Изначальная точка

8 декабря, 1985

 

  Людмила: Когда, казалось бы, вся самостная структура в человеке уничтожена, вдруг появляется «восьмый, из числа семи» — это синтез всех уровней зверя. Вообще личность исчезает уже при полноте семёрки, а восьмой (то есть голова) — это нечто уже почти иллюзорное. Но оно ещё является! И этот восьмой, который «был и нет его, и явится и пойдёт в погибель» — это то, что якобы реализовалось как полнота чёрного кундалини, но только «на час», после чего кольцовка «Белыми» происходит окончательно.

Саша Близнец: То есть не может быть нижнего кундалини с объёмом Отца?

Людмила: Конечно! В конце процесса, в полноте тождества с Отцом уже нет двух кундалини в структуре. Там белое не может перевернуться в коагулят, потому что все недостаточные и самовеликие напряжения исчезают. Бытие Отца вбирает в Себя самую плотную структуру — кундалини, и встаёт Кольцо!

Справа от Богородицы в «Страшном Суде» — десять человек. И по левую руку от Христа — десять человек. Слева — цари, которые «примут власть со зверем на один час …и пойдут в погибель». Когда напряжение двух полярностей только нагнетается, идёт борьба. Но когда процесс закончен, и двух уже нет, встаёт кольцевой Сатурн, то есть полнота. А то, что «на час» — это значит, что в любом процессе есть часовое господство «чёрных», когда им кажется, что они выиграли. Вот тут-то их и вбирают окончательно!

Люба: Мне Ура рассказывала, что ей в свидетельстве разорвали живот какие-то двое — цари.

Людмила: Это было её параллельное со мной свидетельство. Я тоже видела этих двоих, только как Владык Кармы. Они пришли, посмотрели и ушли вместе с Сатурном-Отцом. Для неё же Они явились убийцами (так уж она воспринимает эту мощь). Ведь и осенью в «Рождённая тобой — Тебя рождаю», когда был ход на крест, я тоже принимала Мужа. Там всё время шёл созидательный процесс рождения. «Муж» как бы «нападал», мощно внедряясь, а получалось созидание. «Нападение» шло как энергетическая дотация. Я же с абсолютной отдачей принимала её и поднимала через отдачу. Шло рождение, то есть восьмеричное взаимодействие. Горизонталь постоянно переводилась в вертикаль. А Ура пошла на гибель… И не есть ли её случай процессом уничтожения зверем блудницы? Блудница ведь «напоена кровью Святых». Она тоже проходила все лестничные зоны до того, как стать блудницей (но накапливала внизу, на кундалини). Но безответственный поэтапный выбор не того направления возможен только до тех пор, пока процесс не дойдёт до кундалини.

Ася: На картине «Страшный Суд» есть одно интересное существо, стоящее за спорящим с ключами. Видите? Якобы благоговейный (на четвереньки встал). Я вспоминаю свидетельство, когда за Игорем сидели трое чёрных, помните? Один подошёл к нему и говорит: «Ты скажи — Асенька, Асенька — она и останется!» Это вот этот тип. Он включает лесть, жалкость, он врёт, он дезориентирует.

Смотрите, он спрятался за ногами у спорящего, на уровне его кундалини. Видите? Вот он — в зелёном! А спорящий спорит. Ожесточённо спорит.

Последние два дня шла работа с этим типом через Игоря. Вот он! Шкуру держит. Этот кундалинник идёт по линии нижнего Сатурна.

Людмила: Да! Это — тайна смерти, это тайна Сатурна. Но на этом этапе Сатурн открывается нам как положительная сила Отца. Не Мужа, а Отца. Сатурн — бесстрастен, он как бы без отношения. Но высшая сила Сатурна, ­которому Венера-Тара предшествовала в видениях, проявляется через их соединение. Бесстрастие и мощь — с одной стороны. И нежность, точность, ясность и жем­чужность Тары — с другой.

