Опять о покаянии

5 сентября, 1997

 

 Сергей: Рядом с Вами я в самом стремном,  самом глубоком опыте. Как сказал Учитель Иисус: «Кто далеко от меня, тот далеко от огня. Тот не спасётся». Рядом с Вами интенсивно выжигается то, что на расстоянии тихо тлеет и очень хорошо сохраняется и оснащается. Идти же «в опыт» — это жизнь там, потому что сама необходимость опыта делает человека зависимым от него.

Людмила: Если вы не способны на одухотворение новых, более глубоких материалов, а способны только на погружение в этот материал, значит, там вам и быть... И примите последовательное честное развитие, а не только погружение в отдельный этап до «жизни там», вернее, до смерти там...

Сергей: Вот именно: «до смерти там». Дело в том, что моя позиция — это исключение из правила. Все, кого я знал в духовной практике, или рвались в опыт, или не вылезали из него. Они всегда отстаивают свою так называемую «честность» изживания отношений с какой-нибудь женщиной. И я делал точно так же, пока не понял, какой бледной тенью выглядят все эти «изживания» по сравнению с тем, когда ты непосредственно находишься в ауре Ведущего.

Людмила: В ауру вы попадаете, правильно пройдя определённые опыты, имея уже некоторое посвятительное достоинство, испытывая отвращение к старым формам естественно, без подсказки...

 Сергей: Если я уже попал в ауру Учителя и он меня в неё допустил, значит у меня наработана определённая степень готовности к этому. Если я потеряю эту готовность находиться в ауре Учителя, Он меня просто отстранит, не спрашивая, хочу я этого или нет. Но если такого прямого отстранения нет, а есть только настойчивые рекомендации «пойти в сюжеты», которые отдалят меня от ауры Учителя (а может и закроют её для меня навсегда), то я это чувствую как проверку и испытание. Ещё Кут Хуми писал, что каждый ученик будет соблазняем Учителем на неверные действия для того, чтобы выявить его истинную природу.

Людмила: И всё же! Пройдите честно, изживая меньшее и извлекая из него лучшее — для большего, воспринимая через опыт всё большие ценности. Зла нет, зло — вчерашнее добро. Не удерживайтесь во вчерашнем, но и в «послезавтра» не рвитесь от гордыни. В монастырях такие, как вы, сходили с ума — «устремлённые», любящие искусственные системы.

Сергей: Правда были и те, кто входил в контакт с Духовной Иерархией и уже не прерывал его никогда. Обычно считают, что Царство Божье — его только помани, оно само спустится. А вот «особые» отношения полов — это тайна за семью печатями! И чтобы её постичь, нужно непрерывно сидеть у какой-нибудь бабы под юбкой. И это называется опыт? А бывало спросишь о важном такого «сидельца», а он элементарных оккультных законов не помнит, в мистерии работать разучился, восходящую медитацию делать не способен. А всё сидит под очередной тёткой и что-то то ли изживает, то ли высиживает. Поэтому я не понимаю, как можно говорить об опыте «вообще»...

Людмила: Вот видите, стоит банка с молоком? Будете вы её пить или нет? Если оно свежее — да. Если скисшее — нет. У вас есть опыт, а значит, и отвращение к «скисшему»... А у вас как? Вам сказали, что это хорошо — вы по вере ре​шили быть хорошим. Вам сказали, что это плохо — вы по вере чиститесь, отторгая разумные исследования природ в себе. Конечно, в этом случае у вас не будет покаяния как отвращения к греху. Вас ещё не кусала нижняя змея и по​этому вас не спасёт медный Змей Моисея. Только укушенные спасались, если предавались вертикальному медному Змею: их отторжение от нижнего змея было вы выживательным, тотальным (помните эпизод из «Ветхого Завета»?).

