Письмо 109 (ML-78)

 

 

Письмо 109 (ML-78)

К.Х. ~ Синнетту

Получено в Аллахабаде в декабре 1882 г.

 

 Мой дорогой друг! Не обвиняйте меня в безразличии или забвении нашей маленькой спекуляции после того, как я сам её начал. К Чохану с такими «мирскими» делами нельзя обращаться каждый день, и в этом моё извинение за неизбежную задержку.

А теперь мне моим почитаемым Владыкой разрешено послать вам меморандум Его точки зрения о возможностях и судьбах известной газеты297, относительно которой его предвидение было запрошено вашим смиренным другом и Его слугою. Придав им деловую форму, я записал его мысли следующим образом:

Издание нового журнала в таком виде, как он описан, является желательным и, при надлежащем усилии, весьма возможным.

II. Усилие должно быть сделано вашими мирскими друзьями и каждым индусским теософом, который болеет сердцем за благо своей страны и не очень боится тратить свою энергию и время. Это должно быть сделано посторонними, т.е. теми, кто не принадлежит окончательно к нашему Ордену. Что касается нас:

III. Мы можем направлять и руководить их усилиями и всем движением в общих чертах. Хотя мы отделены от вашего мира действия, мы всё же не оторваны от него полностью, пока существует Теософское Общество. Следовательно, несмотря на то что мы не можем руководить предприятием открыто, к сведению всех теософов и имеющих к нему отношение — мы можем и будем помогать ему, насколько это будет осуществимо. Фактически мы уже начали это делать. Притом нам разрешено наградить тех, кто наиболее эффективно поможет осуществить эту великую идею (которая обещает в конечном счёте изменить судьбу целой нации, если будет руководима таким человеком, как вы).

IV. Предлагая капиталистам, в особенности туземным, рисковать (как они, вероятно, подумают) такой большой суммой, надо было бы их специально стимулировать. Поэтому мы полагаем, что вам не следовало бы требовать большего вознаграждения, нежели вы получаете теперь, до тех пор, пока вашими усилиями журнал не будет иметь бесспорный успех, что должно случиться и случится, если я на что-нибудь годен. Следовательно, необходимо, чтобы дело на известное время в глазах будущих акционеров было лишено всего нежелательного. В наше время капитал может быть помещён различным образом, чтобы с небольшим риском или вообще без риска гарантировать умеренные проценты. И для обыкновенного спекулянта имеется большой риск в издании нового дорогостоящего журнала, цель которого — поддерживать справедливые интересы туземцев в тех слишком частых случаях несправедливости (что вряд ли можно доказать вам при обычных условиях, но что будет доказано), которые всегда происходят, когда страной владеют чужеземные завоеватели. Что касается Индии, то эти случаи имеют тенденцию умножаться, по мере того как при конкурсной системе на должности постепенно всё чаще назначаются служащие более низкого социального происхождения, и увеличиваются трения, вызванные эгоистичным возмущением против допущения туземцев на гражданскую службу. Поэтому вам надо было бы предложить капиталистам стимул, что вы будете работать бескорыстно за такое же жалованье, какое сейчас в вашем распоряжении, чтобы сделать их рискованное предприятие более прибыльным, нежели обычно, и что вы будете требовать часть прибыли — в установленном вами размере, с малым изменением — лишь тогда, когда эта точка будет достигнута. Я готов предложить себя самого поручителем, что это произойдёт скоро.

V. Поэтому моё предложение, в соответствии с мнением Чохана, таково: чтобы вы выразили согласие принять упомянутую вами установленную месячную зарплату (с обычными необходимыми личными путевыми расходами, когда вы путешествуете по делам журнала), пока капитал даёт 8 процентов. Из прибыли между 8 и 12 процентами вы получали бы четвёртую часть; из прибыли свыше 12 процентов — половину.

VI. Конечно, вы должны иметь полный контроль над журналом, с некоторыми оговорками, что это полномочие не может быть передано вашему преемнику без согласия большинства владельцев и что оно прекращается, если выявится, что журнал использован против тех идей, для продвижения которых он был основан. Мой почитаемый Чохан и мы тоже думаем, что без нескольких таких оговорок глубоко внедрённые предрассудки и подозрения заставили бы туземных капиталистов, в особенности раджей, колебаться — не из боязни большого риска этого предприятия, но из сомнений в его успешности. Вся англо-европейская общественность теперь потеряла в глазах туземцев свой престиж из-за коммерческих грехов недобросовестных торговых фирм, которые до сих пор нарушали данное местным капиталистам слово; имеются несколько раджей, которые теперь в мрачном унынии смотрят вслед удаляющейся фигуре сэра Эшли Идена*, уходящего с одним карманом, полным никогда не выполненных обещаний, и вторым, нагруженным воспоминанием о нескольких сотнях тысяч рупий, занятых и никогда не возвращённых его друзьям — раджам. В то же время эти оговорки следовало бы так формулировать, чтобы защищать также и ваши интересы. Вы, со своей стороны, должны были бы выдвинуть предложение — добровольное, конечно, — чтобы время от времени в приемлемые сроки было произведено инспектирование книг и документов с целью проверки отчётов, так как ваша личная неприкосновенность не может быть гарантирована всем вашим служащим. Но это не должно уменьшить ваш авторитет в руководстве журналом во всех его отделах.

VII. Будет лучше, если весь капитал будет внесён до начала издания журнала, так как всегда неприятно и затруднительно требовать дополнительных сумм для покрытия первоначальных убытков. Но надо было бы предусмотреть, чтобы суммы, которые не требуются немедленно, были сохранены под проценты и чтобы из доходов журнала был основан амортизационный фонд для непредвиденных расходов. Лишний капитал, так же как и прибыль, время от времени должны быть распределены.