Недавно во сне я видела Дерево Боддхи на фоне Неба. И Солнце разбилось на тысячи капель. И каждая капля была сущностной и блистала солнечным эфиром. Это был ход к Солнечному Логосу…

Обычно с Сатурном связан страх перед конечной точкой — смертью. Вообще-то этот страх естественен. Посмотрите: на его преодоление нужна сила Солнечного Логоса, чтобы точно симметрично встать. Это сила треугольника Сатурн-Венера-Земля. Сатурн — Отец, Венера — драгоценность в лотосе. И само Солнце, которое их питает. Из этого соединения выход идёт на Сириус. И тогда пропадает страх. И вместо этого напористого типа остаётся только «хламида монады» — шкура в левой руке. Видите? В руке — пустая шкура, личностная оболочка.

Это существо можно победить энергией пребывания: «во всех точках, но нигде нет круга». Войдите в это состояние! Вот это светоносное солнечное сияние. Полное Дерево Боддхи. Это звучное, лучезарное, интенсивное бытие. Если вам сложно будет самим пройти, то пройдите через меня.

Нижнее кундалинное скоагулированное существо может победить София. Так называют христиане женское существо Драгоценности в Лотосе. По уровню это — сердце Атмы. Следующая Её ипостась это «София-Премудрость, построившая себе дом». Это витальный подплан Атмы. Вначале Она — «София — Матерь Ангелов», сидящая на престоле, а потом, когда Она возносится к Отцу, Она уже — «София, построившая себе дом».

Любовь: Вот, я нашла икону — «София-Премудрость, построившая себе дом».

Людмила: Да, похоже. Это дом, который во сне мне показал Сатурн, дом моего детства… Там были два Владыки Кармы в виде пенсионеров, а Отец уходил куда-то… Любимый, красивый. Это Сила, которая взаимодействует с кундалинной нижней мощью как с противоположным полюсом.

Сегодня утром открылось, что когда Блаватская «умерла», она вошла в молодое существо. Вчера строчка из Ледбитера о том, что Блаватская, умирая, перешла в другое тело, вспыхнула новым качеством реальности (это тоже связано с Сатурном).

Любовь: И у Джуал Кхуула написано, что она перешла в уже готовое тело.

Людмила: Да, мне всё это показали. Как Дом, как Отца, как некую единую линию развития одного типа опыта. Может быть так, что это молодое существо, взяв итог работы Елены Петровны в 1891 году, прошло дальше, и в наши годы, когда мы рождались, ему было примерно семьдесят лет. Здесь оно могло перейти в свой следующий тип опыта, то есть в новое воплощение. Здесь именно кундалинное продление: отец, дом. Когда в свидетельстве я оказалась вместе с Отцом-Сатурном, и эта женщина появилась (которая «хочет читать Блаватскую») — это всё не было новым. Оно было повторным.

Сейчас ваш групповой состав — это люди, которые работают не одно воплощение. Вместе вы — давно. Возьмем, например, мистера Хьюма, старого «сотрудника» Блаватской. Тот факт, что Игорь Алексеевич, прочитав все «Письма Махатм», был в восторге только от одного Хьюма, неудивительно… Вся группа в то время работала в Европе. Поэтому, когда мне было шесть лет и меня повезли в Берлин, у меня было ощущение нежелания возвращаться в эти плотные европейские структуры! Будучи маленькой, я переживала это нежелание по-взрослому. Видимо, эти наши воплощения были запланированы в России. У всех у нас.

 А теперь мне хочется вернуться к теме «изначальной точки». Когда в 1966 году мне делали операцию (мастит), и (как потом говорил врач) я попала в клиническую смерть, я видела, как, пролетев долину смерти, я вонзилась в зону разорванной восьмёрки. (Разорванная восьмёрка — символ дьявола. Тогда как неразорванная, полная восьмёрка — символ Христа). Вырываясь из одной полярности, я кидалась в другую — через разорванный восьмеричный прокрут. В пределах одной полярности я кидалась в первую — и обратно. Там возвращалась назад — и так далее. Как если бы в одной полярности было слишком жарко, а в другой — слишком холодно. От «слишком холодно» — к «слишком жарко». И наоборот…