Сергей: О том, что меня уже «змей кусал», говорят негативные аспекты моей натальной карты. Это опыты из прошлой жизни. Да и в этой жизни до встречи с Вами опытов у меня было предостаточно. Может даже слишком. А вот истинного предания вертикальному Змею наработано мало.

Людмила: Верно! Быть при Высоком, поглощать мистериальные энергии и лгать, что каешься — это уже не ошибка попавшего не туда, куда следует, а сознательное поведение «чёрного». «Чёрные» всегда «обманывают» за​коны природы, поэтому у вас и нет плача над своим грехом, так как вы никогда естественно не сокрушались над ним. Всё «духовное» вы брали на «личность», а ей-то за​чем каяться? Она любой спектакль «повышения сознания» разыграет, прикинется, что смотрит на «грех», вычленяет его, изучает его, а сама всё время набирает на себя. По​смотрите, какой вы победный, радостный, служивый! Но только подойдёшь к проблеме «покаяния» энергетически, ни проблемы этой, ни самого покаяния нет. Лишь странная тяга к переживанию якобы «высокого».

Сергей: Ваша аура, в которой я постоянно нахожусь, выявляет во мне все эти негативные стороны. Вы не допускаете проявления Стража Порога во мне. Даже если он действует тайно, для Вас это всегда явно и Вы сразу наноси​те удар по нему. Это всегда болезненно для моей личности, так как самое дорогое, что есть у земного мужчины — это чувство собственного достоинства. И каждый раз при уда​ре мне приходится автоматически выбирать между этим чувством и желанием выжить как Душа и Дух. И каждый раз только раскаяние в моей личностной позиции помогает мне сделать правильный выбор. Это не какое-то монашеское слезливое состояние. Просто то место во мне, где была правда моей личности, занимает правда моей Души, кото​рая приходит через Вас.

Людмила: Когда вы прошли опыт и увидели, что нижние сакрал-кундалини вызывают смерть, только тогда вы начинаете вопить к Жизни помочь вам, видя реально никчёмность того, к чему вы тайно устремлялись. Тогда вас услышат! Но у вас, повторяю, нет ужаса! У вас есть «мобильность» выживающей личности, живущей максимально рядом с духовными энергетиками.

Сергей: У меня нет ужаса перед нижней жизнью, так как я знаю, что погружение в неё убивает жизнь Души. Я это на себе уже испытал. У человека в воплощении в самом лучшем случае задействуется 5% Души и 95% личности. И обычно мужчина берёт эти 5% как знамя и «идёт в опыт». И как говорил один наш знакомый: «Добрый молодец идёт сражаться с Кощеем, а когда добирается до него, то сам им становится». У меня ужас выпасть из ауры Учителя. Помните, как в сказке баба-Яга давала задания Иванушке. То разбежавшихся лошадей собирать, то зайцев. Она ему в опыт предлагала пойти. (Это уже после того, как он узнал Марью Моревну.) Он не побежал за этими животными, а сел на камень и плакал, так как помнил о Марье Моревне, которую любил. И он получил жеребёнка — видовое соединение со своим женским Духовным Началом. Баба-Яга (как сатурнианское проявление Марьи Моревны) Иванушку проверяла — что он выберет. А так бы ему века за зайцами и лошадьми гоняться...

Людмила: Да, вы всё правильно говорите... Но дело в том, что ваше конкретное энергетическое состояние свидетельствует обратное... Вот некоторые сейчас свои «богатства» деньгами набрали пройдя через взаимоубийства, ненависть, потерю близких, постоянный страх за них, че​рез кровь, исчезновение смысла, друзей, любви, через понижение интересов и т.д. Да, в будущей жизни они деньги в руки взять побоятся, так как получат дикий ад. А вы, которые так себя блюли, ничего не боитесь! По отсутствию покаяния видно, что вы на самом деле ничего не прошли, потому что инстинкт выживания у вас работает в противоположном месте, хотя кормитесь вы Светом, участвуя в Светлой практике. Что же вы думаете, будучи ворами, вы не приобретёте в конце концов опыт «получения по шее и по горлу», когда произойдёт взрыв тайно пережравшего нижнего кундалини?

