Письмо 79-В (ML-20C)

 

 

Письмо 79-В (ML-20С)

К.Х. ~ Синнетту

Получено в Симле в августе 1882 г.

 

Исключая то, что он постоянно употребляет термины «Бог» и «Христос», которые, взятые в их эзотерическом смысле, просто означают «Благо» — в его двойном аспекте абстрактного и конкретного, и ничего более догматического, Элифас Леви ни в каком прямом противоречии с нашим учением не находится. Это опять соломинка, которую выдуло из стога сена, и обвиняемая ветром; но она принадлежит всё той же копне. Большинство тех, кого вы можете назвать, если хотите, кандидатами в Дэва-Чан — умирают и возрождаются в Кама-Локе без воспоминаний, хотя (и именно потому) они получают кое-что из них обратно в Дэва-Чане. Нельзя назвать это полным воспоминанием, но лишь частичным. Едва ли вы назовёте воспоминанием один из ваших снов. Некоторые особые переживания или происшествия, в узких пределах которых вы найдёте несколько людей — которых вы любили больше всего, бессмертной любовью, только это святое чувство выживает, и — ни малейшего воспоминания о каких-либо других событиях или сценах. Любовь и Ненависть — бессмертные чувства, единственные выжи ва ющие в крушении Йе-Дхаммы, или феноменального мира. Представьте себя в Дэва-Чане с теми, кого вы, может быть, любили такой бессмертной любовью, на фоне знакомых туманных представлений, связанных с ними, и совершенное отсутствие воспоминаний относительно всего другого, касающегося вашей внутренней, общественной, политической, литературной и светской жизни. И тогда перед лицом этого духовного, чисто созерцательного существования, этого неомрачённого блаженства, длящегося пропорционально силе чувств, создающих его, от нескольких лет до многих тысячелетий — назовите это «личным воспоминанием А.П. Синнетта», если вы это можете. «Ужасно однообразно! » — вы можете подумать. Нисколько, — отвечаю я. Разве испытывали вы монотонность, скажем, во время такого момента, который вы считали тогда и теперь считаете, как момент высочайшего блаженства, которое вы когда-либо ощущали? Конечно, нет. Тем более не будете испытывать его там, в этом прохождении в Вечности, где миллион лет — не дольше одной секунды. Там, где нет осознания внешнего мира, не может быть распознавания для обозначения различий. Потому нет ощущения контрастов, монотонности или разнообразия, ничего, одним словом, вне этого бессмертного чувства любви и симпатического влечения, семена которого заложены в пятом принципе; растения их пышно цветут вокруг и внутри четвёртого принципа, но корни его должны проникать глубоко в шестой принцип, чтобы пережить низшие группы.

А теперь я предполагаю убить двух птиц одним камнем — ответить на ваш и м-ра Хьюма вопросы одновременно. Запомните оба, что мы сами создаём наш Дэва-Чан также, как и Авитчи, находясь ещё на Земле, и большей частью — в течение последних дней и даже моментов наших разумных и чувствующих жизней. То чувство, которое наисильнейшее в нас в этот важный час, когда, как во сне, события долгой жизни до их мельчайших подробностей проходят в строгом порядке в несколько секунд в нашем видeнии (это видeние наступает, когда человек уже объявлен мёртвым, так как мозг из всех органов умирает последним), — это чувство сделается создателем нашего благоденствия или горя, жизненного принципа нашего будущего существования. В последнем мы не имеем истинного бытия, но только временное, мимолётное существование, продолжительность которого не оказывает влияния, так же как и не имеет следствий и отношений к этому бытию, которое, как и каждое следствие преходящей причины, будет таким же скоротечным и, в свою очередь, исчезнет и прекратится. Действительное, истинное, полное воспоминание наших жизней придёт лишь к концу малого цикла — не ранее. В Кама-Локе те, которые удерживают свою память, не будут наслаждаться в великий час воспоминаний.

