"Уже" и "ещё"

2 января, 1986

 

 Людмила: Вчера группа присутствовала при встрече матери и сына. Сын — Коля-Овен 51-го года (год Кота), мать — Весы по знаку и Кабан по году. Пока она жила эту жизнь, она использовала серию возможностей, но к смыс­лу не пришла.

Знаете, как женщины-атеистки смотрят на мир? Они знают, что они рожают, но они знают также, что всё, что они родили, умирает. Они это лучше знают, чем кто-то из мужчин. И у Весов это знание есть (недаром Ангел с весами стоит на страшном суде). Эта мать смотрела на сына и на нас мертвенным взглядом той, кто знает, что только смерть бессмертна.

Когда все возможности социального делателя уходят с элементарным старением тела, остаётся вот этот мерт­венный знающий взгляд матери, которая тебя и родила, и демонстрирует смерть. Ведь земное рождение — это обя­зательная смерть. И она не только это понимает, она это проявляет. Она — это.

А у сына (Овна, тоже Кардинальный Крест), как у всех физических сыновей, была естественная требователь­ность к матери, как к своему временному источнику, вы­пив который, он становится её продлением.

И вот когда сын ещё мечется в мире иллюзорных возможностей по периферии ложной значительности, а мать — уже в центре, который и есть его собственный центр, да ещё гордится перед нею — это смешно и горько. Я этому сыну сказала: «Что ты её учишь, почему ты её делаешь долженствующей и воспитываешь? Ты посмотри, ведь ты ещё имеешь периферийные возможности, а она уже их не имеет. Кто из вас — в лучшем положении? Ты ещё имеешь то, что закончится этим «уже». И более ни­чего ты не имеешь».

Да, она — «уже», а он — «ещё». А что толку в наших с вами «ещё», когда они превратятся в «уже»? Вы пони­маете, в чём трагедия людей? Одних из них — уже нет, а другие — ещё есть. А в чём трагедия матерей, понимаете? Они должны любить сына, так как он — её продление, а она чувствует, что в ней ещё что-то есть, кроме него. Я ви­дела, как она его периодически ненавидела, во-первых, потому что она — «уже», а он — «ещё», а во-вторых, по­тому что он, продлевая физическое, был доказательством её несуществования. А он хамски требовал от неё чего-то, хотя в перспективе имел только одно: в итоге оказаться в её положении.

Наши матери — это показанный нам итог нас самих. И в этом случае нам есть смысл пожить с ними, чтобы ис­пользовать смотрение на себя, чтобы «ещё» смотрело на «уже». Когда близких хороним, мы же о себе плачем! Когда я сидела над гробом мамы в машине, едущей на кладбище, я всё кричала громко как мантру: «Она не этого хотела! Она не этого хотела!» (До этого мы обе с ней были атеист­ками.) Только сейчас я поняла и её любовь, и её ненависть ко мне. «Я тебе всю жизнь отдала», — говорила она мне, на что я легкомысленно отвечала, что я (в свою очередь) всю жизнь отдам своему ребёнку, и она, воспитавшая меня в неверии Богу, ненавидела меня за такой ответ и за то, что я — продление её, которой не будет.

Но это было до её ухода, который невероятно по­тряс меня. Тогда, оглушённая её исчезновением, фактом смерти и своей вины, я, ничего не знавшая ни о молитвах, ни о медитациях, вопила внутри одно: «Если моя Душа останется после меня, отдайте её маме за то, что мы оста­вили её одну — больную...»

Нам есть смысл всегда быть «уже». Тогда, может быть, мы успеем наработать себе спасение?! Тогда наше «уже», наше бесстрастие знающих о смерти сможет пре­вратиться в бесстрастие влившихся в групповой организм. Вас уже нет, но вы — Манасический организм. Единствен­ный для вас выход. Как уж вы его переживёте — разумом, чувством, я не знаю. Всё равно — это выход.

Стать новыми — это выход, хотя это трудно. Ведь нередко вы, например, встаёте утром, вы чувствуете, что была мощная работа вашего высшего сознания. И хоть убей, ничего не помните — ни сюжета, ни Санкции. Что вы тогда делаете? Вы соединяетесь с Учителем, с группой, вы направляете внутрь всё своё внимание и в течение дня становитесь бдительными. Вы следите, что выговорится. (Вполне вероятно, вы заговорите о том, что вам было зало­жено ночью.) Тогда вы расшифруете то или иное Открове­ние, которое, как правило, даётся не одному члену группы, а в параллель — нескольким.

Иногда утром я — в отчаянии. Как в детстве, забыла слово. Не умеешь поговорить с мамой. Не умеешь ещё реагировать на отца. Имена соседей перепутала. Все тебя учат. Вот у меня точно такое же ощущение: я ничего не помню, я ничего не слышала. Я знаю, что новые родные были со мной, а я вот — такая идиотка. Это ощущение совсем маленького ребёнка, который только просит: ну дайте возможность освоиться... Понимаете, в какой мере вы должны быть бесстрастны ко всему остальному, что­бы всё это услышать. В какой мере вы должны отожде­ствиться с групповым сознанием. Если вы внедряетесь в новое эволюционное качество, новые способы телепати­ческого взаимодействия, совсем новые звуки, когда через мантру, через касания передают посвятительную энергию, насколько бережно и тихо надо развивать то, что на самом деле является целью человеческой жизни — его духовное Существование!

Вы что думаете, всё, что я сейчас сказала, я думала сказать хоть за две минуты до этого? Просто как только мы встретились, я раскодировала работу сегодняшней ночи. Я ничего об этом не знала, расшифровка шла сразу. Почему? Потому что был групповой канал. На индивидуальном ка­нале я ничего подобного не говорила.

