Освоение Зон

7 августа, 1985

 

  Людмила: Мне сегодня хотелось бы порассуждать об освоении зон. Начиная с освоения кундалини. Оно идёт по подпланам снизу — вверх. Я могу сказать, что касание кундалини у меня было в снах под наркозом, когда я проходила Долину Смерти. Я её прошла и попала к Дьяволу. Это были два глаза, два поляризованных фокуса силы, между которыми были отношения разорванной восьмеричности: прыжки из горячего — в холодное и обратно. Это было истошное, измученное, не могущее вырваться из самого себя состояние, и я чуть было в нём не осталась, но меня вернули назад. Это случилось, когда мне делали операцию (мастит). Мне тогда сказали, что я умирала, но меня реанимировали. Потом (при ещё одной операции в восемьдесят первом году) я так же точно «ушла». Прошла Долину, но оказалась как бы в центре Мироздания. (Я об этом много раз рассказывала, особенно в связи с Блаватской). Я была в этом центре, но я и была этим центром, и больше никого не было. Я была в полном одиночестве. Оно не было раздвоенно-безысходным, но оно было окончательно одиноко, зафиксировано само в себе. Хочу Вам сказать: это чудовищное переживание! Ледбитер его называет «состояние Авидьи», в которое человек попадает перед определённым Посвящением. Он — один, он — в точке. Это — точка в точке, предел безысходности и одиночества. И никого, и ничего нет, кроме этой точки «я».

Через несколько месяцев после этого ночного события случилось так, что я упала в горах с высокой лестницы и, потеряв сознание, «уходила». Но, уходя, как-то выстояла, согласившись на умирание (то есть на раскодировку этой точки), и вдруг восчувствовала, что я — во всех точках Бытия. Чувство отождествления себя с точкой (как центром) здесь расширилось за счёт того, что эта точка, ­оказывается, была везде и во всех. Я — Это, но Это — во всём! Я единосущна всему, потому что я — во всём… Понимаете? Не лучше других, а единосущна другим. Если идти от периферии в центр Вас каждого, то там буду я, но это будете и Вы. И это — одно и то же!

Я думаю, что все эти эпизоды происходили на плане чистого кундалини. Я просто туда попадала, и тогда одномоментно оказывалась центром всех. Это и было ­освоением этой зоны.

Теперь сакральный подплан кундалини. Он давно осваивался. Это всё, что связано с сексом как смертью, как надругательством над человеческой природой. У меня ощущение, что это недавно закончилось таким аккордовым явлением, как наша поездка в Осетию. Причём Игорь стал негативным представителем этой зоны. Горло-кундалини (художники!) и сакрал-кундалини очень связаны. Там это было и в эпосе, и в элементалиях… Но особенно страшно было касание зоны резиновых обезьян, когда в моём свидетельстве Вы все превратились в танцующих обезьян. Извините, но в этой зоне Вы — танцующие обезьяны. Меня очень низко опустили, в мерзкое грязное болото, где очень трудно идти — всё время вязнешь… Повторяю, там были все вы — и вы стали надо мной издеваться. Вы подходили, я с вами пыталась заговорить, но вы хихикали, гадко танцевали (явно в сакральной энергетике), хотя ничем таким не занимались. Но я должна была всех вас пройти, и каждый издевался надо мной. Вы там все были против меня. Но в этой же зоне находился Христос. Он как бы не помогал мне, стоял издали, неподвижно, как будто ждал, дойду я до Него или нет. На самом деле Он спасал меня внутренне, энергетически вытягивая… Я помню, оставалось несколько шагов до Него, и я, еле пройдя их, в изнеможении рухнула Ему на грудь. Тогда Он спас меня. Это — зона сакрального подплана кундалини, и я думаю, что она окончательно закончилась в Рукле, в последний, второй приезд к Максиму, когда я ­ценой невероятных напряжённых действий «отбивала» его от Афгана.