И всё-таки это было не так страшно, как то, что случилось в 1980 году. При операции под наркозом я оказалась в неподвижности, как бы в центре вселенной и совершенно одна. Навсегда одна! В безысходном одиночестве. Это было страшнее «разорванной восьмёрки». Это была вечная замкнутость на себе… Под наркозом я оказалась как бы… в центре вселенной. Уже не было двух состояний: слишком жаркого и слишком холодного. Я оказалась неподвижной, вечно замкнутой на самой себе и находилась в бесконечном, безысходном одиночестве…

Людмила: А ровно через год, в 1981 году «органы» подстроили мне «несчастный случай»: падение с лестницы на Пхие… (Вы знаете об этом). После этого я тоже попала в центр сознания, но какого?! Я познала Нечто Невероятное и Прекрасное! На что бы я ни обращала внимание, я была… внутри этого человека, внутри этого явления, даже внутри этой вещи… Я была во всем и всё — во мне! Я одномоментно была везде! И тогда я поняла, что только безысходность «точечного» сознания лежит в основании всех наших адовых состояний.

Дина: Помните, вы тогда проводили параллель между центром сознания и индийской Йогой — Самаямой. Вы читали об этом лекции, но потом был приказ прекратить: «Людям это рано».

Людмила: Да. Когда говорится о индийской Самаяме, то имеется ввиду, что все явления, события, люди имеют своим центром Единое Сознание, для которого наши личностные природы являются периферией. Оно едино для всех, поэтому, если я отождествляюсь с Центром Сознания, то я могу «приказывать» любой своей периферии. Я — центр всех вещей. Но эта высшая Йога предполагает наличие тела Атмы у практикующего, что очень большая редкость. Христианские эзотерики называют этот уровень сознания Мировой Душой. Это то, о чём говорила Блаватская: «Ты — в центре, центр — везде, а круга — нет».

Ася: А Игорь сейчас — сплошной точечный центр, который есть, и который борется за своё выживание. По-моему у него наступил предел самосознания «Я есмь», которое находится только в своей собственной точке.

Людмила: К сожалению, это кончается сумасшествием. Если сознание зафиксировано в точке, то это не «ты — везде, а круга — нет», а наоборот — «круг — есть, ты — не везде, а в одной точке безысходности». К сожалению, этот принцип выживания сейчас повсеместно введён в сознание людей: выживание семьи, выживание нации — выживание, выживание, выживание! Выжить физически и социально, конечно, надо, но не эта ­точка — царь процессов.

Саша Близнец: Мы сегодня об этом в «Откровении Иоанна» читали! Там — земные цари, на которых сидит блудница. А зверь с десятью рогами и семью головами — это их суммарное кундалини.

Людмила: Да, но вот что важно — ни один из предыдущих царей и ни одна структура не названа зверем, кроме последней.

Саша Близнец: Значит, весь этот «визг» Игоря, когда касаешься этой последней точки в нем — это конечное выживание всех личностных зон, объективизированное во всеобщем выживании на Земле.

Людмила: Да! Мы, конечно, должны выжить в физическом, астральном и ментальном телах. Мы обязаны за ними следить. Но я повторяю: нельзя делать эти планы царём!

Саша Близнец: Скажите, а кто это те, которые «удивятся зверю»? Вот в «Откровении Иоанна» сказано: «…и удивятся те из живущих на земле, имена которых не вписаны в «Книгу Жизни» от начала мира, видя, что зверь был и нет его, и явится и пойдёт в погибель».

Людмила: Вот это удивление зверем, чем оно «удивительно»? А тем, что «живущие на земле» удивились! До тех пор, пока мы не распознаем зверя в себе самих (как собственный коагулят самости на кундалини) и будем ему «удивляться», мы не победим его в себе. Если и удивляться в этом случае, то только собственной глупости — лишить себя возможности быть вписанными в «Книгу Жизни»!



 

  Изначальная точка