Надо перейти из жизни — в Жизнь. Реально, как раньше, когда мы переходили из одной организации в другую организацию. Как мы это делали? Наводили «мо­сты», знакомились с нужными людьми, учащали встречи с ними. Одним словом, реально переходя в другую жизнь, были максимально активны.

Но вот имея (как самое драгоценное в жизни) кон­такты с Учителями, Ангелами, Душами друг друга, мы не думаем о «наведении мостов». В ожидании Великого При­хода мы пребываем в безоблачном устойчивом ощущении, что это будет в далёком будущем. Сама реальность ново­го жизненного организма как-то незаметно отодвигается в будущее, реализовать которое мы «любезно предостав­ляем» нашим Старшим Братьям. Тем самым сама Духов­ность, в конце концов, воспринимается нами настолько издали, что становится нереальной. Во всяком случае мы утверждаемся в том, что сами не можем делать её реально­стью. Как удобно: можно верить, предполагать внимание Высших Сил к себе, вести себя ожидающе-смиренно, но пусть Высшие Силы сами «стараются». Но вспомните, что в письмах к Синнетту Учитель Кут Хуми писал: «Адептов не делают — ими становятся».

Недавно вошедший в воплощение ребёнок ещё весьма приблизительно сознателен в контакте со своей матерью. Это не значит, что он — не сын этой матери. Если мы не очень ясно различаем каналы Учителей — это не значит, что мы не переходим реально в новый организм с его новым инстинктом выживания (выживания своей бессмертной части).

«Мистерия» — это не красивый высокий кон­такт с высшими силами, происходящий один-два раза в неделю по расписанию. Наступает реальная Жизнь, в которой вы родились, поэтому вам некогда и незачем об­ращать внимание на горизонтальные мнения и оценки. А вот боязнь, что вас отлично видят ваши новые Роди­тели, ваши Судьи из нового Мира, что вы для них про­зрачны и они могут отвернуться, забыть вас — это для вас становится нестерпимо важным и на это идёт всё ваше внимание.

Тогда как же вы сможете Реальное и Бессмертное, коснувшееся вас как своего, воспринимать в туманных перспективах вашей будущей эволюции (за которую, как вам нередко кажется, Оно и ответственно), а субъекта­ми внимания, страха, учёта оставить окружающих вас существ из «предыдущей организации», откуда вы, по сути, уже ушли?

А почему бы вам не жить вертикально?! Призывать, терпеливо ждать канального ответа, ловить этот ответ или санкцию через свидетельство, прямой ответ или Знак — и исполнять Санкцию?!

Теперь вы понимаете, почему, что бы ни случилось, я говорю вам: «Стоп! Сели. Что произошло? Смотрим! Слу­шаем...» В момент установления Антахкараны мы с вами усиливаем наш взгляд на происшедшее с точки зрения «нового организма».

Раньше было проще. Если церковь — Иоанна Кре­стителя, то Он — везде: на иконах, открыточках, в воз­духе завис от призывных молитв и литургий в его честь. Адресат, помогающий в перемещении в новую Жизнь — заострён. Нам сложнее. Мы не можем ограничиться одним спасающим. У нас много каналов, причём Учителя и Ведущие Ученики Иерархии не пишут нам «писем», как делали Они для Блаватской и Олькотта, не диктуют тексты с по­мощью звука, как диктовали книги Алисе Бейли. Сейчас Они устанавливают астрально-ментальный контакт, что предполагает большее доверие нам. Этот способ контакта Они используют при общении друг с другом.

Я, например, не могу долго думать о Любе. Положим, последний этап её жизни — непригляден. Если вспомни­лось об этом, я помолилась за неё — и отвела внимание. Есть факт, есть законный ответный жест — и всё. Я не за­гружаю свою жизнь ею, у меня нет прокрута на уме того, что не очищает и не обогащает мою новую Жизнь. То есть я в контакте или с вашей Душой, или с Учителем по ваше­му поводу — и только. Это понятно?

Если интенсифицировать своё новое бытие, то ваш интерес к звёздам, например, не будет ограничиваться личностным любопытством. За каждой звездой или со­звездием вы услышите Духовную Сущность, с которой (в зависимости от вашей карты рождения) у вас имеется та или иная реальная связь. Я подчёркиваю: реальная связь.

Общаясь друг с другом, вы общаетесь с Душами, а не личностями друг друга, так как ваши Души принадле­жат Новому Организму как клетки Его тела.

Вот сейчас я разговариваю с вами, но с кем имен­но в вас? У меня есть образ Души — в вас. Есть каналы Учителей, которые пользовали ваши проводники. Вот с Кем я общаюсь! Вы — многоступенчаты, и я общаюсь с Реальным для меня Высоким в вас, непрерывно удержи­вая семеричную медитацию. Личности ваши исчезли для меня. Они не входят в моё осознавание. Поэтому я тут же забываю свою критику, только назвав врага вашей Души и уже не смотрю в эту сторону. Увиден Страж Порога, я дала о нём сигнал, усилила энергетически ваш Манас-Буддхи, но вам (как Душе) сражаться со Стражем Порога!

Выражение «непрестанная молитва» — это и есть говорение с Миром Душ. Может, монолог, может, диалог... Затворник, который в одиночестве и в темноте сидел, имел невероятно богатую жизнь и контакт с огромным количеством Душ, Ангелов, жителей его Новой Жизни. Он не «затворник», а «растворник»! Это личности — за­творники.

  "Уже" и "ещё"