В Руклу из Москвы меня, Асю и Уру провожала Нина Сёмина. Моё чёрное длинное платье принесла к вагону. А ночью, уже в поезде, Ася видела свидетельство, как Нина с Игорем затаптывали меня и её в грязь, в болото, в эту резиновую зону. Из Руклы я ей позвонила. Спрашиваю: «Вы зачем с Игорем нас «топчете»?» А она изумилась абсолютно непосредственно: «Откуда вы знаете?»

Знаком победы над этой зоной было ночное свидетельство о паре, которая (помните?) раньше всячески вредила нам в тонком плане в Осетии (чего стоило только вечное желание нижней женщи­ны обязательно поставить мне на руку резиновую печать), а теперь здесь, в Паланге, в моём свидетельстве они отдали нам «ребёнка»… А являлась эта зона в течение всей жизни. Там суммирован весь садизм, всё сладострастие — жуткая зона. Сколько раз я видела её в людях!

Саша Вулкан: Знаете, говорят о цветных снах, а сегодня был сон — фейерверк по яркости. Ослепительно-яркий! Некая женщина-журналист (одновременно фотокорреспондент), фотографирует небезызвестного «знахаря» Дерябина. Он для съёмки приглашает какую-то женщину, и они начинают танцевать… Это была разновид­ность танца Шивы, но издевательская разновидность, совершено обезьянье изгаление! А потом я смотрю фотографию и оказывается, что это — новейший тип съёмок, где фотографирование длится пять-шесть секунд, и на фото потом фиксируется этот как бы отрезок киноплёнки, прокручивается небольшой эпизод. Они танцуют, и я вижу все их изгаляющиеся «па», смотрю на фото, а там — не они! Там — пара светоносных Ангелов! Потрясающе! И фотография как фейерверк! И зона — закольцована!

Людмила: Теперь — витальный подплан кундалини. Эта зона тоже была представлена в течение всей ­жизни. И сейчас… в Осетии. Все эти войны человеческие. Помните разговор в Алагире? Этот разговор, я надеюсь, был освоением этой зоны. Против войн, против мужской агрессивной самости. Он был такой силы! Он как бы перетряс все «ящики с патронами» в мире, хотя тогда я ещё не знала, что Максим попал под отправку в Афганистан. Потом вся эта история боя за Максима в его военной части в Рукле… Судя по тому, что Рукла «осела», эта зона тоже освоена.

Саша Вулкан: Я участвовал в этом проговоре в Алагире. Он для меня имел невероятнейшее значение. После него я ощутил такое единство с Вами, которого никогда не ощущал. Как говорится, «до глубины Души»…

Дина: То есть до кундалини! У меня тоже есть ощущение, что мы все с Вами по кундалини прошли. Мы «побеждали» кундалинные зоны. И Солнце с Вулканом (я — как Лев, Саша — как Вулкан) влились в Вас на зоне кундалини! Я права?

Людмила: Пожалуй, да!

Дина: А скажите, не был ли «Брак с Кузнецом» освоением сакрала-кундалини? Потом тоже были касания этой зоны, но можно ли сказать, что освоение уже было в этом Свидетельстве? Там же был Брак! И мы тогда поехали в Осетию! А значит, астрально всё уже было решено, астральная победа уже была!

Людмила: Я с вами совершенно согласна. Более того, я думаю, если Отец, Санат Кумара, был так близко в событии Брака с Кузнецом, то — насколько же это серьёзно! Это был Высший сакрал Атмы, который окольцевал нижний сакрал-кундалини, и это нам позволило выдержать все трудные испытания.

На следующий год после падения и попадания в кундалинный подплан кундалини, было интенсивное общение в астрале с Джуной через знакомого Чижкова, ­который обожал её и всячески обхаживал вниманием. И хотя я её никогда не видела, мне приснился сон, что она меня зовёт, и я светоносной девочкой-искоркой долго-долго спускаюсь вниз по винтовой лестнице в глубокое подземелье, в зону сплошного камня, и она там сидит, и её освещают прожекторы. (Потом я узнала, что её снимали в фильме). И я увидела, как её длинные руки ко мне тянутся, но без злобы, так как она — восточная женщина, и у неё нет витального ариманического зла. Я прижалась к камню, но не из страха, а из доверия к камню (есть у меня такое)… И её стало разворачивать от моего взгляда, хотя я просто смотрела на неё. Она повернётся — её отворачивает, опять повернётся на меня — её опять развернёт. Это была зона кундалинного подплана кундалини.