Те, которые знают, что они мертвы в своём физическом теле могут быть только Адептами или колдунами, и они являются исключением из общего правила. Как те, так и другие, будучи «сотрудниками с природой» в её работе созидания и разрушения (первые — на благо, последние — на зло), являются единственными, которых можно назвать бессмертными — конечно, в каббалистическом и эзотерическом смысле. Полное, или истинное, бессмертие, означающее безгранично осознающее бытие, не может иметь ни перерывов, ни задержек, ни остановок в самосознании. И даже оболочки тех добрых людей, страница которых не окажется отсутствующей в великой Книге Жизней на пороге Великой Нирваны, даже они обретут свои воспоминания, или кажущееся самосознание, только после того, как шестой и седьмой принцип с квинтэссенцией пятого (последний должен предоставить материал даже для этого частичного воспоминания личности, которое необходимо для объекта в Дэва-Чане) — перейдут в состояние нарастания, не ранее. Даже в случае самоубийц и тех, которые погибли насильственной смертью, сознание требует некоторого времени на установление нового центра тяготения, и чтобы развить, как сэр У. Гамильтон* сказал бы, своё «надлежайшее восприятие», отныне отличающееся от «собственного ощущения».

Итак, когда человек умирает, его «Душа» (пятый принцип) становится бессознательной и теряет всякое воспоминание о вещах внутренних, так же как и внешних. Продолжается ли его пребывание в Кама-Локе лишь несколько секунд, часов, дней, месяцев или лет, умер ли он естественной или насильственной смертью, случилось ли это в его молодые годы или в старости, было ли Эго добрым, злым или нейтральным — сознание покидает его так же внезапно, как пламя оставляет фитиль, если на него дунуть. Когда жизнь удалилась из последней частицы мозговой материи, его познавательные способности исчезают навсегда, его же духовные силы мышления, созерцания и волевые (все те способности, одним словом, которые не врождённые и не приобретённые органической материей) — исчезают на время. Его Майяви-Рупа часто может быть явлена в объективности, как в случаях привидений после смерти. Но, если только оно не проявлено со знанием (скрытым или потенциальным) или благодаря интенсивности желания видеть и явиться кому-нибудь, пронёсшегося в умирающем мозгу, появление это будет лишь автоматическим. Оно не будет вызвано каким-либо симпатическим притяжением или волеизъявлением, так же как отражение человека, проходящего случайно мимо зеркала, не вызывается желанием последнего.

Объяснив таким образом положение, я подытожу и опять спрошу: почему утверждается, что то, что дано Элифасом Леви и проповедуется Е.П.Б., находится в прямом противоречии с моим Учением? Э.Л. — оккультист и каббалист, пишущий для тех, кто знает элементарные принципы каббалистических догм; он употребляет специальную фразеологию своей доктрины, и Е.П.Б. поступает так же. Единственная ошибка, в которой она виновна, заключается в том, что она не поместила слова «западная» между двумя словами «оккультная» и «доктрина» (см. третью строчку в примечании редактора). Она фанатик в своём роде и не в состоянии писать с чем-либо, похожим на систему и спокойствие, и помнить, что обычная публика нуждается во всех тех понятных объяснениях, которые ей самой могут казаться излишними. А так как вы собираетесь сказать: «Это также относится и к нам, и вы, кажется, весьма об этом забываете», — я дам вам ещё несколько пояснений. Как сказано в заметках на полях октябрьского «Теософа», слово «бессмертие» имеет для посвящённых и оккультистов совершенно другое значение. Мы называем «бессмертием» лишь Единую Жизнь в её мировой совокупности и полной, или Абсолютной, Абстракции; то, что не имеет ни начала, ни конца, ни перерывов в её беспрерывности. Приложимо ли это определение к чему-либо другому? Конечно, нет. Потому древние Халдеи имели несколько префиксов к слову «бессмертие», один из которых греческий, редко употребляемый термин — пан-эоническое бессмертие, начинающееся с Манвантары и кончающееся Пралайей нашего Солнечного мира. Оно продолжается эон, или период, нашей «пан», или «всей природы». Бессмертен, следовательно, тот, кто в пан-эоническом периоде бессмертен, чьё определённое сознание и познание своего «Я», в какой бы ни было форме, ни в какое время не подвергается разобщению ни на секунду в течении периода жизни его «Я». Эти периоды многочисленны, и каждый имеет своё отличное наименование в сокровенных учениях халдеев, греков, египтян и арийцев, и если бы только они были доступны к переводу (а они недоступны; по крайней мере до тех пор, пока идея, заключённая в них, остаётся непостижимой для западного ума), я мог бы дать их вам.

