнь, отстояли его бытие с со­бой, сорвали клише права матерей делать наших детей смертными, когда потенциально они бессмертны. Почему вы не использовали чувство генности правильно? Так вот, как я могу вас призывать к защите Вида, если вы в нём не живёте?! Если вы во внешнем живёте, а здесь веруете (а может, воруете?).

Если бы, Коля, вы сохранили великую правду Жизни Духа, когда были в той старой семье, вы бы могли спасти и бывшую жену, и ребёнка. Но вы стали виноватым перед их правдой и загнали их вглубь их страшной прав­ды о господстве физического плана как господства смерти. Такова ваша «жалость»?!

Так где же ваша реальная жизнь? Рыбья антихри­стова «жалость» опутывает группу, и групповой малень­кий Христос болеет и погибает. Или для вас это — об­раз художественный? Получая такие объёмы и совершая такие ошибки, и сумасшедшим утром можно проснуться. Если вы уже сами не понимаете, что вы творите для себя, то думайте о духовных братьях и сёстрах, об Атмических и Буддхиальных братьях и сёстрах, жёнах, мужьях, и поймите, что вы с ними творите на таких больших энергетических скоростях?! Это всё равно, что: «Я — ни­чего, просто я еду на большой скорости в автомобиле. Можно я вот эту кнопочку нажму? Мне очень хочется! Она — красненькая!» Автомобиль — перевернулся и взор­вался. Мы сидим в общем «автомобиле» и ваши ошиб­ки — это удар по всем.

Я ещё понимаю жалость Аси по отношению к Иго­рю. Когда мы вернулись из Осетии, она (по её словам) всю ночь прорыдала над спящим Игорем, оплакивая его Душу. Я знаю эти «последние» слезы. Это был последний плач о Душе, которая не реализовалась. Как сказано, «нереа­лизованное серебро»... «отверженное серебро!» Но серебро всё-таки. Отверженное. Не личность пожалела, а Душа рыдала о другой Душе. Эгоистично? Нет, эготично! Душа не эгоистична, но она — эготична.

Жалость — это способ насытить образ себя, как бо­лее высокого, ответственного, значительного, покровителя. Неужели, Коля, это основа вашей силы, вашего служения, вас как такового? Но это же — основа земного временного бытия, не так ли? Тогда, оставаясь смертным, вы удовлет­воряете смертное, но под знаменем жалости к Христу, к бессмертной Монаде?

В личностном смысле вы выглядите блистательно: мягок, покровительственен, отдачлив, жертвенен. Одним словом, врач-психиатр. Может, недаром при пахтании Амриты богами и асурами чашу с Амритой вынес врач, а по­том её забрали асуры, то есть врачебная «помощь» миру опиралась об асурическое, гордое «я», а асур питался яко­бы «служением» и «добротой» врача. Не так ли, Коля?

Выход из этой лжи — точное распознавание. Какая жизнь (личности, Души или Монады) требует своего прод­ления? В связи с этим какая видовая «жалость» вас толкает на действия в интересах этого продления? А главное: муж какой зоны встал на защиту своего вида?

  О жалости