В этот же год были обильные лекции по поводу чёрных магов в Москве, где я без конца ударяла по Борису Расплетину, которого наши «коллеги» очень поощрили и раскрутили на работу с энергетиками. В семидесятых годах он вёл довольно сильную группу женщин-оккультисток, но в 1976-78 годах вошёл в невероятную самость, и на этой почве сошёл с ума.

Но вернёмся к «дням сегодняшним». Меня интересует, почему Саша Вулкан «привёз» нам из Москвы астрал Уры. Только «закрыл» канал жены, как «прилип» астрал Уры. У Саши Коблова – тоже проблема с видовым распознаванием женщин, поэтому придётся обоим провести три дня в Паланге и вернуться через три дня к обеду.

Саша Вулкан: Мати! За что?!

Людмила: Не «за что», а зачем! Пройдите по местным кафе, попытайтесь диагносцировать высокомерную пустоту прибалток. Белёсая, холодная «стать» царствующих здесь «призраков» вам поможет перестать сомневаться на их счёт…

Саша Вулкан: Здесь женщины ничего не излучают!

Людмила: Но строго следят за мужской обслугой себя...

Вам надо увидеть новую глубину «материала», чтобы не «порхать» в половинчатых «московских» энергетиках. Должно быть актуальное напряжение. Тогда вся группа, получив новое Кольцо, заработает с более глубоким коагулятом. Вы поняли меня?

Саша Вулкан: Да! Мы уходим.

Людмила: Работаем дальше по Джуал Кхуулу: При Четвёртом Посвящении звучит приказ: «Верни всё наворованное!» Проблема Близнеца решается при этом же Посвящении. Происходит возврат богатства Души — Отцу. Через Распятие Души.

В Фиагдоне был проход по Первому подлучу Буддхи и брался Осетинский эгрегор. И «четвёртый центр», Буддхический план, который осваивается при Четвёртом Посвящении, так или иначе открывался нам. Здесь, в Паланге, пошёл выход на Атму, и зона материала соответственно углубилась. (Буржуазная Литва даёт поле сакрального подплана кундалини). Атма идёт через Сатурн, синтезирующую Планету. Отсюда Её связь с Третьим Лучом — горлом, синтезирующим малые Лучи (атрибутивные). Значит, перепрограммирование идёт по линии Кольца горла-сакрала, проводящего энергию Атмы.

Моё свидетельство: я вижу условный каменный город. Я — с маленькой дочкой. Входим в город. На тёмной ночной площади садимся в «лифт». Он поднимает нас вверх, всё выше и выше. Мы вылетаем из шахты лифта и приземляемся на что-то громоздкое, железное, и я понимаю, что мы сейчас умрем… Дочка (Душа) спрашивает меня: «Что мы будем делать?» Я (тёмная Монадная трансформа) отвечаю бесстрастно: «Мы сейчас будем умирать». И вдруг я вижу, как лифтерша ругает лифтера за то, что лифт сел на её личную машину. И ситуация оказывается вовсе не такой смертоносной, а даже смешной. Я невольно обращаю внимание на лифтера: его лицо, всё более укрупняясь, приближается к лицу лифтерши с таким радостным ­изумлением, будто он впервые разглядел, насколько она (лифтерша) прекрасна! Она так же расцветает лицом навстречу ему — и они, прямо в небе, сливаются — два огромных лица! (Это явно были Престолы и Херувимы соединившиеся в Единого — Серафима!)

Я проснулась, и, продолжая медитацию взаимоотдачи, долго пребывала в Кольце полноты «Лестницы Небесной», где Земля и Небо соединились — в Браке. Под утро я опять заснула и увидела мою умершую маму. Мы пришли к ней с папой (он жив сейчас), но она, видя меня, никак не могла увидеть его (они так долго боролись друг с другом на Земле). Я говорю ей: «Мама, тут — папа!», а она не видит его! Наконец, видимо через меня, она увидела его! И они подали друг другу руки, перекрещивая их. И он целует её руку, а она — его руку! И она ему всё прощает!