Сергей: Пусть лучше Канал Учителя прирежет, чем тихо заснуть в каком-нибудь омуте.

Людмила: Кто вас «прирезает»? Вы боитесь только друг друга в группе или в аудитории! Меня вы не бои​тесь — это я точно знаю. Я никогда вас не «прирезала» и не «прирежу» того, кто не хочет быть «прирезанным» как самость. Я просто предупреждаю, что перебравшие Света взорвутся сами... Ну что ж, может, меня поставили на конечное выявление солидных дуг-па? Я готова к любой работе, данной мне Учителем (для меня — это тоже опыт вскрытия механизма чёрных через их так называемое служение Иерархии). Вон с Хьюмом сколько возились. Сам Кут Хуми! И что в результате? Печаль Учителя?

Сергей: Но сейчас я изменился: многие программы ушли.

Людмила: Реальным изменением является только ужас перед «грехом», видовой ужас перед коагулятивными программами. А то, что многие программы «ушли» — вряд ли. Просто вы по-монастырски ушли из ситуаций, где они работают в вас. Зато они обвально проявляются при любом приближении этих ситуаций... Это значит: «умело спрятаться».

Сергей: Программы проявляются обвально, потому что они постоянно под напряжением Вашей ауры, и чтобы им выжить, им надо соединиться с подобным, иначе они умрут от истощения. Но этим они себя сразу легализуют. А когда человек живёт в опыте этих ситуаций, эти программы всегда сыты. Так как аура этой ситуации для них питательна, им нет смысла так истошно проявляться. Они скрыты. И даже если человек меняет ситуацию, он меняет внешние условия, а принцип тайного питания программ остаётся. Но при этом ещё наращивается иллюзия, что ситуация изжита.

Людмила: Всё, что вы говорите — лишнее. Изменений в тонком плане нет... Есть только пожелание не по​терять энергетическую пищу, остаться на «святых» грядках, но исчезновения негативных программ нет... Я вижу наращивание методологического мастерства «выстоять» на кормящей грядке, а домом при этом иметь нижнее кундалини...

Сергей: Да, глубинного покаяния не было...

Людмила: А что такое «неглубинное» покаяние?

Сергей: В момент... действия...

Людмила: Вы в тот момент прятались... Если бы было сокрушение, вы были бы другим сейчас. А так видно, что вы добавочно успокоились из-за приобретения знания, как надо подойти ко мне в следующий раз, чтобы не было «конфликта». Вы и сейчас просчитываете: если этот разговор будет в следующий раз, то как себя вести... Натурального изменения нет, высветленных мест Души не видно.

Сергей: Да, у меня не всегда (при Вашей легализации моей программы) происходит стопроцентное осознавание. Я часто искренне пытаюсь отстоять свою собственную позицию. Я вижу, как некоторые фарисейски соглашаются с Вами, а сами делают противоположное, на самом деле оставляя своё понимание о процессе нетронутым. Часто моё непонимание продлевается надолго, до тех пор, пока зреет Ваше недовольство им. Но в какой-то момент оно рассыпается, так как оно всегда оставалось открытым операбельному Лучу Учителя. Я только сейчас подошёл к покаянию как действительно реальному сознательному деланию в тонком плане. По освобождению себя...

Людмила: За счёт чего?

Сергей: За счёт видения Души. Тот звук, который Вы дали, интенсифицировал видение Души. Я с этой позиции могу ясно видеть эту природу... как бы... не отождествлённой со мной. Я буду углублять это видение.

Людмила: Вы говорите: «только что подошёл к покаянию». А что вы делали десять лет? Вся система видения сводилась к тому, что вы формально (для меня) рапортовали? Скорее всего для того, чтобы я, добавочно открыв вам мистериальные тайны, указала на противоположные иерархическим силы... Собственного, исходящего из опыта непринятия не было никогда.

