Дневник Саши Рекуненко

 

17 ноября 1983 года

 Сегодня была лекция у знакомого оперного баса. Некая «астрологиня», как её представил знакомый, говорила о горизон­тальных и вертикальных энергиях в человеке. Рассказывала о системе оккультной медитации по Учению Тибетца. Вся лексика — совершенно незнакомая, хотя состояния психики, которые проявляла эта ­женщина, были знакомы.

Имел неосторожность сказать ей, что «Джуал Кхуул — это чушь», поскольку с юности я изучаю индийские мифы о Кали и ничего подобного в Индуистской Космогонии не встречал. Боже мой, что тут началось! За моё противодействие получил энергетический удар! Женщина (её зовут Людмила), стала резко проговаривать мои личностные программы «великого художника», рисующего богов (довольно точно, к моему сожалению). Уже после лек­ции она объяснила, что не просто называла мои программы тщеславия, а поднимала энергию этих зон вверх, рассредоточивая во мне горизонтальные сгустки.

Я впервые увидел, что меня не хотят уязвить или унизить, а абсолютно безличностно защищают некий Духовный эгрегор. Я нигде не встречал такого, так как обычно за всеми выступлениями моих знакомых скрывалась тонкая самость духов­ного лидера или миссионера. А тут — небывалое: широкое пространство жизненной пульсации пошло на меня, растворило, и, когда я наконец расслабился, ввела в блаженство.

Похоже, я сегодня впервые узнал, что означает восходящая медитация. После лекции я шёл по центру Москвы, будто летел на облаке. Всё вокруг стало живым, светлым, всё будто поддувало, а не стягивало как обычно! Был Свет Бытия пространства, как изначальная Жизнь, питающая изнутри всё и всех!

 

19 ноября 1983 года

Но нет, я не могу быть таким святым! Эта женщина меня загипнотизировала?! Социальный мир устроен по-другому! Мне страшно: она совершенно свободно проговаривала мои самые сокровенные мысли, мечты о духовной женщине, обязательно похожей на Кали. Был момент, когда я узнал в ней как бы своего родственника, приехавшего издалека, но очень близкого и знакомого! Это невероятно и потому пугает. Как могут люди, только встретив­шись, сразу так изначально узнать друг друга? Нет, она меня всё-таки загипнотизировала!

 

10 апреля 1984 года

Вчера прошло пятое занятие в группе Людмилы. Это просто блистательно! Эзотерические доктрины, облечённые в форму практического делания (тем более через знакомые творческие состояния) стали близкими и род­ными.

На этом фоне моя прошлая жизнь, мягко выражаясь, «не выглядит». Постоянное социальное приспособление к недалёким интересам покровителей ради карьеры «великого художника», чтобы обеспечить растущие запросы жены и тёщи. И движущая сила всего этого — тщеславие. Позади два года профессиональ­ной карьеры художника. Я сравнил свои фотографии до женитьбы — и после! Ужас! Я превратился в старика! Я жил с горчичником на сердце, и без кофе не имел сил встать утром, чтобы опять включиться в горизонтальную вымотку социальных достижений. Оживающий на тщеславии гордый художник-мэтр, выпотрашиваемый земной Евой по земному закону взаимопользования.

 

12 апреля 1984 года

Сегодня видел необыкновенный сон: я — мальчик лет семи, голенький, стою на усечённой пирамиде. Надо мною — звёздное ночное небо как хаос космоса. Делаю некое молитвенное усилие — и вдруг хаос ­оживает, и из него выходят Сущности Зодиакальных Созвездий. Пространство (как расстояние) — исчезло. На меня нахлынул шквал, буря энергий. Они входили, разламывая меня. Рядом — Некто огромный в трансформе знакомого оперного певца Дерябина — поддерживал и адаптировал энергии.

Затем ночь сменяется днём. Я засыпаю и сворачиваюсь как эмбрион. Наступает вторая ночь. Я оживаю, и всё повторяется опять. Вторая часть созвездий входит и погружает в Себя. Опять — день, я опять сплю как зародыш.

Наступает третья ночь. Я вхожу на мавзолей. Вокруг — тьма и Космический покой. Ни одного созвездия. Ураганных энергий нет. В небе — огромный чёрный Лебедь. Вижу, как от него по небу идёт Людмила, будто сотканная из звёзд­ной пыли. Чуть поодаль с ней шла Ирина Водолей.

 

13 апреля 1984 года

Разбор параллельных свидетельств на группе. У Людмилы тоже был чёрный Лебедь (кроме него в Космосе никого не было). Изначальная Сущность Пространства. У Джуал Кхуула нашли объяснения. Лебедь — Созвездие, функционирующее на высших планах Космического Ментального Плана, с которого энергия идёт на планетарную Атму. Атма — это «город», или «цари». В русских народных сказках всё заканчивается брачным пиром в царских палатах (на Атме). Это зона Лебедей (белых, вошедших в планетарный Свет проявления). Источник этих энергий — Космический Лебедь (непроявленный). Пушкинская Царевна-Лебедь провела царевича через все препоны нижней Атмы — всё более углубляющуюся зону свах-поварих. И когда дело дошло до того, чтобы найти саму Царевну-Лебедь, вся кольцевая Атма — встала!