Это было воссоединение зон, воссоединение вечных пар! Это была кольцовка с плана Буддхи симметричных ему кундалинных зон! Слава и сила представляли Кольцо! Проснувшись, я много раз повторяла: «Яко Твое есть Царство и сила, и Слава! Отца и Сына и Святого Духа! Аминь!» — пока не заснула в третий раз.

И, наконец — последний сон. Я — распорядитель на свадьбе. И жених с невестой представили мне кукол, одетых в изысканные одежды. Я (как распорядитель) утвердила эту одежку, и они ушли. И вдруг они возвращаются, и одежда, которая была на куклах, оказалась на них самих, сине-зелёные красивые комбинезоны. И я рада, что с кукол изысканная одежда, наконец, перешла на людей, а точнее — «очеловечились» куклы!

Все эти три свидетельства — не просто воссоединение зон или воссоединение пар. Освоение кундалинного плана — вот что было! Уровень Буддхи своим кольцом вбирала коагуляты кундалинных зон.

Люба: И я во сне сегодня видела похожее свидетельство! Я видела сотканное из коричнево-зелёного эфира парное Существо (Отца и Мать), соединяющее Небо и Землю!

Саша Близнец: Невероятно! Сегодня перед пробуждением и я видел женское Существо необыкновенной силы. Причём моё внимание обратили на то, что она была одета в брючный костюм, то есть в мужскую одежду. Более того, цвет был как на иконе «Коронование», коричнево-зелёный. Во весь рост были вышиты два ярких кольца (от плеча — до ног), и справа, и слева. Была акцентирована мужская одежда, хотя это — женское Существо и к тому же невероятно могущественное! И вышивка — как «закольцовка»! Надо же, всё сходится с Вашим свидетельством!

Ася: А я видела, что иду с Игорем по городу. Потом он ушёл кому-то звонить. Не дождавшись его обратно, пошла к телефонным аппаратам, но они стояли пустыми. Меня обманули. И это чувство обманутости, чувство социальной неустойчивости — всё это так нахлынуло… Я стала оглядываться в поисках Игоря и увидела, что на окне второго этажа висит его рубашка. Опять — блуд!

Людмила: А что если в твоём свидетельстве, Ася, Игорь пред­ставлял антизону Высшей Паре — лиф­­тё­ру и лифтёрше?

Коля: Под утро я тоже видел необыкновенное свидетельство, как две женщины приехали в армянскую семью, где шестеро мужчин издевались над одной женщиной. Брали её, насиловали… И вдруг она возмутилась и обрела силы выстоять. Юная восставшая женщина! Видимо это Буддхи кольцует горловой подплан кундалини.

Людмила: Да, я забыла ещё одну деталь! Когда событие с пролётом на лифте закончилось, я проснулась и сошла вниз, что обычно ночью не делаю, и увидела свет у мальчиков в окне. Оказалось, что они заснули, не потушив свечу, что тоже очень странно. Была возможность пожара!

Коля: Людмила ночью нас разбудила, и я вспомнил, что после ухода Серафима Саровского был пожар от ­непогашенной свечи, и это меня почему-то очень развеселило. Интересно, что Вы должны были спуститься вниз по лестнице из семи ступенек, отругать нас, затушить свечу и возвратиться наверх! Магия — налицо!

Люба: Тут ещё важно, что перед тем, как у меня в свидетельстве соединились Мать с Отцом, меня провели в какой-то большой зал, где стояла огромная статуя, и в пространстве прозвучало: «Внемлите, люди, великая блудница побеждена!» До этого два дня шла работа именно с этой зоной, когда мы два раза обедали в кафе, чтобы «изучить» здешних женщин.