Сергей: Оно было — очень коротко, и для Вас фактически незаметно...

Людмила: Как бы ни бывает коротко «видение», оно стирает программу, и я вижу, что структуры очищены. Этого не было... Шло усовершенствование, утончение ме​тодологии, как скрыть это. Но «возмутиться духом»? Этого не было никогда... Повторяю, вы утончались в умении удерживаться на «святом месте» как грядке, чтобы не по​терять «пищу». «Ладно, — говорили вы себе, — я ей сделаю  «покаяние», но я-то знаю, в чём тут дело». Если бы вы имели опыт касания с нижней жизнью, и она вам уже не нравилась, вы бы туда не падали, а если и падали, то плакали бы над этим; но от кольцующего опыта вы отторглись, не отторгаясь на самом деле ни от чего: это тонкая изысканная политика «двурогого». Он выходит на Высокое, а то, от чего он «ушёл», не вызывает у него органичного отторжения. Стало быть вся святая «грядка» кормит этот самый мир, откуда вы якобы ушли... Итак, утончённое са​мооправдание и нежелание отходить от «пищи» — вот итоговая картина в тонком плане о вас. Вот механизм воровства! Поэтому я вам говорю: «Вернитесь в опыт, и если вы испытаете действительное отвращение от него, приходите». Между прочим, нас подхватывают и помогают, и кольцуют Духом нижнюю природу только в том случае, если мы в итоге опыта отвратились и призываем помощь...

Сергей: Так ведь помощь и приходит в виде энергии, только когда есть молитва. И всё-таки мне кажется, что Вы мне предлагаете «побегать за зайцами».

Людмила: Вы везде остаётесь изначальным тем же «Я есмь», знающим (как вам кажется) более, чем кто-либо, но остаётесь при чужих «грядках» для Святой пищи... Поэтому ваши «падения» всё более коротки, но всё более эффективны, всё более чёрно-магичны. Прямо лазерное оружие!

Сергей: Всё-таки пока Учитель не устраняет меня из своей ауры, мне кажется, эти падения больше опасны для меня, чем для других.

Людмила: Я видела вашу реакцию на «весенних» баб — вот свидетельство! Я вижу ваше само-любие — вот свидетельство. То, как вы меня сейчас слушаете — вот свидетельство... Я вижу, куда вы легко и тотально опрокидываетесь, и я просила вас проверить, действительно ли там есть сила и смысл! Разве нельзя было всё, что притягивает по-нижнему, проверить и выбрать по достоинству? Но как же?! В самом вашем основании — неверие достоинству Божественного. Поэтому ему вы оставляете сантименты, а вашему Стражу Порога — статус жгучей тайны. Непререкаемую и несокрушимую тайну, которую даже проверить не удостаиваете. «Жертва» у вас, конечно, Богу, а вот «милость» — дьяволу, оттого нижнее «я» не только живёт, но и кормится от Бога. Вы даже в Гималаи убежать хотите, чтобы «грядки» — повыше! Держась за «Спасающую Руку», вы не проверили, действительно ли то, что вас притягивает, «сладкое», и непроверкой оставляете сей сомнительный продукт тайно желаемым, а энергию «Спасающей Руки» отдаиваете на насыщение сего «продукта».

Сергей: В первую весну, когда я только пришёл в группу, Вы ставили мою реакцию на «весенних баб» в при​мер старшим ученикам группы. Я владел своими личностными энергиями, так как только что пришёл из опыта, то есть из ситуации, где все мои змеи были накормлены и ими легко было манипулировать. У Учителя Джуал Кхуула на​писано, что для того, чтобы победить нижние астральные  реакции, им не надо давать внимания, а концентрироваться на служении, и тогда они умрут от истощения.