 

15 марта 1985 года

Людмила в прямом смысле родила меня, и группа для меня — семья. Всё, что было нормой в социальной жизни, запрещено здесь. Никакой конкуренции, осуждения или недовольства. Даже недобрая мысль о брате может сильно навредить при посвятительной работе. Так жить оказалось невероятно просто и, главное, — духовно комфортно.

Как я мог испугаться Людмилы после нашей первой встречи в 1983 году? Тогда я вошёл в полное недоумение, когда, проведя со мной медитацию-восхождение она вдруг воскликнула: «Господи! Так ведь мы с Вами — старые ­медитативные партнёры!»

Свой выбор я сделал. Бывшая семья сопротивлялась до истерики и подключения социальных рычагов влияния. Но то первое взаимоузнавание с Людмилой сделало своё дело. Я при­нят в группу, и через неделю — мой первый выезд! В Северную Осетию!

 

17 марта 1985 года

Ночное свидетельство у Людмилы. Она видит, что всю группу хотят расстрелять из пулемётов. Но вдруг появляется высокий спортивный мужчина. Похож на греко-американца. Подвижный, быстрый. Людмила рассказывает: «Он схватил всех в любовную охапку и молниеносно перенёс по пространству в далекое безопасное место. Он — сама непреложность помощи, быстрота, вдохновение, радость, что все родные уцелели. Мы все — ликующие клетки Его тела». Рафаил, ­ангел Меркурия, взял группу на канал!

 

25 марта 1985 года

Москва

Я свободен! Уволился из «Художественной гравюры» и отказался от принятия в «Союз художников». Там не могли ничего понять: так долго «подмазывать» кому надо из руководства, и вдруг — сбежать неизвестно куда! Знали бы они, что теперь я обрёл настоящую цель жизни!



26 марта 1985 года

Фиагдон, Северная Осетия

По вызову приехали с Колей в Фиагдон, на базу художников. Перед самым выездом у меня было свидетельство, параллельное со свидетельством Людмилы перед её выездом в Фиагдон.

Сначала вижу: на платформе стоит Некто (трансформа родственника) и, дуя в серебристую трубочку, издаёт звук. Как на убыстрённой плёнке к нему подбегает мужчина американского типа, получает какие-то указания и подходит ко мне: «Что же ты забыл костюм-тройку?!» Тут же ускорено убегает, и возвращается с серым костюмом. Я переодеваюсь. Он: «Никому не говори обо мне!» Людмила говорит, что это Рафаил дал новое «тело»!

Оказалось, что разрешение жить на базе выбили Игорь и Саша Коблов. У Игоря — удостоверение «Союза художников», Саша Коблов ходит счастливый, с «художественной» бородкой. В Орджоникидзе они пошли в художественное училище и познакомились с Асланом, художником и преподавателем (замдиректора училища). Он дал им ключи от базы училища (вроде горно­лыжной гостиницы).

Совсем недавно в Орджоникидзе было убийство на почве давней вражды осетин и ингушей. Осетины — христиане и относят себя к России, а ингуши издревле воевали с Россией. Это и Кавказская война (1815-1856), и их поклон гитлеровцам, за что они потом были высланы в Казахстан как изменники родины вместе с чеченцами. А сейчас рядом с Орджоникидзе есть поселение ингушей и поэтому осетинская служба безопасности тщательно следит за приезжими. Понятно, что наша группа тоже вызвала подозрение у местных властей, так как мы явно не вписываемся в социальные рамки.

Людмила рассказала, что через два дня после того, как они приехали в Фиагдон, нагрянуло местное КГБ. Большие чины в кожаных куртках (негласно, как бы познакомится, но всё было понятно). Игорь взял на себя «труд» пить за всех «наших». С помощью восточных тостов и восхищения перед советским служением восточных мужчин Людмила нейтрализовала их… Они поняли, что мы — свои и расслабились. На своём уровне они правы, честны и прекрасны! Мы — части одного эгрегора, и этот звук они услышали.

Правда, Игорь, напившись, стал им физически кланяться как своим оценщикам, а потом ночью, во сне Людмила видела, что он упал в ноги горскому князю — восточному гордому Асуру.



26 марта 1985 года

Фиагдон, Северная Осетия

Сегодня — касание Учителя Сераписа! Было восхождение на гору, через город Мёртвых. Это давно оставленное селение, где все жители умерли от чумы. Людмила попросила всех заглянуть в полуразрушенную башню, куда складывали трупы. С тех пор всё осталось нетронутым! Мы видели гору человеческих скелетов среди развалин. Это было касание Мистерий Смерти как осаждение на группу события начала февраля в Москве, когда у Людмилы происходило заклание индивидуальной души.

Наверху нас застала буря. Мокрый снег, плотный туман — полная изоляция от физического мира. Пережидали в пещере. И вдруг — резкое очищение неба и яркое солнце! На спуске — сразу три радуги! Никогда такого не видел! Общее ликование от подарков Сераписа! Впервые хором поём советские песни.

 

  Дневник Саши Рекуненко