Людмила: После двух дней «зондажа», когда мы магически возмутились этой зоной, мы увидели, что она подмяла под себя всех царей, начальников и военноначальников. Мы это окончательно поняли, когда мне (в свидетельстве) показали зону женщин. Все эти женщины были «царственны», «величавы» и дерзки, хотя на самом деле ничего из себя не представляли. Помните, в «Ветхом Завете»: «Вы выступаете гордо, несёте в ушах своих серебренные цепочки… Я оголю срамоту дочерей Сиона!» Такие они были наглые, непонятно почему — самоценные! И вот мой Вечный Любимый, Муж-Отец привёз мне из-за границы много-много красивых одежд. Он был далеко от меня, но очень долго и нежно любил. И вот он сумел довезти эти одежды до меня (а я никогда их не имела). Одежд много, и эти женщины (а их сотни) спрашивают меня, отдам ли я им часть одежд. Я говорю, что конечно, если они попросят. Но когда одежды появились, они их все расхватали, не обращая на меня никакого внимания, дерзко, нагло, отвратительно напяливая их на себя… Мой великий Муж-Отец опечалился и сказал: «Праздника не получилось!» И сел, грустный. И я побежала к этим наглым существам и стала забирать одежды. Я подбегала к целым группам и кричала: «Отдай!» — и они всё до нитки отдавали. Мощный Звук голоса пугал их! Богородческое начало забирало у ­формы то, что она не по праву забрала. Дали дотацию на развитие всех природ, но она всё забрала себе. Эти тайные владычицы Земли, из-за которых ведутся войны (чтобы их модно одеть) были обескуражены. Они веками так нагло вели себя и тут так сильно удивились, что Дух забирает Своё! Их форма и плоть всегда царствовали, сея смерть человечеству!

Потом я вышла на кухню. Там сидели отвратительные чудовища, охранники этих стерв. Вдруг я почувствовала себя Мужчиной, Спасом! И с чувством полной справедливости стала драться с ними! Всех сокрушила! Подошла к последнему, и говорю: «Мне сейчас нужно отвезти все наряды домой, меня ждёт машина, но когда я вернусь, я тебя нокаутирую!»

Мало того! Я вдруг ощутила, что могу прямо сейчас в любой девице «выключить» это проявление наглой плоти! Выключить, как выключают электроприбор. Чем? Кольцевым воздействием энергии сакрального плана Буддхи! Буддхи кольцует их «драгоценные» органы! Скажите, как так оказалось, что над военачальниками, над царями, над вождями стоит блудница, великая тайная царица?!

У меня такое ощущение, что после этого миллионы мужчин на Земле увидят «обман Калипсо». Увидят и возмутятся! Но самое ценное — появятся истинные пары, и их соединения будут уже на другой, более духовной основе, с «лицом — вверх»!

Коля: Да, богатый сегодня «урожай» свидетельств! Саша Коблов мне сегодня утром рассказал своё свидетельство. Он видит лежащего в гробу мужика, и вдруг он встал. Он подошёл к нему и взял его в закрещенные руки, сдавил, и тот побледнел и умер уже до конца. И из него выскочила девушка, светлая, «ромашковая», с веснушками и сказала: «Наконец-то ты меня спас!» — и убежала! То есть из Сáтана — Уранийка вывер­ну­лась и — пошла…

Людмила: А не его ли Душу «с веснушками», Дух освободил от его же личности?

Коля: Возможно так!

Людмила: Это опять «горловая» операция! Горловой подплан кундалини взят горловым планом Буддхи, окольцевавшим его.

В ту же ночь, когда я у девиц все платья забрала, я оказалась в высочайшей, светоноснейшей зоне, где много воздуха и белого (с проблесками солнечного) электрического света! Это — цирк. Меня пропускают изысканно одетые швейцары. Ищу директрису — и не нахожу… На самом деле директрисы цирка там не было, потому что она была пространством! Точнее: я и была директрисой, поэтому эти швейцары с улыбкой спросили: «А как имя директрисы?» Я ответила, что это начальница «Группы форм»…

До этого шли ночные свидетельства, связанные с горловым планом. Я читала лекцию в Большом Театре, а у них подвал загорелся. Потом Родион Нахапетов появился. Он поцеловал мне руку, и я ему сказала: «Ты — мой друг». И так легонько ушла. Словом, шло пространство искусства. Потом пошли вожди, военачальники. Мы с Колей там пытались как-то взаимодействовать как маги… У нас с ним были длинные странные фигуры, и мы наблюдали, как представители разных социальных зон судорожно оттяпывали себе «квадратики» площади для жизни и свирепели: кому — больше, а кому — меньше достанется… Мы же с Колей вели себя абсолютно раскованно, нам было всё равно. Зона Буддхи побеждала зону горлового подплана кундалини! Кольцевала её!