Достаточно вам знать сейчас, что человек, Эго, подобное вашему или моему, может быть бессмертным от одного большого Круга до другого. Скажем, я начинаю моё бессмертие на этом четвёртом большом Круге; став полным Адептом (каким я, к несчастью, не являюсь), я останавливаю руку Смерти по желанию. И когда, наконец, принуждён подчиниться ей, моё знание тайн природы ставит меня в положение, допускающее удерживание моего сознания и ясное распознавание своего «Я» как предмета для моего собственного размышляющего сознания и познавания; таким образом, я могу избежать все подобные расчленения принципов, которые, как правило, наступают после физической смерти среднего человека. Я остаюсь, как Кут Хуми, в моём Эго во всех видах рождений и жизней в семи мирах и Арупа-Локах до тех пор, пока, наконец, я снова не появлюсь на этой Земле среди людей пятой расы полного пятого большого Круга. В таком случае, я был бы «бессмертен» в продолжении непостижимо длинного периода (для вас), захватывающего много миллиардов лет. И тем не менее при всём этом являюсь ли «я» истинно бессмертным? Если только я не сделаю таких же усилий, как сейчас, чтобы обеспечить для себя ещё подобный «отпуск» у Закона Природы, Кут Хуми исчезнет и может стать м-ром Смитом или невинным Бабу, когда «отпуск» окончится. Есть люди, которые становятся такими могущественными существами. Есть люди среди нас, которые могут стать бессмертными в течение оставшихся Кругов, а затем занять своё предназначенное место среди высочайших Чоханов, Планетных сознательных «Эго-Духов».

Конечно, Монада «никогда не погибает, что бы ни случилось», но Элифас говорит о личных, не Духовных Эго, и вы впали в ту же ошибку (и очень естественно), как и Ч.К.М., хотя я должен признаться, что отрывок из «Изиды» был очень неуклюже выражен, как я уже говорил об этом самом абзаце в одном из моих прошлых писем. Мне пришлось «изощрять свою изобретательность» над ним, как говорят янки, но мне удалось заштопать эту дыру; я полагаю, что мне, боюсь, ещё много раз придётся это делать, пока не покончим с «Изидой». Действительно, её следовало бы переписать заново ради фамильной чести.

А теперь, когда вы прочли возражения по поводу этой весьма неудовлетворительной доктрины — как мистер Хьюм её называет, — доктрины, которую вы должны были сначала изучить целиком, прежде чем приступить к изучению её по частям, рискуя всё равно не удовлетвориться, приступаю к разъяснению последней.217

218Я должен написать м-ру Хьюму на этой неделе, дать ему утешение и показать, что если у него нет сильного желания жить, то ему нет надобности беспокоиться о Дэва-Чане. Если человек не сильно любит или так же не ненавидит, он не будет ни в Дэва-Чане, ни в Авитчи. «Природа извергает еле тёплых из уст своих» — означает лишь, что она уничтожает их личные Эго (не оболочки и не шестой принцип) в Кама-Локе и в Дэва-Чане. Это нисколько не препятствует им немедленно родиться вновь — и, если их жизни не были очень плохи, нет причины, почему бы вечной Монаде не найти страницу этой жизни нетронутой в Книге Жизни.

К.Х.

 

* * *

 

217. Далее письмо содержит пронумерованные комментарии к письмам Хьюма (№79-А (ML-20А)) и Синнетта (№79-Б (ML-20В)), эта часть помещена непосредственно в те места их писем, к которым относился тот или иной комментарий. (вернуться ↑)

218. Продолжение письма после всех адресных и пронумерованных комментариев. (вернуться ↑)

 

  Письмо 79-В (ML-20C)