Людмила: Почему вы «опытом» называете ситуацию, где, как вы выражаетесь, «все ваши «змеи» были на​кормлены»? А было ли вам окончательно гадко?

Сергей: В определённом смысле — да.

Людмила: Значит, вы изжили?

Сергей: Я не понимаю, как можно изжить змею, если всё время её кормить «опытом». Курение изживают, на​пример, тем, что замещают эту вредную привычку более высокой привычкой. Например, медитацией. Я, кстати, так и избавился от курения. Я не ждал, когда оно само по себе надоест.

Людмила: Вернитесь и изживите в подсознании.

Сергей: Я знаю, например, что штанга, то есть энергия  материала — тяжёлая, плотная, но я знаю также, что у меня нет связи с Теми Существами, которые помогли бы мне эту «штангу» поднять, и я не буду «возвращаться».

Людмила: Ага, теперь «штанга»! Вам образ «яда» не по Душе? Значит, всё-таки вы своими падениями пьёте его, хотя знаете, что не надо путать «смертельного яда с причастным вином»?

Сергей: Я «пью» это для того, чтобы это поднять, сделать жизнью, а не смертью.

Людмила: Вы поднимаете?

Сергей: Да, настолько, насколько мне даны Высшие Образы и насколько я с Ними соединён.

Людмила: Значит вы, совершая при самых малых касаниях нижних зон отточенные магии-падения, будете их «поднимать»? Без своего собственного опыта? Без ужаса перед «падениями»?

Сергей: Нет, я имею сейчас более сознательное про​хождение опыта.

Людмила: как это? Издали?

Сергей: Будучи в опыте, это вообще невозможно увидеть!

Людмила: Почему же? Когда вы, держась за руку своей Души или Учителя, подходите к «чемодану» якобы с золотом, открываете его, и видите, что там нет ничего, кроме старого тряпья, — почему это вам невозможно увидеть, что там лежит? Почему это вам надо уходить от «открывания» чемоданов?! Не для того ли, чтобы осталась «свербящая тайна» возможного золота в чемодане?

Сергей: Это неудачный образ с «чемоданами».

Людмила: И всё же, почему, уходя от «чемоданов», вы каждый раз падаете на них в предвкушении «золота», но открывать не хотите?

Сергей: У меня недостаточная связь с Духом!

Людмила: Но вы не каетесь Духовно о падении! как же Он усилит вашу связь? Уж не вмените ли вы Ему это в обязанность? У вас же нет ужаса перед падением вашим, а значит, нет и призыва. Как же Он услышит вас?

Сергей: У меня не может быть ужаса перед «тяжёлой штангой», если я не могу её поднять...

Людмила: Опять о штанге... Но покаяние — и есть ужас перед тем, что ты в итоге опыта увидел как яд.

Сергей: Покаяние есть, но оно недостаточно...

Людмила: Вы, не пройдя честно опыты, не проверив и не изжив «чемоданы», принадлежа к миру «чемоданов», рвётесь в мир света, который якобы обязан вас удерживать. Вам нужно сохранить тайну этого «чемоданного кладбища», посылая туда порции света из нового Мира, так как энер​гии света — единственный источник пищи для «кладбища». Через короткие отточенные магические жесты «соедине​ний-падений» вы спускаете пищу в «кладбище чемоданов». Говорят: «Покайся!» — вы не каетесь, потому что родина — там... Тогда вам говорят: «Вернитесь, посмотрите, что там в чемоданах, и параллельно имейте связь с миром Душ». М​ожет, вы закричите от боли, открыв «чемодан»?! Дай бы Бог!

Сергей: Два раза не кричат! Я уже один раз закричал!

Людмила: Какая фраза! Похоже, вы — вор! Говорят, материя — зло. Нет! Истинны слова Христа в «Апокрифических Евангелиях»: «И добро — не зло, и зло — не зло, а зло то, что между ними».

  Опять о покаянии