Итак. Сначала было касание зоны искусства. Потом пошли военачальники. Затем — блудницы хотели было украсть наши с вами «одежды». А в конце — ­директриса цирка! Получается, что эти свидетельства представляли Буддхический план, который кольцевал четыре зоны внутри горла кундалини. И как итог — пролёт на ­лифте по всем этажам (по всем подпланам горла), вылет и приземление на машину. И как вставшее кольцо — соединение лифтера с лифтершей! И началось духовное соединение пар по всем зонам…

Люба: В лифте вы «выскочили» на ментал, по-моему…

Людмила: Это был не ментал. Машинная «цивилизация» (мы тут две ночи спали рядом с автостоянкой и всё поняли) это опять горловой подплан кундалини. А лифтер и лифтерша — зона, кольцующая его. Это полнота Буддхи! Престолы и Херувимы (в лице этой пары) соединились, чтобы встал Серафим!

Спас — это горло. Успение — горло. Вливание в руку Максима — тоже горло. Я думаю, что окольцовка зоны горла кундалини горловым подпланом Буддхи началось с того, что я, в Рукле, влилась в правую руку Максима. А закончилось тем сном, где Матерь раздавала мужчинам Богоотцовский импульс, и пары внизу воссоединялись уже правильно, с «лицом вверх». Это же мы видим и на иконе «Успение», где Матерь раздаёт Покров всем мужчинам. Это опять знак окольцевания определённой зоны внутри горла кундалини. Пока мы брали во владение эти энергии, все мальчики видели скрещивание рук. Параллельным свидетельством вставшего кольца Буддхи было Сашино свидетельство с великой Матерью, и Любино свидетельство с воссоединением Матери и Отца. Это всё — Буддхи!

Люба: Неделю назад мне приснился сон как будто я развожу пары по каким-то комнатам. А тех, у кого нет пары, убивают… Там был Саша Близнец без пары, и когда пошла пулеметная очередь, я увидела, как по сакралу и витальности ему вонзились пули.

Саша Близнец: Да! Но в ту же ночь, когда Люба это видела, я видел, что я женился, и мне дали какой-то ключ. А потом мы узнали это событие в иконе, где сидят пять человек, и один из них — с ключом  (см. стр. 349)…

Людмила: В эти дни с нами была Блаватская. Люба видела Блаватскую, которая разговаривала со мной и сказала, что в Тибете — много места, много жилья и «тем же, что и вы, занимаются». А потом спросила, почему мы не работаем на балкончике?

Обратите внимание на наш балкончик! Внизу — коричневый квадрат стены. Вверху — синий треугольник чердака. Там — наша дверь, куда ведёт лестница из семи ступенек. Люба — Сатурн, я — Лев, а напротив нас на небе — Большая Медведица! Лев — Сатурн — Шамбала! Перволучевой треугольник!

Блаватская, абсолютно очевидно, находилась на горле Буддхи. Она там и держит зону. Она, видимо, и благословляла нас и помогала нам, и готова была тоже сдвинуться с места за счёт какого-то нашего продвижения. Я её чувствовала все эти дни. А вот сегодня её уже нет! Сегодня — новое энергетическое состояние. При медитации поток входит не ручейком, как раньше. Над головой появилось эфирное ощущение ещё двух голов. Одна — над другой! В индийских иконах так изображают Брахму. Три головы — вертикально! У Джуал Кхуула в «Космическом Огне», помните: «Третья Творческая Иерархия (образующая Атмический план) называется «Триады», поскольку содержит в себе возможности тройной эволюции: ментальной, психической и духовной. Эти Триады Жизни — три Лица Троицы и составляют цветок предыдущей Солнечной Системы… Они — дарители бессмертия, которые сами «избегают воплощения» и не могут перейти из Логоического эфирного тела в плотный физический проводник».

 

  Освоение Зон