VIII. Обычные контракты и документы сотоварищества могли бы быть изготовлены с самого начала, но сданы на хранение в обоюдно приемлемые, пользующиеся доверием руки, и характер их сохранён в секрете до наступления известного, точно определённого случая. Это показало бы добрую волю с обеих сторон и вселило бы доверие.

IX. Кажется, что никаких замечаний насчёт остальных деталей вашей программы не требуется. Поэтому теперь о другом.

Два или три дня тому назад следующий разговор, или, скорее, выявление независимого мнения, было мною услышано и одобрено, что касается мирского рассуждения. Олькотт говорил с несколькими влиятельными теософами, имеющими отношение и интересующимися нашими будущими журнальными операциями. Ваш коллега и брат, добрый и искренний Норендро Бабу из «Миррор»*, произнёс по этому поводу мудрые слова:

«Из нескольких принцев, которых друзья м-ра Синнетта имеют в виду в Индии, вероятно, ни на одного нельзя было повлиять, чтобы он пожертвовал капитал по патриотическим мотивам. Низам* желает иметь Берар и надеется, что Англия будет к нему так же щедра, как и к Кэтвайо. Холкар* желает получить 100 процентов или, по возможности, близко к этой цифре. Кашмир* боится «C. и M. Газетт» и алчности, которая уже давно жаждет аннексировать его богатую провинцию (на это мой консервативный и патриотический друг А.П.С., конечно, возразит); Бенарес* ортодоксален и пожертвовал бы обильно, чтобы отменить убой коров (но не быков). Барода* — это мальчик с упрямством жеребёнка и пока что без ясного представления о жизни. С помощью надлежащих агентов и благоразумных переговоров эти 500 000 можно (?) было бы собрать, но нельзя сказать, как быстро (особенно здесь прав тот, кто мало или вообще не надеется на нашу помощь)».

Е.П.Б. прислала мне после этого ваше письмо. В случае, если требуется мой совет, я рекомендовал бы:

1) Держать ваших хозяев в неизвестности насчёт ваших фактических шансов, чтобы дать вам выбор делать то, что окажется лучшим. Что касается меня, то я признаюсь вам теперь, что у моего лука две тетивы. Когда новый капитал будет собран, даже в случае если это будет очень скоро, не будет большой разницы, будет ли ваша газета начата этой зимой или позднее, пока вы находитесь во главе «Пионера». Вы были бы у руля до ноября месяца, и тем временем ваши друзья имели бы возможность справиться со своими трудными и деликатными переговорами, и могли бы быть поставлены условия, чтобы вы получили надлежащую часть зарплаты, пока вы завершаете свои дела дома, чтобы начать планируемую работу зимой 1884 года. С другой стороны, если капитал был бы обеспечен вскоре, вы могли бы сдать его под проценты и не делать себе никаких выплат, пока вы не покинете «Пионер». Конечно, если не форсировать события (так как это является нарушением наших законов, за исключением разрешения Чохана), всё это пока является неизвестностью и своего рода дилеммой. Всё же я могу помочь вашим друзьям, и они поймут это очень скоро, как только начнут действовать. Нет, если бы я был на вашем месте, я бы не обещал не издавать другого журнала, потому что, во-первых, вы не знаете, что может случиться; и потом, всегда полезно иметь Дамоклов меч висящим над такими головами, как Раттиган и Уолкер. Они напуганы до смерти — говорю вам. Они могут даже сделать так, что для вас было бы приятно и выгодно продолжить руководство «Пионером», увеличивая редакторские полномочия и жалование, так как они могут скорее позволить себе это, нежели допустить ситуацию, когда вы будете с ними соревноваться, имея 500 000 в своём распоряжении. Что касается целесообразности такого дела, то это покажет время. Я всё ещё придерживаюсь первоначальной программы, как в настоящее время указано. Вы должны быть полным и единственным хозяином журнала, посвящённого интересам моих погруженных во мрак невежества соотечественников. «Индо-британская нация» — это тот импульс, которым я руководствуюсь. Вскоре сообщу больше.

298 Прилагаю письмо, любезно одолженное мне полковником — хотя посылаю без его ведома. Наш друг бесится весьма не-йоговским образом, и Субба Роу прав в своём мнении о нём. Такие письма и ещё худшие будут получены Ч.К.М., С.М. и другими. И это тот же человек, который ещё недавно клялся своим честным словом, что он никогда не повредит Обществу, какое бы ни было его мнение о нас лично. Завершение цикла, добрый друг, самые последние усилия... Кто победит? Кто-либо из Дуг-па, влиянию которых он теперь полностью подвержен и которых он привлекает любым путём и способом, или... Но довольно!

Искренне ваш К.Х.

* * *

297. Речь идёт об учреждении нового издания, о «Фениксе». (вернуться ↑)

298. Последний абзац относится к Хьюму, который, очевидно, писал резкие письма (о Е.П.Б., Махатмах и Теософском Обществе) Ч.К. Мэсси и Стейнтону Мозесу в Лондон. (вернуться ↑)

* * *

«Норендро Бабу из «Миррор»*» – «Индиан Миррор» (The Indian Mirror) – газета, издававшаяся в Калькутте Норендро Натх Сеном. (вернуться ↑)

«Низам* желает иметь Берар… Холкар* желает... Кашмир*... Бенарес*... Барода*»

Низам – правитель княжества Хайдарабад. Хайдарабад и Берар – самое большое по площади «туземное княжество» в составе Британской Индии. Берар – исторический регион в центральной Индии. Холкар – Тукоджирао Холкар II (1835-1886), махараджа Индаура. Кашмир, Бенарес, Барода – названия туземных княжеств, в данном случае имеются в виду правители этих княжеств. (вернуться ↑)

 

  Письмо 109 (ML-78)